WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В работе отмечена и вторая тенденция в молодежной среде. Наиболее активная часть молодежи из старших возрастных групп, руководствуясь принципом «разрешено все, что не запрещено законом», успешно реализовывала себя на ниве развития малого и среднего бизнеса, участия в общественных и политических организациях. Вопреки официальной молодежной политики, она самостоятельно решала задачи включения потенциала молодежи в решение стратегических социально-экономических задач страны. Показано, что процент успешной молодежи пока не велик, он составляет всего 2-3% численности молодого поколения и почти не затрагивает молодежь подавляющего большинства субъектов РФ. Но этот показатель во много раз возрастает, если обратиться к психологической готовности молодежи занять такое место в структуре российского общества. Обоснован вывод о том, что в стратегическом плане в решении молодежных проблем государство в 90-е годы по объективным и субъективным причинам фактически потеряло социальный контроль над молодежью. Оно не сумело обеспечить необходимые условия для успешной адаптации и интеграции молодежного ресурса в процессы демократизации страны. Следствием этого в молодежной среде формировалось чувство массового отчуждения от власти, отстранение от активной политической жизни. В ее среде сформировался особый тип пассивной «политической культуры наблюдателей»1

177. Эту тенденцию стабильно подтверждают социологические исследования различных уровней, оценивая общественно-политическую активность молодежи «как очень низкую, практически равную нулю»1

188.

Во второй главе диссертации «Динамика ценностных ориентаций молодежи в контексте государственной молодежной политики» проанализированы динамика ценностных и политических установок молодежи, в контексте основных тенденций государственной молодежной политики федерального и регионального уровней.

В первом параграфе второй главы «Динамика ценностных ориентаций и политических установок молодежи» отмечено, что каждое новое поколение молодежи вырастает в несколько изменившихся социальных условиях. Роль и место в общественных делах молодежи определяется тем, какие возможности имеются для реализации ее способностей и энергии, что предлагает ей общество, и насколько сама молодежь принимает или стремится принимать участие в решении своих собственных проблем и в жизни общества. В ходе российских реформ изменение социально-политических условий проходило настолько быстротечно, что вполне можно согласиться с уже цитированном нами мнением А.Ослона о «восьмилетних» поколенческих циклах российской молодежи, которая при вхождении «в большую жизнь» сталкивалась «примерно с одним и тем же миром», ценностями, как регуляторами человеческих стремлений и поступков ( См.: с.6. автореферата ).

В работе показано, что молодежь 80-х годов активно поддержала перестроечный курс, однако уже к концу десятилетия 75% молодежи поменяло свое мнение. Недовольство результатами ходом перестройки, ввергнувшей страну в экономический и политический хаос, начавшийся процесс переоценки прошлого и комсомольская приватизация, положившая начало социальному расслоению молодежи, отрицательно отразились на ее восприятии происходящих в стране изменений.

Однако фундаментальным поворотом в ценностных ориентациях российской молодежи стали 90-е годы. Молодежь была «отпущена» обществом и государством в свободное плавание в среду формирующегося криминального российского рынка. Базовым принципом новой, но не существующей пока в транзитной стране, системы ценностей, был провозглашен принцип индивидуализма. Декларируемые либеральные ценности нашли отзыв в молодежной среде. Более 2/3 молодежи поддерживало Первого российского Президента, институт выборов, стояло за продолжение либеральных реформ. Но как и в 80-е годы, к концу 90-х годов ситуация резко изменилась. Около 70% молодежи оказалось за чертой бедности, усилились процессы социальной дифференциации, более 40% молодежи не видели возможности реализовать свои социальные гарантии: право на труд, образование, жилье, медицинское обслуживание, крайне низко оценивали свой социальный статус (оценки 1-3 по 10 бальной шкале)1

199. Особо сложная ситуация в решении этих проблем сложилась в большинстве российских регионах (субъектах РФ.).

Ощущение отсутствия к себе внимания со стороны властей формировало в сознании молодежи аполитичность, общественную пассивность, направляло ее энергию на «борьбу за выживание». В диссертации сделан вывод о том, что российской молодежью индивидуализм был воспринят не столько как ценность либеральной политической философии, сколько как принцип борьбы за выживание. Отсюда развитие в ее среде правового нигилизма, готовности ради достижения поставленных целей нарушать нравственные нормы, резкое падение ценности труда, престижа важных для общества профессий, ценности образования.

В работе показано, что поворотным пунктом в динамике ценностных ориентаций российской молодежи стал рубеж нового тысячелетия и, можно сказать, нового президентства в стране. Из кризисных 90-х годов российская молодежь в массе своей вышла, образно выражаясь, социально повзрослевшей и более прагматичной. Это нашло отражение и в заметной динамике ее ценностных ориентаций. Приоритетами для нее становятся ценности образования, семьи, высоко оплачиваемая работа, профессионализм, открытие собственного бизнеса. Она заметно освобождается от иллюзий 90-х годов быстрого обогащения любыми средствами, признает нормой принцип конкурентной борьбы как путь к успеху – каждого. В решении своих проблем она рассчитывает на свои собственные силы (до 70% по результатам различных исследований), не оставляя в этом «кредита доверия» федеральным, региональным и местным властным структурам. За годы реформ «патерналистские умонастроения и надежды практически «выветрились из сознания большинства россиян», в том числе и из сознания молодежи2

200.

Однако появление «житейского реализма» и усиление в мотивациях поведения молодежи индивидуалистических тенденций не является результатом сознательного восприятия ею ценностной системы либерализма. Эмоционально она продолжает ориентироваться и разделять ценности западных демократий. Но ее индивидуализм выступает «ставкой на себя» с целью решения своих собственных проблем. Он не выходит на уровень перевода формально воспринятых либеральных ценностей в поведенческие установки личности, не формирует гражданина утверждающейся в стране социально-политической системы. Обоснован принципиальный для исследования вывод о том, что значительная часть российской молодежи ускоренно взрослеет «социально», но отстает в вопросах ее интеграции в общество в качестве естественного субъекта развития страны, в формировании у нее гражданских качеств.

Во втором параграфе главы второй «Основные тенденции развития государственной молодежной политики» дано определение понятия ГМП, как деятельности государства, направленной на создание правовых, экономических и организационных условий и гарантий для самореализации личности молодого человека и развития молодежных объединений, движений и инициатив2

211. Показано, что за время российских реформ государство проявляло значительный интерес к проблемам молодежи2

222, однако до настоящего времени в стране так и не сложилась государственная система молодежной политики. Отмечено, что следствием этого не адекватного внимания государства к реальным проблемам молодежи, затрудняются процессы ее гражданского становления. Как показывают результаты социологических исследований даже в наиболее продвинутых группах молодежи, в студенчестве, не только отсутствует желание бороться за свои права (до 80%), но даже нет желания их знать2

233.

На основе анализа федеральной и региональной ГМП, использования материалов Новосибирской области, обоснован вывод о том, что ГМП должна стать приоритетным направлением, приравненном к статусу «национальных проектов», развиваться на правовой основе с учетом особенностей различных типов субъектов РФ, обеспеченной достаточными ресурсами. По мнению автора, остается востребованными необходимость принятия базового Федерального закона о молодежи, дальнейшее развитие молодежного парламентаризма, как реального института включения молодежи в общественно-значимые социально-экономические и политические процессы страны, подготовка профессиональных кадров по работе с молодежью, уровень которых соответствовал бы уровню целей и задач, предъявляемых к современной ГМП.

В Заключении подведены итоги и сформулированы основные выводы исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Маяцкий Д.А. Региональные проблемы политической социализации молодежи (на материалах Новосибирской области) / Россия и социальные изменения в современном мире. Сборник статей аспирантов в 3-х томах. М., 2004. Т.2. 0,4 п.л.
  1. Маяцкий Д.А. Место и функции региональных молодежных организаций в формировании гражданского общества / Гражданское общество: проблема или реальность для современной России Материалы научного семинара / Под ред. Н.С.Федоркина, В.Н.Амелина. М., 2005. 0,4 п.л.
  1. Маяцкий Д.А. Молодежный парламент как институт политической социализации // Вестник Московского университета. Сер. 18. Социология и политология. 2007. №1. 0,2 п.л.


1 См.: Ильинский И.М. Будущее России и молодежь: к новой концепции молодежной политики // Молодежь и общество на рубеже веков. М., 1999. С.74-75.

2 См.: Доктрина Государственной молодежной политики Российской Федерации. Материалы рабочей группы. М., 2002. С.4.

3 См.: Стратегия государственной молодежной политики в Российской Федерации. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2006г. № 1760- р / http: // ns2.сса.ru / mein.aspxuid=8474

4 Известный социолог, Президент Фонда «Общественное мнение» А.Ослон определяет поколение как группы людей, которые одновременно входят в большую жизнь, сталкиваясь «примерно с одним и тем же миром». С м.: Молодым нынешний мир нравится / НГ-Сценарии. 28 ноября 2006 года. По этому принципу он выделяет восьмилетние циклы вступления в «большую жизнь» российской молодежи в эпоху российских трансформаций. «Люди, которые закончили школу, и вышли в мир с 92 года по 99, столкнулись с одним миром. Закончившие школу в 2000 году и далее, – с другим. Еще более разительная разница, - пишет автор, - люди, закончившие школу с 1985 года по 1991 год. Они выходили в советский мир, который был уже на излете». В этом контексте автор выделяет «горбачевское» поколение, «ельцинское поколение» и, естественно, «путинское».

5 См., например: Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М., 1995; Эриксон Э. Ребенок и общество. М., 1996; Его же: Идентичность: юность и кризис. М.,1996 и др.

6 См.: Бандура А., Уолтерс В. Социальное научение и развитие личности. М., 1964.

7 См., например: Ануфриев Е.А. Политическая социализация личности как проблема современной политологии // Вестник Московского Университета. Сер. 18. Социология и политология. 1977. №3; Ананьев Б.Г. О психологических процессах социализации // Человек и общество. Проблемы социализации индивида. Вып. 1Х / Общ. ред. Б.Г. Ананьева, Л.И. Спиридонова. Л., 1971; Вавилина Н.Д. Социальный мир молодежи. Новосибирск. 1999; Ильинский И.М. Молодежь и молодежная политика. М., 2001; Касьянов В.В. Политическая социализация молодежи в современной России. Ростов-на-Дону, 1999; Короткова Н.В. Гражданская культура как система ценностей // Гражданская культура в современной России. М., 1999; Рукавишников В.О., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. Международные сравнения. М., 1998; Ручкин Б.А. Молодежь и становление новой России // Социологические исследования. 1998. №5; Ручкин Б.А., Гришина Е.А., Серикова Н.А. Российская молодежь: десять главных проблем. М., 1999; Самсонова Т.Н. Проблемы политической социализации в современной России // Профессионалы за сотрудничество. Вып.3. М., 1999; Смакотина Н.Л. Риск в образовании молодежи // Социологические исследования. 2005, №12; Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильямс К. Молодежь в обществе риска. М., 2001; Шестопал Е.Б. Модели политической социализации и восприятие демократических ценностей в современной России // Вестник Московского Университета. Сер.18. Социология и политология. 1995. №2; Щеглов И.А. Политическая социализация личности и современный исторический процесс // Социально-гуманитарные знания. 2000. №4; Щербинин А.И. Вхождение в политический мир (теоретико-методологические основания политической дидактики) // Политические исследования. 1996. №5 и многие другие.

8 См., например: Андрианов М.С. Эмоциональная составляющая политической культуры на примере анализа цветовосприятия школьниками образов политических деятелей // Политические исследования. 1997, №2; Башкирова Е.И. Трансформация ценностей российского общества // Политические исследования. 2000. №6; Боровик В.С. Потери и приобретения молодежи России в период проводимых реформ // Диалог. 1998. №9; Горшков М.К. Российское общество в условиях трансформации. М., 2000; Его же: Российское общество в условиях трансформации: мифы и реальность (Социологический анализ) 1992–2002; Гришина Е.А. Российская молодежь: проблемы гражданской идентичности / Научно-исследовательский центр при Институте молодежи. М., 1999; Культурные миры молодых россиян: три жизненные ситуации / Под ред. С.В.Туманова. М., 2000; Поливаева Н.П. Тип общества и политическое сознание // Вестник Московского Университета. Сер.18. Социология и политология. 2002. №2; Самсонова Т.Н. Политическая социализация российских школьников: достижения, проблемы, перспективы // Социально-гуманитарные знания. 2001, №2; Шестопал Е.Б. Перспективы демократии в сознании россиян // Общественные науки и современность. 1996. №3 и многие другие.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»