WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В четвертой главе Семантическая деривация в ее морфолого-синтаксической, лексико-синтаксической разновидности и в виде семантического включения в русских говорах Удмуртии” представлен анализ случаев семантической деривации, не относящихся к ее лексико-семантической разновидности. Данные разновидности семантического словообразования объединены в одной главе по причине незначительного количества дериватов, представляющих их в русских говорах Удмуртии. Однако без анализа этих явлений описание действия семантической деривации в диалектном языке было бы неполным. Необходимо отметить также, что данные разновидности семантического словообразования приводят к появлению не только имен существительных, прилагательных, глаголов и наречий, как лексико-семантическая, но и частиц и модальных слов, что позволяет сделать общий вывод о более широком применении семантического словообразования в диалектном языке.

В русских говорах Удмуртии, помимо проявлений семантической деривации в ее лексико-семантической разновидности, описанных в предыдущих главах нашей работы, отмечены также следующие случаи семантического словообразования:

а) появление новых слов в результате лексикализации грамматической формы производящего слова – такая разновидность деривации традиционно называется морфолого-синтаксическим способом словообразования [Виноградов 1975, 207; Земская 1973, 169] или семантико-морфологическим вариантом семантического способа словопроизводства [Шанский 1977, 15];

б) образование нового слова от устойчивого словосочетания в результате эллипсиса грамматически зависимого или опорного слова – первый вариант обычно рассматривают как проявление лексико-семантического способа словообразования (опорное слово, не меняя своих грамматических характеристик, вбирает в себя значение всего производящего словосочетания) [Шанский 2005, 261], второй вариант считается реализацией морфолого-синтаксического способа, так как зависимое слово, помимо семантической трансформации, переживает грамматические изменения, переходя в часть речи опорного слова [Шанский 2005, 262-266];

в) возникновение новой лексемы путем соединения двух или более слов в одно – этот путь обычно называют лексико-синтаксическим способом деривации [Виноградов 1975, 156; Земская 1973, 169; Шанский 2005, 267] или агглютинацией [Кузнецова 1979, 62].

Относя данные деривационные явления к тому или иному способу словообразования, некоторые ученые отмечают, что в подобных случаях изменение семантики производящего предшествует изменениям структуры или грамматических характеристик слова. На этом основании казанские дериватологи включают все вышеприведенные варианты деривации в состав семантического способа, выделяя в нем, в зависимости от словообразовательной базы и характера изменения семантики, помимо лексико-семантической, следующие разновидности:

- морфолого-синтаксическую (производное слово является результатом лексикализации грамматической формы производящего),

- семантическое включение (дериват возникает в результате лексикализации словосочетания путем опущения одного из компонентов),

- лексико-синтаксическую (новое слово образуется путем сращения компонентов словосочетания) [Балалыкина – Николаев 1985, 29-30].

В отличие от производных лексико-семантической разновидности семантической деривации слов, представляющие данные виды семантического словообразования, хотя и не являются фонетически новыми, однако имеют явные формальные отличия от производящих: фонетические, грамматические, структурные, что является наглядным показателем того, что результатом семантической деривации становится новое слово, а не другое значение или лексико-семантический вариант.

Распространенным проявлением семантической деривации в ее морфолого-синтаксической разновидности в русских говорах Удмуртии является образование наречий путем лексикализации одной из форм производящего существительного (руками ‘вручную, без применения механизации’, убегом ‘самовольно, без согласия родителей (выйти замуж)’, самоуком ‘самоучкой’ и др.).

Семантическим способом в его морфолого-синтаксической разновидности в русских говорах Удмуртии образован также ряд существительных местоименного склонения, например, полевая ‘полевые работы’. Данное наименование возникло в диалектном языке по аналогии с общеупотребительными субстантиватами посевная и уборочная, появившимися в результате лексикализации словосочетаний путем опущения опорного слова страда.

Семантическим способом в его морфолого-синтаксической разновидности в диалектном языке образуются также другие части речи: от усеченной формы 3-го лица ед. ч. глагола баять ‘говорить’ в говорах образуется частица бат (= говорит, говорят, мол); от наречия ровно образуется модальное слово ровно ‘кажется, по-видимому, вероятно’, выступающее, в отличие от производящего, в функции вводного слова.

Семантическое включение в русских говорах Удмуртии, как и в литературном языке, осуществляется двумя путями: опущения зависимого или главного слов.

Семантическое включение, осуществляющееся путем эллипсиса зависимого слова, в русских говорах Удмуртии наиболее распространено в сфере глагольной лексики. Так, отмеченное Н.М. Шанским образование глагола болтать ‘говорить’ от фразеологизма болтать языком [Шанский 2005, 261] представляет собой один из дериватов словообразовательного типа, распространенного и в русских говорах Удмуртии (бумкать ‘много говорить’, хлопать ‘говорить неправду’, шлёпать ‘болтать, пустословить’).

Основным проявлением лексикализации словосочетания путем опущения опорного слова как в литературном языке, так и в диалектном является субстантивация. Например, в результате лексикализации диалектного обозначения боровые ягоды ‘брусника’ появляется субстантиват боровые, заключающий в себе семантику всего производящего словосочетания.

Лексико-синтаксическая разновидность семантической деривации является, скорее, чертой книжного языка и несвойственна народно-разговорной речи, поэтому в русских говорах Удмуртии он представлен лишь 6 наречиями, образованными в результате лексикализации (путем сращения в одно слово) словосочетаний, состоящих из двух или трех компонентов. Например, от диалектного фразеологизма сысстари веков ‘спокон веку, искони’ [СРНГ вып. 4, 100] было образовано наречие сыстарьвек ‘спокон веку, искони’. Для существительных мужского рода в форме род. п. мн. ч. нулевое окончание было исконным, чем обусловлено оформление семантического деривата, отличающееся от форм фразеологизма, зафиксированного в СРНГ. Акцентологическое переоформление привело к редукции гласного и в наречии сысстари.

Как показал проведенный в четвертой главе анализ, семантическая деривация в русских говорах Удмуртии представлена не только лексико-семантической, но и другими разновидностями, хотя проявления последних не столь многочисленны и разнообразны, как в литературном языке. Так, в говорах не отмечено случаев адъективации причастий, адвербиализации деепричастий, не зафиксированы причастия в качестве компонентов производящих словосочетаний при семантическом включении, а лексико-синтаксическая разновидность сосредоточена лишь в сфере наречий.

В заключении диссертации представлены основные выводы исследования. По итогам проведенного анализа была составлена таблица, в которой представлены количественные данные, выявляющие продуктивность разновидностей семантической деривации для той или иной части речи в русских говорах Удмуртии.

Подсчет и выявление соотношений семантических дериватов позволяет говорить о том, что наиболее продуктивным семантический способ словообразования является в сфере имени существительного и глагола. Немногочисленными образованиями представлены прилагательные и наречия. Другие части речи представлены единичными дериватами, что, однако, показывает широкие возможности семантического словообразования.

Разновидность

деривации

Часть

речи

Лексико-семантическая

Морфолого-синтак-

сическая

Семантическое

включение

путем эллипсиса

Лексико-

синтакси-ческая

всего

мета-фора

мето-

нимия

изменение

объема значения

расшир./сужение

завис.

слова

главн.

слова

имя существи-

тельное

18,3%

30,4%

2,2%

4,6%

2%

0,2%

2,2%

-

59,9%

глагол

15,3%

7,4%

1,3%

1,3%

-

1,3%

-

-

26,6%

имя прилагательное

2,6%

1,8%

0,2%

1,5%

-

-

-

-

6,1%

наречие

0,7%

1,8%

0,4%

-

2,6%

-

-

1,3%

6,8%

категория

состояния

0,2%

-

-

-

-

-

-

-

0,2%

частица

-

-

-

-

0,2%

-

-

-

0,2%

модальное слово

-

-

-

-

0,2%

-

-

-

0,2%

итого

37,1%

41,4%

4,1%

7,4%

5%

1,5%

2,2%

1,3%

Среди разновидностей семантической деривации наиболее продуктивной оказывается лексико-семантическая, представленная в основном метафорой и метонимией. Данная разновидность деривации характерна для разных частей речи; дериваты, представляющие морфолого-синтаксическую разновидность семантической деривации, не столь многочисленны, но так же разнообразны, в то время как другие разновидности семантического словообразования сосредоточены в основном в сфере какой-либо одной части речи.

Семантические дериваты, появление которых связано с изменением объема значения производящего, в русских говорах Удмуртии не столь многочисленны, как метафорические и метонимические производные. Однако следует признать, что расширение и сужение значения производящего слова являются важными факторами семантической деривации и должны рассматриваться наряду с метафорой и метонимией как изменения семантики, которые играют большую роль в деривационных процессах и диалектного, и литературного языков. Этот тезис, обоснованный в данной работе, является дополнительным доводом, подтверждающим, что семантический способ словообразования не ограничен действием в диахроническом плане языка, а имеет обширную реализацию в синхронической деривации.

О системности семантических изменений, приводящих к появлению в говорах новых слов, свидетельствует значительное количество словообразовательных типов, выявленных в процессе анализа семантических дериватов в русских говорах Удмуртии. Многие из отмеченных в говорах словообразовательных типов являются общенародными и отражают устойчивые семантические отношения, сформировавшиеся в языке. Однако некоторые типы семантической деривации, отмеченные в русских говорах Удмуртии, являются собственно диалектными, в них реализуются особые семантические связи, отражающие специфику диалектного языка.

Семантическими и функциональными особенностями диалектного слова, влияющими на характеристики диалектной деривации, являются функционирование исключительно в устной форме, открытость диалектной системы и проникновение в нее чужеродных элементов, а также взаимно противоположные тенденции к диффузности семантики и к ее конкретизации.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»