WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

Раздел I «Теоретико-методологические основы рецепции античности» включает три главы.

В главе 1 «Филиация идеи рецепции в современном гуманитарном знании» исследуется историческое развитие идеи рецепции в гуманитарном знании, формирование концепта рецепции, определение его структуры в последние десятилетия.

В первом параграфе «Понятийно-категориальный аппарат для изучения рецепции античности» проводится терминологический анализ понятий, которые традиционно употребляются при исследовании рецепции античности.

Европейская культура, в соответствии с дефиницией культурного наследия, предложенной ЮНЕСКО, включает в себя античное наследие как «уникальный вклад в культурную традицию и современную цивилизацию». Античное наследие это в целом система ценностей, социально-экономические и политические институты, идеология, право, наука, выдающиеся личности, религия и мифология, искусство, язык, художественная литература, образование и физическое воспитание, культура повседневной материальной и духовной жизни отдельного человека. Именно через человека понятие «культурное наследие» соединяется с понятием «традиция».

Современная социальная философия трактует традицию как «способ передачи опыта поколений», характерный для всей общественно-истори­ческой практики. В данном контексте в качестве традиции выступает опыт античной культуры, как особого типа культуры. В этом случае в качестве культурного наследия, историко-культурной ценности античности могут выступать самые различные явления, имманентно присущие этому периоду истории человечества. Современная профессиональная гуманитарная наука вполне осознает различие в подходах экспертного сообщества и общества в целом к античному наследию и пытается найти пути познания этого наследия и в рамках науки, и в рамках массового сознания.

В сочетании антропологического и культурологического подходов и проявляется некий особый, популярный на рубеже ХХ–ХХI веков, взгляд на античную историю. Культурологический смысл рецепции раскрывается через понятия взаимодействие, диалог культурно-исторических систем античности и современности. Причем, в работе принимается обозначение этого процесса именно как социокультурного взаимодействия (П. Сорокин).

Во втором параграфе «Рецепция античности в междисциплинарном поле гуманитарных наук» показывается, что понятие рецепции в полидисциплинарном пространстве гуманитарного знания последних десятилетий имеет своим содержанием восприятие, заимствование и приспособление каким-либо обществом социальных и культурных форм, возникших в другой социокультурной среде. Все варианты рецепции, уже ставшие предметом изучения в современном гуманитарном знании, по их социальной направленности делятся на прагматические (в истории права как рецепция римского права, в сфере политических институтов, в рецепции античной философии философией последующих эпох) и эстетические (история литературы и история искусств).

В параграфе представлены многочисленные примеры прагматической и эстетической рецепции и констатируется настоятельная необходимость теоретического обобщения накопленного материала.

Попытки такого обобщения нашли выражение в обращении к теоретическим построениям школы рецептивной эстетики Х.Р. Яусса11. Своеобразным манифестом нового исследовательского направления стало выступление в 1993 г. профессора Ч. Мартиндейла «со спорной на тот момент идеей адаптации теории рецепции к изучению классики»12. Англоязычная историография привлекла в качестве еще одной опоры при изучении рецепции классики теоретические построения структуралистов и постструктуралистов и продолжает активно развивать идею Яусса о необходимости рассматривать рецепцию исходя из исторических условий реципиента в рамках коммуникации прошлого и настоящего.

Синтез перечисленных подходов в начале XXI в. превращает исследование рецепции (“Reception Study”) в «культурные исследования» (“Cultural Studies”) и позволяет автору диссертации совместить прагматические и эстетические функции рецепции античности, выделив функцию по формированию социальных (исторических) представлений об античности, обозначенную в работе как историческая или социокультурная рецепция.

Глава 2 «Культурно-исторические теории и изучение рецепции античности» посвящена анализу ряда построений в истории культуры и в культурной коммуникации, дающих основы для исследования рецепции античности.

В параграфе первом «Рецепция как межкультурное взаимодействие» предлагается рассматривать рецепцию античности как вертикальное взаимодействие, которое происходит не только «поверх границ обществ и культурных регионов» (Дж. Бентли), но и сквозь границы времени. Такое взаимодействие культур является предметом рассмотрения целого комплекса гуманитарных наук, позволяющих людям «не выпасть» из мира культуры. Рецепция античности – это «преодоление» разведенности во времени взаимодействующих по вертикали культур, теоретическое обоснование для которого находится в предложенном В.С. Библером положении о диалоге культур, когда духовные спектры античности, средневековья и Европы нового времени сосредоточиваются в одной точке, обнаруживая свое «одновременное, собственно культурное, бытие».

В зависимости от акцентов, смыслового наполнения понятия «диалог культур» аналитические подходы к этому понятию условно можно поделить на «социологический», «антропологический», «философский» и «историко-культурный». Наиболее значимым для проблематики данного исследования является «историко-культурный» подход. Ю.М. Лотман, отталкиваясь от идей межкультурной коммуникации (Ф. де Соссюр, Р.О. Якобсон) и наследия русских формалистов (М.М. Бахтин, В.Я. Пропп), противопоставляет синхронию и диахронию в межкультурной коммуникации и говорит о двух тенденциях в развитии диалога культур. Они определяются им как синхронно – диахронное бытие культуры вообще, позволяющее выявить универсальное и специфичное, обеспечивающее кумуляцию и трансляцию культурного опыта13. Такой подход в отношении античности с середины 90-х гг. XX в. стал применять российский антиковед Г.С. Кнабе, обратившийся к вопросам культурно-исторического взаимодействия на примере судьбы античного наследия в культуре России.

Если понятие «межкультурный диалог» объясняет общие принципы взаимодействия культур (на типологическом уровне), то понятие «рецепция» позволяет обозначить конкретные процессы восприятия наследия иной культуры и бытования этого наследия в инокультурной среде на уровне многочисленных микродиалогов, идущих в достаточной степени спонтанно между различными формами и сферами двух разных культур. При этом всякая попытка освоения античного наследия становится попыткой «инкорпорировать в культурно-социальный мир своего времени»14 иную систему ценностей, приспособить ее к своему обществу. И особенно активно это происходит в переходные эпохи.

Результатом рецепции античности как межкультурного диалога становится создание образа античной культуры на трех уровнях ее осмысления: во-первых, это образ научный, создаваемый в историографии, во-вторых, это образ научно-художественный, который формируется культурными лидерами эпохи, в-третьих, это образ популярный, который формируется в массовом сознании современных людей через адаптацию научного и научно-художественного образов.

Во втором, а особенно в третьем варианте, когда знания об античности формируются на уровне представлений, особое значение приобретает знаковость, символичность связанных с этими образами явлений, фигур, произведений, событий.

Этот аспект анализируется во втором параграфе «Исторические знания как представления об античности: образы, символы, стереотипы».

Массовые исторические представления об античности зависят не столько от интеллектуального, сколько от социокультурного опыта индивида, группы, общества в целом. Именно общество присваивает и различными методами адаптирует рациональное историческое знание для выполнения иных функций – образовательной (просветительской), воспитательной, эстетической, развлекательной. Так происходит, с одной стороны, «омассовление» исторического знания, а с другой – его субъективизация.

При этом в качестве носителей исторического знания выступают лица, не имеющие отношения к профессиональному историописанию: люди интеллектуального труда, адаптирующие рациональное знание в интересах потребителя (преподаватели и писатели, журналисты и деятели культуры и искусства, специалисты по рекламе и рекреационной работе); и, собственно, массовые потребители адаптированного исторического знания. Сформированный в науке образ становится базой для построения социальных представлений об античности. Именно представлений, поскольку во второй половине ХХ в. «с позиций социологии и социальной психологии этот термин выступает в качестве синонима “знания”, т.е. социально объективированных “мнений”»15.

Исторические представления об античности не существуют вне массовой коммуникации, которая призвана одновременно и сохранить смысл того или иного образа, и передать с помощью знаков, символов, кодов имеющуюся в нем информацию.

В обществах с европейскими культурными корнями представления об античности присутствует в общественном сознании в форме исторической (культурной) памяти (опыт, традиции, стереотипы).

В связи с этими принципиальными установками в параграфе проанализированы: теория социально-исторической символики А.Ф. Лосева, ставшая основой для понимания взаимоотношения знака и символа; теория М. Хальбвакса о социальной или коллективной памяти и ее современная интерпретация Яном Ассманом; положения о механизмах актуализации в коллективной памяти тех или иных явлений, выдвинутые Ю.М. Лотманом, концепция «места памяти» Пьера Нора.

Символическое понимание «места памяти» в теории П. Но­ра16 позволяет утверждать, что для интеллектуалов и деятелей культуры в обществах с европейской культурной традицией античность является своеобразным «местом памяти». В массовой культуре взаимодействие не столь однозначно, а результат не столь предсказуем. В связи с этим изучение массовых исторических представлений, стереотипов, клише в искусстве, культуре и социальном сознании в целом позволяет увидеть все многообразие рецепции античности в современном обществе.

В отличие от «академической» культуры античность в массовом историческом сознании общества остается в виде дискретных образов, чаще – стереотипных, которые представляют собой некоторую интерпретацию, наделение смыслами, определяемыми не столько прошлым, сколько современностью. Образы античности, рождаемые в рамках современного массового мифологизированного сознания, сопряженные с идеологическими установками, да еще и привлекающие в качестве смысловых «наполнителей» античную мифологию – очень жизнеспособны, что будет продемонстрировано в третьем разделе диссертации.

Глава 3. «От рецепции в науке к рецепции в массовом сознании» содержит теоретические выкладки и некоторые обобщения эмпирических наблюдений относительно функционирования античного субстрата в социальном сознании обществ с европейской культурной традицией.

В параграфе первом «Рецепция античности в творчестве ученого-историка» отмечается, что рецепция невольно присуща и творчеству историка-профессионала. В гуманитарном знании нового и новейшего времени рецепция античного наследия просле­живается при изучении многих проблем как социально-политической, так и экономической и культурной жизни. При изучении античной культуры или античной демократии сложно переплетаются в творчестве исследователя собственно научный анализ и рецепция наследия. Именно элемент рецепции часто предопределяет принципиальные концептуальные построения: приводит к полити­зации некоторых научных изысканий, толкает к поиску исторических аналогий, идеализации или, напротив, обличению персонажей и явлений древности, порождает в исследованиях историков ХIХ–ХХ веков стремление извлечь уроки из античного наследия в виде сугубо прагматических наблюдений и выводов. Это приводит к проявлениям аксиологических и презентистских установок в профессиональных исторических трудах.

В параграфе это показано на примере исследования рабства в национальных историографиях двух последних веков. Влияние социкультурного опыта на восприятие исторической наукой такого феномена как рабство может быть прослежено, прежде всего, через индивидуальное отношение историка (А. Валлон, Т.Н. Грановский, У. Уэстерманн, Й. Фогт, М. Финли). Но именно оно демонстрирует и групповые представления, и уровень общественного интереса к предмету и глубину постижения его.

Что касается другой показательной в плане рецепции античности представителями профессионального исторического сообщества темы – античной демократии, то «приспособление» этого античного феномена к современности происходило с XVIII в. и продолжается вплоть до сегодняшнего дня. Очень яркий пример рецепции при изучении истории Афинской демократии дают российские историки-антиковеды рубежа XIX–XX вв. (М.С. Куторга, В.П. Бузескул, Р.Ю. Виппер), а также многие современные зарубежные исследователи.

По утверждению Дж. Тоша, социальная память неизбежно оказывает влияние на собственно научное историческое познание, поскольку ее механизмы воздействуют на сознание историка точно так же, как и на сознание других членов социума17. Такая взаимосвязь не зависит от периода истории, к которому он профессионально обращается историк. В этом отношении антиковедческие штудии профессионалов вполне вписываются в общее правило, хотя и не являются в большинстве случаев частью национальной истории или национальной мифологии.

В параграфе втором «Массовые представления об античности. Немного эмпирики» конкретизируется уже высказанная идея о том, что массовые исторические представления об античности, практически полностью зависят не столько от интеллектуального, сколько от социокультурного опыта индивида, группы, общества в целом. Формирование этих взглядов происходит под влиянием целого ряда факторов, действующих в обществе, среди которых школьный курс истории древнего мира играет отнюдь не последнюю роль.

В параграфе приводятся результаты анкетирования студентов-первокурсников негуманитарных специальностей Казанского университета, проведенного автором для выявления релевантности знания античной истории в среде выпускников средней школы, а также с целью выяснения как остаточных знаний об античности, так и влияния медийного пространства на представления об античности.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»