WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

В современной экономической науке доминирует представление о принципиальной рациональности мотивов экономического поведения, что рассматривается как важная предпосылка выбора субъектами экономических отношений целей своих действий и способов их достижения.34 В одних случаях рациональность отождествляется с принципом максимизации, согласно которому экономические акторы стремятся извлечь максимальную сумму полезности при наименьших затратах. С позиций концепции ограниченной рациональности экономическое поведение, как по своим целям, так и по способам осуществления, отражает пределы возможностей индивидов, а также определенные общественные представления о ценности благ.35 Согласно модификации теории рационального выбора, представленной концепцией «Х-эффективности» Х. Лейбенстайна, индивиды стремятся не к максимально возможным результатам экономического действия, а скорее руководствуются принципом сохранения достигнутого и удовлетворяющего их уровня эффективности. Экономические акторы более ориентированы на поддержание удовлетворяющего их объема полезности при сохранении существующего уровня затрат, чем прибегать к риску, стремясь максимизировать полезность или сокращая затраты.36 При всех различиях интерпретаций рациональности экономического поведения, в экономической традиции доминирует принцип «методологического индивидуализма», согласно которому экономические акторы следуют собственному интересу и лишь в минимальной степени подвластны влиянию социальных отношений.

С позиции концепции социального капитала мотивы экономического действия индивида, тесно интегрированного в систему социальных связей, доверительных отношений и взаимных обязательств по отношению к другим индивидам, представляют собой более сложную систему, чем мотив максимизации. При определении цели и полезности того или иного действия индивид включает такие соображения, как повышение своего статуса среди акторов, с которыми он поддерживает отношения, обязательства и ожидания, возникшие в результате взаимодействия с участниками своей социальной сети в прошлом. Указанные мотивы могут сформироваться только в результате оформления устойчивых связей индивида с другими экономическими акторами, отношения с которыми осознаются как значимые. Индивид, рассматриваемый как «социально укорененный» субъект, руководствуется мотивами экономического действия, которые могут быть определены как ограниченно рациональные относительно целей действия и в веберовском смысле субъективно рациональными относительно социальной сети или группы, в которую интегрирован индивид.

Автор рассматривает сети нерыночного обмена в аспекте объективации отношений доверия и взаимности, интерпретируемых как структурные компоненты социального капитала. Не смотря на то, что в современном обществе экономический обмен осуществляется главным образом в форме рыночного обмена, сохраняются формы нерыночных обменов, выполняющие важные экономические и социальные функции. Реципрокный обмен, как идеальный тип, противопоставляемый рыночному обмену, предполагает передачу индивидами тех или иных благ (вещей, продуктов или денег) в дар; оказание поддержки или услуг, подчиняясь заведенному неформальному порядку. Регулируемый социальными нормами обмен дарами становится распределительным механизмом группы или сообщества, альтернативным рыночному обмену.37 По мнению автора, социальный капитал создает предпосылки не только для самого факта возникновения и воспроизводства реципрокного обмена, но и придает ему особый характер, отличающий указанный тип обмена от обычного товарного обмена. Обусловленность природы реципрокного обмена формами социального капитала может быть обнаружена при анализе структуры обменного цикла, характера выбора и взаимодействия партнеров обмена, мотивации акторов, способах регуляции отношений между ними и других аспектах, составляющих содержание обмена. По мнению автора, реципрокный обмен наиболее тесно коррелирует со связывающим социальным капиталом.

Для социальных сетей, в основе консолидации которых лежит вертикально-интегрирующий социальный капитал, характерен другой тип нерыночного обмена – обмен в рамках системы «патрон – клиент». Неравный доступ к ресурсам и статусные различия между участниками социальной сети в системе патронирования, позволяют осуществлять обмен благами в форме двух встречных потоков. Первый поток – распределение ресурсов и других благ от патрона к клиентам. Второй поток – перемещение части ресурсов подчиненных, а также предоставление услуг и демонстрация лояльности клиентов в отношении патрона. Основой такого обмена являются слабые вертикальные связи, охватывающие индивидов, статусные различия между которыми в большей или меньшей степени формализованы (руководители и подчиненные, старшие и младшие и т.д.).

В рамках социальных сетей различные типы обмена могут сосуществовать, а тот или иной тип обмена преобладает в определенных контекстах взаимодействия и при определенных типах структуры социальных связей. Так, слабые горизонтальные связи объективно более успешно справляются с осуществлением функций рыночного обмена, придавая ему специфический вид предпочтительного отношения. Сильные связи наиболее существенны для складывания системы реципрокного обмена, а слабые вертикальные связи незаменимы при конструировании патрон - клиентских отношений и обмена.

Глава 4 «Специфика эмпирического исследования социального капитала» рассматривает особенности количественного и качественного описания социального капитала, обосновывает способы его определения в целях эмпирического исследования. В главе систематизированы типы исследовательских задач, решение которых делает возможным концепция социального капитала. Автор определяет типичные задачи эмпирического исследования социального капитала и рассматривает способы их решения на примере эмпирических исследований сетевых стратегий на рынке труда, исследований феномена «экономики этнических анклавов» и анализа исследований этнического предпринимательства.

В работе определены принципы эмпирического описания социального капитала, представленные в современной социологической традиции. Согласно первой позиции социальный капитал может быть измерен непосредственно; он трактуется в категориях отношений и поведения, а в качестве его эмпирических индикаторов выступают их характеристики. Согласно второй позиции социальный капитал, являясь функцией социальных структур (социальных сетей и отношений), не может быть измерен прямо; его индикаторами являются качества социальных сетей и результаты, достижение которых они делают возможными. Техники прямого измерения социального капитала предусматривают такие приемы как оценка уровня доверия и гражданской сознательности граждан в обществе (определяются на основе опросов относительно возможности и целесообразности доверия к незнакомцам); экспериментальные исследования поведения (оценка готовности индивидов прийти на помощь друг другу, их способности к кооперации в ситуациях эксперимента); статистика участия в объединениях (чем больше добровольных общественных объединений в обществе и чем выше доля населения вовлечена в их деятельность – тем выше объем социального капитала на социетальном уровне). Эмпирическая оценка социального капитала на основе прямого измерения позволяет фиксировать главным образом его структурные, но не содержательные (реляционные) аспекты, что служит основанием для критики данного подхода.

Комбинированный способ, предложенный Ф. Фукуямой, допускает измерение не только количественных показателей сетей добровольной кооперации и доверия, но и оценку интенсивности связей индивидов (она определяется на основе субъективного ранжирования индивидами интенсивности своих связей в различных типах социальных сетей). В целом данный подход является более продуктивным для оценки социального капитала на социетальном уровне, однако он не позволяет учесть различную природу социальных отношений, лежащих в основе структурирования различных социальных сетей, что важно для исследования социального капитала на микросоциологическом уровне.

Оценка на основе косвенных индикаторов предусматривает использование нескольких приемов. Оценка процессуальных параметров предусматривает определение объема социального капитала на основе характеристик социальных сетей: их размера, плотности социальных связей, однородности и т.п. Такой способ измерения социального капитала позволяет формализовать качественные стороны социальных сетей и осуществлять сравнительный анализ причин различной эффективности разных типов социальных сетей. Однако он не может быть применен для оценки объема социального капитала на макроуровне, поскольку такие масштабные социальные сети не существуют как целостность и не могут быть подвергнуты измерению теми же приемами сетевого анализа. Оценка функциональных последствий принимает в качестве показателей объема социального капитала те или иные последствия его использования. Так высокий уровень доверия в обществе рассматривается как предпосылка низкого уровня правонарушений и коррупции, а они, в сою очередь, рассматриваются в качестве показателей значительного объема социального капитала в обществе. Аналогичным образом, незначительность издержек, связанных со страхованием рисков и обеспечением исполнения обязательств в бизнес-сообществе рассматривается как свидетельство накопленного социального капитала. Следует признать, что между объемом социального капитала в обществе и указанными выше эффектами может существовать каузальная связь, однако социальный капитал является не единственным фактором, обеспечивающим наступление приведенных последствий. Так качество институциональной среды оказывают непосредственное и значительное воздействие на результативность экономической деятельности. Эффективные социальные институты могут приводить к указанным последствиям и при сравнительно низком уровне общественного доверия; и наоборот, неэффективность социальных институтов компенсируется механизмами воспроизводства и накопления социального капитала.

Автор считает, что на современном уровне развития научных представлений о природе социального капитала, эмпирическое измерение и оценка должны фиксировать совокупность эмпирических проявлений его структурного и реляционного аспектов, выступая как дополняющие друга измерения. Измерение свойств структуры социальной сети концентрируется на индивидуальных связях отдельных субъектов и общей композиции социальной сети. Оценка качественной составляющей социальных отношений предусматривает измерение культурных характеристик норм, доверия, обязательств, составляющих содержание отношений. Таким образом, объем социального капитала предлагается определять как выраженность его структурных и реляционных показателей (таблица 1).

Таблица 1. Показатели социального капитала.

Структурные показатели

Реляционные показатели

Размер сети

Структура сети

• открытая

• замкнутая

Плотность сети

• плотная

• редкая

Однородность сети

• однородная

• неоднородная

Реляционное измерение

• вертикальные связи

• горизонтальные связи

Объем доверия:

• индивидуализированного

• генерализованного

• доверие к социальным институтам

Объём обязательств

• односторонних

• многосторонних

Групповые нормы

• степень признания

• согласованность

• степень партикулярности/ универсализма

В диссертации рассмотрены специфические задачи эмпирического исследования экономического взаимодействия, для решения которых, по мнению автора, концепция социального капитала предоставляет широкие возможности. Автор выделяет типы научных задач и принципиальные возможности их решения в рамках методологии исследования функций социального капитала. Первый тип задач – оценка ресурсных возможностей социальных связей. Концепция социального капитала позволяет объяснить возможности использования социальных сетей как средства преодоления дефицита ресурсов, необходимых для осуществления экономической деятельности; проследить пути конвертации неэкономических благ в экономические ресурсы; раскрывает роль социальных связей как средства обеспечения защиты прав собственности на экономические ресурсы.

Второй тип задач – установление механизмов координации рыночного взаимодействия экономических акторов. К числу подобных задач относятся: анализ роли социального капитала в преодолении несимметричности информации, циркулирующей на рынках; выявление неэкономических механизмов конкуренции; анализ социальных связей как фактора предотвращения оппортунистического поведения экономических акторов.

Третий тип задач – определение механизмов распределения экономических благ. С позиций функций различных форм социального капитала раскрывается роль нерыночных механизмов обмена товарами в системе институтов рыночной экономики; функции нетоварного обмена и роль реципрокности в условиях общества современного типа.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»