WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Представляется, что в концепции П. Бурдье намечена реляционная парадигма социального капитала, в структура которого выделяются три компонента: институциализированные отношения взаимного признания, социальные связи и ресурсы, доступные индивидам за счет членства в социальных сетях. Логика анализа функционирования социального капитала не противоречит экономической логике воспроизводства капитала: его объем можно рассматривать как функцию индивидуального агентства – инвестирования субъектов в создание и расширение сети социальных связей, которые, в свою очередь, увеличивает объем материальных благ, доступных субъектам. В этой связи необходимо говорить о возможности «встраивания» концепции социального капитала в систему координат теории рационального выбора, одновременно признавая роль социальной интегрированности любого экономического актора. Автор полагает, что концепция социального капитала намечает способ преодоления органичности объяснения экономического поведения в рамках теории рационального выбора и традиционной социологической интерпретации, выводящей мотивы поведения исключительно из факторов социальной среды. В первом случае имеет место «недосоциализированный» подход, ориентирующийся на принципы методологического индивидуализма и максимизации полезности; во втором случае представлен «сверхсоциализированный» подход, сводящий проблематику мотивации экономического поведения в плоскость исследования роли нормативной и институциональной среды. Рассмотрение рационального действия через анализ моделей социальных связей субъектов обнаруживает свою новизну и продуктивность.

Социальный капитал следует рассматривать не только как средство обеспечения доступа к благам; он служит координации поведения экономических акторов на основе иных, чем рыночные силы, инструментов – взаимно признаваемых обязательств и возможности применения санкций. Такая возможность проявляется в виде феноменов реляционной и структурной укорененности взаимодействующих акторов (А. Портес). В первом случае речь идет о возможности участников социальной сети влиять на поведение друг друга благодаря взаимному применению санкций. Во втором случае нарушения обязательств сталкиваются с санкциями, применяемыми остальными участниками социальной сети, «третьими лицами», действия которых мотивированы стремлением исключить случаи нарушения норм. Поскольку социальные сети охватывают разнообразные сферы жизнедеятельности человека, заведомо более широкие, чем экономическая сфера, они образуют широкий социальный контекст экономического взаимодействия.

Автор, отмечая отсутствие общепризнанного подхода к определению сущности и природы социального капитала в современной науке, полагает, что определение данного феномена должно исходить из признания следующих принципиальных характеристик социального капитала.

Во-первых, отражая общее свойство капитала, социальный капитал является продуктивным ресурсом. Подобно тому, как инвестиции финансового капитала в производственную сферу способны приносить прибыль, а человеческий капитал способен увеличивать цену рабочей силы, создание и подержание социальных связей, продуктивно. Они позволяют успешно решать задачи, которые нельзя было бы решить другим способом или их решение было бы менее эффективным.

Во-вторых, социальный капитал может быть применен для различного использования, то есть он имеет аппроприативный характер (Дж. Коулман). Подобно тому, как финансовый капитал может быть обращен в средство потребления, инвестирован в производство или обменен на другие формы капитала, одна и та же сеть социальных связей индивидов, первоначально создававшаяся в одних целях или без осознания таковых, может использоваться для достижения иных, не планировавшихся целей.

В-третьих, он может быть конвертирован (до определенной степени) в другие формы капитала. Социальные связи, обязательства, доверие, могут обеспечить получение финансового и материального капитала, использованы для повышения качества человеческого капитала.

В-четвертых, как физический и человеческий капитал, социальный капитал, чтобы оставаться продуктивным, требует постоянной заботы и «ухода». Социальные связи ослабевают, если субъекты перестают поддерживать регулярные контакты, однако в отличие от человеческого капитала, индивид не может самостоятельно развивать социальный капитал – он требует совместных усилий нескольких сторон.

В-пятых, в отличие от физического капитала, социальный капитал не обесценивается в процессе использования. Чем активнее используется социальный капитал, тем вероятнее, что социальные связи будут наращивать способность генерировать больший объем ресурсов. Вместе с тем, активное использование социального капитала одними участниками отношений за счет других может снижать совокупный объем социального капитала социальной общности.

В-шестых, наряду с характеристиками, сближающими его с другими формами капитала, социальный капитал имеет фундаментальное отличие от всех других форм – он заключен в отношениях индивидов, является свойством структуры социальных отношений и утрачивается, если утрачиваются социальные связи.

В диссертации обосновывается вывод, согласно которому социальный капитал имеет как реляционный, так и структурный аспект. Реляционный аспект состоит в том, что социальный капитал является функцией социальных отношений: связи, основывающиеся на доверии и взаимности, способствуют продуктивной деятельности, могут приносить прибыль в виде разнообразных материальных и нематериальных ценностей. Структурный аспект заключается в том, что объем ресурсов, доступных индивидам через систему социальных связей, определяется их позициями в сети отношений, плотностью и конфигурацией их индивидуальных связей.

Автор диссертационного исследования отмечает плюрализм интерпретаций содержания понятия «социальный капитал» и задач исследования. В работе выделены концептуальные подходы к изучению рассматриваемого феномена. Одним из наиболее влиятельных направлений исследования является сетевой подход (М. Грановеттер, Р. Бёрт, Н. Лин, Н.Д. Деграаф, Х. Флэп, П. Димаджио и др.). Представители этого подхода трактуют социальный капитал как феномен, воспроизводимый от свойств социальной сети - относительно автономной системы связей, обеспечивающей высокую плотность контактов между ее участниками. Для подхода характерно преобладание «индивидуалистического» акцента в исследовании с позиций принципа методологического индивидуализма. Социальный капитал рассматривается по аналогии с человеческим капиталом, а инвестиции субъекта в развитие социальных связей определяются как тип рациональных действий. В рамках данной теории Р. Бёрт рассматривает качество социальных сетей, структуры связей, позволяющее участникам этих структур достигать те или иные блага. Основным аспектом исследования становится анализ структуры социальных связей, интенсивность контактов, позиционные преимущества участников социальных сетей. Социальный капитал рассматривается как функция двух аспектов социальных сетей: а) наличия в них структурных брешей, б) обширности социальных связей индивидов. В сетевом подходе проводится последовательное разграничение возможностей связей участников с другими сетями, и их связей внутри социальной сети. Если социальные связи ограничиваются только пределами той или иной сети, то такая её замкнутость позволяет обеспечивать сохранность уже имеющихся ресурсов, но не генерировать новые ресурсы. Важнейшим источником получения новых ресурсов, являются социальные связи, преодолевающие структурные бреши, соединяющие представителей разных социальных сетей. Лица, контролирующие такие связи, имеют конкурентные преимущества в получении доступа к ресурсам по сравнению с индивидами, контакты которых ограничены собственной замкнутой группой. Обширность социальных связей индивида, контроль им контактов, устанавливаемых через структурные бреши, размер социальных сетей, с которыми он связан, - определяются как объем социального капитала, доступный субъекту.

Вариантом сетевого подхода является ресурсная теория, разрабатываемая американским исследователем Н. Лин, а также некоторыми представителями европейской экономической социологии (Х. Флэп, Н. Де Граф). Исходная позиция теории заключается в том, что социальный капитал представляет «инвестиции индивидов в социальные отношения, посредством которых они получают доступ к укорененным в них ресурсам для повышения ожидаемых доходов от инструментальных и экспрессивных действий» (Н. Лин). Действия, направленные на сохранении ресурсов, имеющихся в распоряжении участников социальной сети, являются экспрессивными, они имеют своим следствием укрепление тесных отношений внутри замкнутой сети. Действия, направленные на получение новых и увеличение объема имеющихся ресурсов посредством установления контактов с другими группами, являются инструментальными. В соответствии с этим объем социального капитала определяется как объем ресурсов, доступных через систему социальных связей.

По мнению автора диссертационного исследования, ресурсная теория рассматривает главным образом индивидуальный уровень анализа механизмов функционирования и воспроизводства социального капитала, не предлагая объяснения источников его возникновения и выполняемых функций на уровне социальных общностей и общества. В методологическом отношении сетевой подход ориентируется на модель рационального поведения социальных субъектов, сознательно инвестирующих в создание социальных связей. При этом онтологический аспект социальных связей (содержание отношений субъектов) сводится к постулату о рационально мотивированных индивидах, а ценностные и нормативные аспекты структурирования социальных связей выводятся за рамки предметного поля исследования.

Коммунитарный подход предлагает иную трактовку природы социального капитала, в которой тот предстает как совокупность характеристик социальных общностей и организаций - сети, нормы и социальное доверие, способствующие кооперации. Акцент исследования смещается с возможностей индивидуальных субъектов использовать социальный капитал в тех или иных целях, на выявление его способности быть общественным благом. Р. Патнэм признает существование неоднородных социальных связей, участвующих в аккумулировании социального капитала. Более сильные «связывающие контакты» (links) внутри групп и более слабые – «соединяющие контакты» (bridges) представляют собой два измерения социального капитала. В коммунитарной интерпретации социальный капитал, трактуемый как доверие и способность индивидов к добровольной кооперации, является продуктом деятельности социальных объединений и их достоянием. С аналогичных позиций рассматривает социальный капитал Ф. Фукуяма, оценивая его как фактор эффективности экономической деятельности на уровне обществ, отдельных этнических и социальных групп. Предлагаемая им интерпретация социального капитала отождествляет его сущность с нормами, ожиданиями и доверием.27 Основная экономическая функция социального капитала понимается как снижение транзакционных издержек - расходов, связанных со страхованием рисков, несоблюдением договоренностей и т.п. Данная трактовка сближает социальный капитал с понятиями культурного и человеческого капитала, а социальные связи переосмысливаются, становясь культурно обусловленными формами интерсубъекных отношений доверия.

Институциональный подход, разделяя с коммунитарным подходом нормативно-ценностную трактовку социального капитала, иначе оценивает источники его возникновения. В рамках этого подхода понятие «социальный капитал» не подвергается существенным инновациям - он интерпретируется в тех же категориях доверия и добровольной ассоциации граждан. Однако процесс воспроизводства и накопления социального капитала представляется функцией социальных институтов. Хотя социальный капитал признается в качестве свойства социальных сетей, его объем и преобладание тех или иных форм, объясняется состоянием институциональной сферы: степенью демократичности государственного устройства, развитостью рыночных отношений, действенностью правовых механизмов.28 В экономической версии институционального подхода (С. Нэк и Ф. Кифер и др.) социальный капитал трактуется как элемент институциональной среды экономики, подобный правовым нормам и действенности законов Генезис социального капитала связывают со способностью социальных институтов вызывать доверие общества, реагировать на общественные ожидания.

Одним из вариантов нормативно-ценностной интерпретации социального капитала является синергетический подход, который сочетает отдельные положения, разработанные в рамках институционального и коммунитарного подходов. В концептуальном отношении подход принимает тезис о структурной укорененности социального капитала. Из институционального подхода принимается посылка о влиянии институциональной среды, в частности, деятельности государства, на процесс формирования социального капитала.29 Синергетический подход отличает известный «этатизм»: деятельность государства, стимулирующая гражданскую активность, мыслится фактором формирования социального капитала, что и обеспечивает синергетический эффект в форме эффективно действующего государства. Однако, этот эффект проявляется лишь при определенной форме социальной интеграции, сочетающей горизонтальные и вертикальные, сильные и слабые связи между субъектами и различными кластерами социальных сетей. Социальный капитал локальных групп, если он не подкрепляется социальными связями между локальными сообществами и государственными институтами, ведет к преобладанию групповой замкнутости, снижает общественное доверие на межгрупповом уровне.

Подводя итог анализа подходов к изучению социального капитала в современной социологии, автор обобщает возможности и лимиты основных концепций и определяет возможные пути интеграции теоретических традиций. Необходимо признать, что с момента своего появления концепция социального капитала не являлась простым перенесением экономических категорий на исследование социальных процессов. Определение социального капитала в категориях продуктивности и свойства структуры социальных отношений способствовало ее признанию социологами, экономистами и представителями других социальных наук. В настоящее термин «социальный капитал» нередко используется как широкая концептуальная метафора для объяснения социальных факторов эффективности экономической и других видов коллективной деятельности. По мнению автора для того, чтобы реализовать в полной мере эвристическую продуктивность концепции социального капитала, необходимо решить несколько принципиальных теоретических задач.

Во-первых, необходимо рассмотреть природу социального капитала исходя из его специфических свойств и функций как особой формы капитала.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»