WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В работе показано, что необходимо законодательно зафиксировать тре­бование согласовывать нормативные акты в области экономической политики с ФАС в целях установления их соответствия нормам анти­монопольного регулирования и конкурентной политики. При опреде­лении приоритетов антимонопольной политики следует проводить консультации с представителями государственной власти, отвечающи­ми за разработку мероприятий экономической политики. Среди критериев допустимости ограничения конкуренции, которые целесообразно учитывать и при принятии решений в области про­мышленной политики, были выделены следующие: повышение надеж­ности экономических субъектов, защита прав потребителей, более высокая экономическая эффективность и обеспе­чение устойчивости экономического роста. Активная конкурентная политика предполагает, в том числе, создание системы мониторинга за уровнем концентрации на всех товарных и финансовых рынках с целью своевременного выявления потенциальных антиконкурентных ситуа­ций и предупреждения развития опасных монополистических тенден­ций. Необходима большая открытость конкурентной политики по отношению ко всем участникам рынка: органы, отвечающие за разра­ботку экономической политики, должны изначально принимать во внимание положения конкурентных нормативных актов и целей ан­тимонопольного регулирования.

Автор делает выводы, что эффективное проведение политики демонополизации в рамках фирм и компаний и развитие предпринимательской конкуренции предполагает, во-первых, разработку системы ограничений на слияния и поглощения в межфирменных взаимодействиях, приводящие к повышению уровня монополизации и ограничению конкуренции. Во-вторых, антимонопольная политика государства включает разукрупнение сложившихся предпринимательских монополий, наконец, в-третьих, активно содействует рыночной конкуренции в монополизированных отраслях.

3. Третья группа проблем связана с разработкой интегральной концепции социального управления предпринимательской конкуренцией экономических структур. В настоящее время в условиях глобализации экономики конкурентных преимуществ добиваются интегрированные бизнес - группы (ИБГ), которые являются еще одной прогрессивной институционально-организационной формой управления, способствующей оптимизации конкурентного противоборства крупных корпораций на национальном и международных рынках.

Структура собственности не оказывает явного влияния на показатели конкурентоспособности, инновационной и инвестиционной активности. Вместе с тем анализ показал, что в группе компаний с иностранной собственностью несколько выше доля предприятий, отличающихся высоким уровнем производительности труда и более высокими темпами роста выручки в 2002—2004 гг. (29% по сравнению с 22% в группе, принадлежащей частным российским инвесторам, и в группе, где государство является акционером). Это обусловлено наличием у ИБГ обоснованных стратегий развития и, как следствие, лучшим состоянием производственной базы, более высоким уровнем квалифи­кации менеджеров и персонала.

Согласно результатам обследования, 1/3 предприятий обрабаты­вающей промышленности в России(32%) входит в состав интегрированных бизнес-групп (ИБГ). Чаще это относительно крупные предприятия. Члены бизнес-групп в целом не отличаются ни по одному показателю, характеризующему различные стороны конкурентоспособности.

Вместе с тем в составе ИБГ существует группа компаний (28%), которая демонстрирует стабильно растущую конкурентоспособность. Таких компаний значимо больше, чем в автономном бизнесе. Одновременно в ИБГ значимо меньше доля откровенно «плохих» пред­приятий с низкой производительностью труда, которые теряют долю на рынке (31 против 37% в независимом бизнесе).

Анализ показал, что для предприятий, входящих в состав ИБГ, характерен более длинный горизонт планирования, чем в независимом бизнесе; они в большей степени ориентируются на лидерство в производстве инновационной продукции (39 против 32%), чаще выбирают имитационную стратегию (21 против 17%) и от­носительно реже позиционируются как производители традиционной продукции массового спроса (40 против 52%). Объем инвестиций в основной капитал в рас­чете па одного занятого на предприятиях— членах ИБГ в полтора раза выше, чем у независимых производителей.

Современная фирма представляет собой систему взаимоотношений, возникающую тогда, когда управление ресурсами зависит от предпринимателя и действует эффективный механизм снижения транзакционных издержек, связанный с рыночной организацией контрактов. В рамках фирмы такая организация заменяется сознательным поддержанием пропорциональности.

ИБГ автор определяет как группу компаний (юридических лиц) с общим центром стратегического управления. Эти группы многообразны по характеру специализации, формам связи между компаниями, статусу управляющего центра, масштабам и характеру деятельности. По характеру специализации существует три вида ИБГ: 1) с продуктовой специализацией (горизонтально интегрированные, включающие компании, производящие однородные товары и услуги в различных регионах и странах); 2) с сегментной специализацией (вертикально интегрированные, производящие достаточно широкий ассортимент разнородных по технологии товаров и услуг для определенного сегмента рынка); 3) конгломераты.

В работе показано, что собственность в ИБГ формально отделена от управления, менеджеры выполняют свои функции вне прямой связи с имущественными правами, поскольку вещные права на имущество корпорации, ее активы принадлежат компании как юридическому лицу, а не ее высшим менеджерам. Права акционеров также являются обязательственными, а не вещными, они выступают как инвесторы, имеющие право голоса на общем собрании (по вопросам, входящим в его компетенцию), на получение дивидендов, на участие в контроле за деятельностью корпорации, на продажу своих акций.

Это существенный фактор в конкуренции, так как разделение законодательной (общее собрание), исполнительной (совет директоров и правление) и контрольной власти (ревизионная комиссия) в ИБГ делает ее наиболее устойчивой и демократичной разновидностью организации крупного бизнеса. Не случайно большинство ИБГ представляет собой ОАО в его наиболее развитой форме, при которой существует разделение стратегического (в том числе маркетингового), инновационного, инвестиционного и финансового управления, являющегося обязанностью корпоративного центра, и оперативного производственно-финансового управления, передаваемого дочерним фирмам и другим бизнес-единицам – центрам финансовой ответственности (ЦФО).

В работе отмечается, что главное преимущество ИБГ состоит в том, что планомерно организованное управление в них охватывает не отдельный этап технологического цикла, а весь этот, во многих случаях межотраслевой, цикл - от разработки нового продукта до производства и реализации конечной продукции, обслуживания ее потребителей, обучения кадров, авторского надзора, утилизации отслуживших изделий. ИБГ, берущие на себя обслуживание целого сегмента рынка, становятся мезоэкономической структурой, средним звеном управления, способным не только оперативно учитывать, но и формировать спрос, уменьшать остроту рыночной конкуренции, лучше приспосабливаться к «новому хаосу», создаваемому в глобальной экономике быстрыми сдвигами в потребительском спросе и технологиях.

Автор отмечает, что становление и развитие ИБГ в постиндустриальную эпоху предопределено рядом факторов:

  • глобализацией экономики, делающей необходимой совместную разработку и кооперирование производства и сбыта продукции предприятий многих стран, действующими на одном сегменте рынка;
  • информатизацией, позволяющей оперативно учитывать и прогнозировать спрос и предложение на мировом рынке, управлять множеством предприятий в разных регионах и странах как единым комплексом;
  • быстрым расширением ассортимента продукции и альтернативных технологий, сокращением их жизненного цикла, переходом от массового к серийному и индивидуальному производству на насыщенном рынке с многообразными запросами, преобразующему продуктовую технологическую специализацию в обслуживание определенных сегментов рынка;
  • сокращением среднего размера предприятий в результате аутсорсинга - специализации на ключевой компетенции с освобождением от вспомогательного, обслуживающего и непрофильного основного производства;
  • увеличением среднего размера фирм, в том числе в результате увеличения доли институциональных инвесторов (инвестиционных, пенсионных, страховых фондов) и публичных компаний (в которых основная часть акционерного капитала распылена между большим числом вкладчиков).

Автор подчеркивает, что в России этот процесс имеет существенные особенности. Во-первых, в ее экономике до 1990-х гг. преобладали сверхкрупные предприятия, позволявшие упростить структуру затрат и выпуска. Тем не менее, исследование показало, что ИБГ должны стать основой для устойчивого роста в России. Именно поэтому государственная промышленная и антимонопольная политика обязана содействовать усилению позиций ИБГ, в том числе международных. Как современный социально-экономический институт они формируют социально-экономические параметры отношений с властью и обществом, которые позволяют расширить масштабы планомерно организуемого экономического пространства.

В современной глобальной экономике, по мнению диссертанта, произошла объективная трансформация конкурентных преимуществ соперничающих корпораций в новое качество – конкурентоспособность, требующую учета в стратегическом управлении. Согласно материалам исследования, значимость конкурентоспособности определяется, с одной стороны, ростом независимости экономики, что делает все более сложным существование подлинно национальной политики отдельной страны. Практически все страны вынуждены следить за тем, как развиваются их сотрудничество и конкуренция с другими странами, при этом темпы их общественного и политического развития не всегда синхронизируются с экономическими изменениями. Таким образом, конкурировать - значит укреплять свое положение относительно других стран с целью приобретения большего веса в процессе переговоров, где все политические силы объединяют свои стратегии во взаимосвязанную единую систему.

Повышение конкурентоспособности национальной экономики становится главной задачей реформирования в России, так как в таком случае будут создаваться условия для получения преимуществ субъектам экономического соперничества. Попытки количественного определения макроконкурентоспособности приводят к тому, что фактически определяются конкурентные преимущества страны с точки зрения источников конкурентоспособности и их статистического отражения: сальдо внешнеторгового баланса; затраты факторов производства на единицу продукции, приведенные к курсу национальной валюты; рыночные квоты. Согласно такому подходу, отражающему реальное сближение понятий производительности и конкурентоспособности, страна, имеющая технологические преимущества, может быть конкурентоспособной на мировых рынках, поддерживая при этом высокие доходы и уровень жизни.

Автор отмечает, что конкурентоспособность страны, которая может быть достигнута и на базе нетехнологических преимуществ (за счет низкой стоимости факторов производства и девальвации национальной валюты, т.е. благодаря низкому уровню жизни населения), противоречит смыслу и целям экономического роста. Однако манипулирование уровнем заработной платы и валютным курсом часто используется в целях повышения национальной конкурентоспособности на раннем этапе развития активной внешнеэкономической деятельности, для выхода на выгодные мировые рынки и закрепления на них.

Стратегия открытости экономики и ориентированности на мировой рынок дает возможность странам, имеющим низкий среднедушевой доход, использовать своеобразное «преимущество отсталости». Они добиваются более быстрого роста в сравнении с развитыми странами, применяя нововведения (через импорт содержащих передовые технологии машин и заимствование идей).

Переход на технологические конкурентные преимущества требует от правительства координации инвестиций, направления их в высокие технологии, сопряженные с развитием «человеческого капитала». Оценка конкурентоспособности на макроуровне не может ограничиваться экономико-технологическими факторами, поскольку складывается, отличающийся глобализацией экономических процессов, новый образ мирового хозяйства: мировая экономика постепенно превращается в геоэкономическое пространство, в котором государственные границы становятся все более прозрачными, а национально-государственные интересы размываются интересами транснациональных фирм.

Проведенный автором анализ места и роли предпринимательской конкуренции в России свидетельствует о том, что конкурентоспособность представляет собой следствие управления создаваемыми конкурентными преимуществами и отражает как технологические, так и нетехнологические преимущества страны. Макроконкурентоспособность зависит также от внутри- и внешнеэкономической политики государства, от выбранных им приоритетов в сфере внешнеэкономических связей, где определяющую роль играют такие направления и меры, как расширение импортозамещающего производства и протекционизм, осуществление конкурентного давления на отечественных производителей с целью снижения их издержек, внешнеэкономическая экспансия и т.п. Важную роль при этом играет национальное законодательство, обеспечивающее благоприятную среду для развития конкурентоспособных видов деятельности. В глобальной экономике главной становится макроконкурентоспособность, как способность страны к самостоятельному политическому развитию и успешному экономическому соревнованию с другими странами. Она зависит от таких факторов, как степень ее внешней политической независимости и безопасности; внутренняя политическая и социальная стабильность; региональная согласованность в политической и экономической сферах; соотношение объемных и удельных показателей данной страны с показателями других стран; уровень жизни населения и его дифференциация по социальным группам в динамике и в сравнении с другими странами.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»