WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

Раздел 1 «Эстетические категории и морфологические средства их отражения» посвящен исследованию языковых единиц, участвующих в выражении комического и возвышенного3. Содержание первого подраздела «Комическое» составляет анализ сущности комического и языковых средств его отражения. Обзор научной литературы показал, что бльшую часть исследований, в которых рассматривается проблема лингвистических механизмов создания комического, составляют труды общефилологической направленности или работы, посвященные анализу лексических, словообразовательных и синтаксических средств языка. Морфологические средства отражения комического еще не были предметом системного анализа. Некоторые аспекты обозначенной проблемы затрагивались в исследованиях Ю.Б.Борева, В.В.Виноградова, И.Б.Голуб, А.И.Ефимова, Е.А.Земской, И.А.Ионовой, В.П.Ковалева, Н.А.Купиной, Б.Ю.Нормана, В.З.Санникова, А.И.Федорова. Однако этот вопрос нуждается в дальнейшем более полном, всестороннем освещении. Проведенный нами анализ морфологических средств языка, используемых в художественной речи, позволил представить их в виде следующей классификации способов создания комического: 1) использование омонимии и смежных с ней явлений, 2) обыгрывание значений одной и той же языковой единицы, 3) повторение слова в разных грамматических формах (полиптот), 4) отклонение от языковых норм (нарушение морфологической нормы, употребление архаичных грамматических форм, образование окказиональных грамматических единиц, использование грамматических элементов другой языковой системы). Результаты исследования свидетельствуют о том, что система средств создания комического лишь ненамного уступает перечню лексических средств, представляя собой весьма колоритную часть эстетического потенциала морфологии. Комическое – единственная из эстетических категорий, отражение которой связано с активным обыгрыванием любого аспекта слова как единицы морфологии – его частеречной принадлежности, особенностей, обусловленных принадлежностью к определенному лексико-грамматическому разряду, стилистической маркированности и т.п.

Второй подраздел «Возвышенное» содержит анализ морфологических средств отражения данной категории. Установлено, что эмоциональная напряженность возвышенной речи в произведениях художественной литературы создается за счет использования отвлеченных существительных, прилагательных, часть которых подвергается субстантивации, междометий, а также книжных, архаичных грамматических форм различных частей речи. Среди морфологических категорий обращает на себя внимание актуализация категорий числа существительного, вида, времени и наклонения глагола. Необходимо, в частности, отметить частотность глагольных форм повелительного наклонения и презентных форм со значением настоящего изобразительного. В то же время анализ показал, что процесс отражения категории возвышенного не связан с реализацией эстетического потенциала всех аспектов слова как единицы морфологического уровня языка: лишь в единичных случаях обыгрывается род существительных, весьма редко используются собственные имена. Случаи актуализации таких свойств слова, которые связаны с его целостностью и грамматическим признаком изменяемости / неизменяемости, не обнаружены.

В Разделе 2 «Художественный образ и способы его формирования» рассматривается проблема словесного образа как ключевого понятия ряда смежных наук – лингвистики, литературоведения, эстетики. Изучение морфологических средств русского языка в контексте данной проблемы также позволило сделать ряд самостоятельных наблюдений. Например, анализ одной из первых повестей М.Пришвина «Колобок» показал, что образный строй этого произведения основан на ранних впечатлениях автора, мальчишеской вере в существование неведомой прекрасной страны, куда он хотел убежать в далеком детстве. Важную роль в повести играют собственные имена, класс которых составляют не только названия населенных пунктов, рек и гор северной части России, имена местных жителей, но также фольклорные и литературные онимы. Особо следует выделить имена сказочных персонажей, использование которых вместе с другими приемами способствует фольклорной стилизации, придает произведению особую, сказочную, тональность. Излюбленным приемом использования онимов с целью создания образности в этом произведении М.Пришвина следует считать прием антономазии, например: - Укажи мне, дедушка, землю, - прошу я, - где не перевелись бабушки-задворенки, Кощеи Бессмертные и Марьи Моревны; - А ты, Иванушка Есть у тебя Марья Моревна Глупый царевич не понимает. – Ну, любовь. Любишь ты

М.Салтыков-Щедрин с целью создания образа Карася-идеалиста, прекраснодушного фразера, приверженца иллюзий социалистов-утопистов, наряду с элементами книжной лексики и общественно-политическими терминами активно использует грамматические архаизмы. Устаревшие грамматические формы можно считать одним из приемов характерологической стилизации речи персонажа, свидетельствующим о его непрактичности, оторванности от жизни: - Например, монах меня в ухе захочет сварить, а я ему скажу не имеешь, отче, права без суда такому ужасному наказанию меня подвергать! («Карась-идеалист»).

В разделе 3 «Грамматические единицы и форма художественной речи» рассматривается взаимосвязь между использованием морфологических средств языка и формой художественной речи (стихотворной или прозаической). Выявлена обусловленность использования собственных имен4 (в составе ряда стилистических приемов) одной из форм художественной речи. Так, прием адноминации тяготеет к поэтической речи, например: А Смоленск / в смоле, / на бойницах / крюки, / в теремах горячится пожарище. (В.Соснора. «Рогнеда»). Данный прием позволяет здесь подчеркнуть внутреннюю форму собственного имени: астионим Смоленск гидроним Смольня смола, смоль ‘смола, ад, печь’ (по одной из версий, город свое название получил потому, что там смолили суда) [Фасмер 2003, 3: 690]. Этимология как вид игры на внутренней форме, состоящий в восстановлении деривационной истории онима и используемый с целью пояснения речи, явно преобладает в прозаических произведениях: Лет пять назад на этой кочевке у белой собаки родились щенята. <…> Одного оставили – желтого, с черной головой. Оставили и назвали Кара-Баш. Это значит: Черная башка. Черноголовый. (Н.Сладков. «Кара-Баш»).

Есть основания полагать, что существуют определенные тенденции использования собственных имен в различных видах ложного этимологизирования как искажения или переосмысления слова на основе звукового подобия. В стихотворной речи наиболее часто встречается поэтическая этимология, когда автор, намеренно сближая в одном контексте оним и сходно звучащее слово, создает у читателя иллюзию их семантического подобия, обогащая смысловое содержание текста дополнительными образными ассоциациями и эмоциональными оттенками: …И ясная тоска меня не отпускает / От молодых еще воронежских холмов / К всечеловеческим, яснеющим в Тоскане. (О.Мандельштам. «Не сравнивай: живущий несравним…»). Примеры народной этимологии в большей степени характерны для прозаической речи: – Bosse! Vincent! – прокричал Петя, остановясь у двери. – Вам кого, сударь, надо – сказал голос из темноты. Петя отвечал, что того мальчика-француза, которого взяли нынче. – А! Весеннего – сказал казак. Имя его Vincent уже переделали: казаки – в Весеннего, а мужики и солдаты – в Висеню. (Л.Толстой. «Война и мир»).

Помимо сказанного, перспективным представляется анализ функционирования морфологических средств языка в диахронии. С этой точки зрения обращает на себя внимание ставшая заметной с 70-80-х годов прошлого столетия тенденция использования прецедентных текстов в поэтической речи (стихи и поэмы В.Сосноры, А.Левина, Т.Кибирова, Д.Пригова, Ю.Скородумовой и др.).

Раздел 4 «Обусловленность использования морфологических средств литературным направлением» содержит обобщение наблюдений, имеющихся в научной литературе по этому вопросу (см. работы Ю.М.Лотмана, О.И.Горбуновой, А.И.Федорова и др.). В частности, можно полагать, что эпохой и литературным направлением определяется характер использования форм числа существительных, качественных прилагательных и личных местоимений.

В разделе 5 «Зависимость употребления языковых единиц от жанра произведения» представлены результаты анализа эстетических возможностей морфологических средств в обозначенном аспекте. Из лексико-грамматических разрядов, являющихся объектом исследования не только лексикологии, но и грамматики, обращает на себя внимание использование собственных имен в жанре эпиграммы. Частотность употребления онимов в эпиграмме обусловлена спецификой этого жанра: благодаря установке на лаконизм, остроумие в наиболее полной степени реализуются номинативная, идентифицирующая и игровая функции собственных имен. Значительную часть языкового материала составляют случаи, когда оним не подвергается каким-либо трансформациям. Его эстетические ресурсы могут быть реализованы благодаря намеренному сочетанию в одном контексте собственного имени и полностью совпадающего с ним по звучанию апеллятива в определенной грамматической форме. Например: Произведений масса / Червинского и Масса, / Да нет на них Белинского - / На Масса и Червинского. (А.Раскин. «На Масса и Червинского»). Возможен и другой способ проявления эстетического потенциала онима – путем его сближения с каким-либо другим словом на основе частичного звукового сходства: Многословье, многострофье, / Сколько слов! Сколько строк! / Но поскольку я – Прокофьев, / Будет прок, будет прок! (Евг.Долматовский. Эпиграмма на А.Прокофьева).

В разделе 6 «Морфологические средства как способы воплощения идейно-художественной концепции произведения» на материале грамматического рода существительных обосновывается возможность актуализации эстетических ресурсов данной категории не только при отражении идейного содержания литературного произведения, но и в процессе интерпретации авторской идеи в филологических исследованиях.

Раздел 7 «Участие морфологических единиц в композиционной организации художественного текста» посвящен анализу композиционно значимых языковых элементов. В частности, на материале поэтической речи выявлен перечень фитонимов, реализующих эстетический потенциал категории рода при их использовании в качестве грамматической метафоры, которая (наряду с другими стилистическими приемами) традиционно рассматривается как один из способов композиционного развертывания текста.

В Разделе 8 «Специфика использования морфологических средств в идиостиле писателя» получила отражение проблема индивидуальных особенностей стиля в контексте изучения эстетики языковых единиц.

Обзор лингвистической литературы свидетельствует о том, что в плане выявления эстетических функций морфологических средств русского языка произведения многих писателей исследованы в недостаточной степени. С этой точки зрения особый интерес представляет творчество таких авторов, как Н.Заболоцкий, А.Вознесенский и др. Например, анализ морфологических средств языка, используемых в произведениях Н.Заболоцкого, показал высокую степень актуализации эстетического потенциала категории рода, что во многом определяется своеобразием мировосприятия и поэтической рефлексии автора – повышенной метафоричностью и ассоциативностью, тяготением к игровой, карнавальной стихии (см. [Македонов 1987: 317, 319, 321]). Важными особенностями художественного осмысления действительности, характерными для Н.Заболоцкого, принято также считать приверженность к натурфилософским представлениям о природе, умение мыслить пространственными образами. Указанными факторами, с нашей точки зрения, можно объяснить многочисленные случаи реализации эстетических возможностей грамматического рода существительных, поскольку именно эта категория наиболее тесно связана с выражением предметности. Художественно-изобразительные возможности грамматического рода реализуются при использовании субстантивов в составе таких стилистических приемов, как а) метаморфоза: …Ночь брильянтовой чашей горит… («Тбилисские ночи»); б) олицетворение: Природа в стройном сарафане, / Главою в солнце упершись, / Весь день играет на оргне. («Поэма дождя»); в) образное сравнение: Эти колбочки исследовав, / Словно химик или врач, / В длинных перьях фиолетовых / По дороге ходит грач. («Весна в лесу»); г) перифраза: И растет над нею, важен, сын забвения, лопух. (Поэма «Торжество земледелия»). В ряде случаев экспликация образного потенциала категории рода оказывается сопряженной с использованием не одного, а двух стилистических приемов, среди которых нередки сочетания олицетворения и образного сравнения, олицетворения и риторического обращения, олицетворения и синециозиса, отрицательного сравнения и риторического обращения, перифразы и риторического вопроса, перифразы и риторического обращения.

Особенности стиля А. Вознесенского в рассматриваемом нами аспекте также не подвергались системному анализу. Изучение языкового своеобразия его произведений в сравнении с манерой письма других поэтов – Н.Заболоцкого, Ю.Левитанского, Р.Рождественского, Е.Евтушенко, Б.Ахмадуллиной – показало, что в стиле А.Вознесенского наибольшую актуализацию получают такие особенности слова, которые обусловлены его принадлежностью к определенному лексико-грамматическому разряду (в первую очередь, к разряду собственных имен), связаны с теми или иными морфологическими категориями (чаще всего это категории рода и числа существительных) и с лексико-грамматической целостностью слова (словоформы)5. В качестве наиболее яркой черты его идиостиля выступают различные случаи обыгрывания целостности слова, обращающие на себя внимание не только с количественной стороны, но и с точки зрения разнообразия стилистических приемов, которые можно отнести к данной сфере реализации эстетических ресурсов морфологии. Согласно результатам нашего анализа, в произведениях А.Вознесенского используются такие приемы обыгрывания целостности слова, как анаграмма6, апокопа, вращение слова, гендиадис, граффон, синафия, эхо-рифма.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»