WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Создание Основных государственных законов проходило в процессе проведения работ по упорядочению узаконений в 1826–1832 гг. и было связано с формированием Свода законов Российской империи. Систематизационные работы проводились II отделением Собственной е.и.в. канцелярии под контролем Николая I и возглавлялись М. М. Сперанским. Для проведения систематизационных работ 31 января 1826 г. было создано II отделение Собственной е.и.в. канцелярии, в состав которого были привлечены лучшие юристы своего времени (К. И. Арсеньев, В. Е. Клоков, М. А. Корф, А. П. Куницын, М. Г. Плисов, К. Г. Репинский и др.). Главным теоретиком создания, куратором работ и редактором вариантов, а затем и окончательно подготовленного к изданию текста Основных законов (как и всего Свода законов) являлся М. М. Сперанский. В 1829–1832 гг. чиновник II отделения М. А. Корф подготовил проект Основных государственных законов, который после редактирования М. М. Сперанским и доработки после обсуждения в Министерстве юстиции был подготовлен к печати уже в качестве первой части Свода законов Российской империи как Свод Основных государственных законов. В конце 1832 г. Основные государственные законы в составе Свода законов Российской империи были отпечатаны. Девятнадцатого января 1833 г. Свод законов был представлен Государственному совету, а затем манифестом Николая I от 31 января 1833 г. был санкционирован как источник права с введением в действие с 1 января 1835 г. Основные государственные законы, как и Свод законов Российской империи в целом, в связи с изданием новых узаконений были переизданы в 1842, 1857 гг., а отдельными изданиями вышли в 1886 и 1892 гг.

Структурно Основные государственные законы (Свод Основных государственных законов) состояли из двух разделов. Первый раздел «О священных правах и преимуществах верховной самодержавной власти» содержал 8 подразделов: «О существе верховной самодержавной власти», «О порядке наследия престола», «О совершеннолетии императора, о правительстве и опеке», «О священном короновании и миропомазании», «О титуле императорского величества и о государственном гербе», «О вере», «О законах», «О власти верховного управления» (ст. 1–81). Второй раздел «Учреждение об императорской фамилии» состоял из 7 подразделов: «О степени родства в доме императорском», «О рождении и кончине членов императорского дома, и о родословной оному книге», «О титулах, гербах и прочих внешних преимуществах», «О содержании членов императорского дома», «О гражданских правах членов императорского дома», «О судебном ведомстве», «Об обязанностях членов императорского дома к императору» (ст. 82–203). Издания 1842 и 1857 гг. сохранили ту же структуру, а издания 1886 и 1892 гг. оставили неизменным первый раздел, несколько сократив второй, в котором в ст. 82–179 содержались положения нового Учреждения об императорской фамилии 1886 г. Последнее издание Основных законов датируется 1892 г.

Юридическая природа Основных государственных законов 1832–1892 гг. проявляется в их чертах и юридических свойствах, которые отразили специфику нормативно-правового содержания данного вида акта систематизации законов об основах государственного строя в Российской империи.

Первым юридическую природу Основных государственных законов проанализировал М. М. Сперанский. В 1834–1838 гг. в процессе преподавания основ законодательства наследнику престола, будущему императору Александру II, он дал обстоятельный разбор Основных законов 1832 г. Он объяснил необходимость создания Основных государственных законов, показав их политико-юридическую природу – место и значение в политико-правовой системе Российской империи и Своде законов Российской империи, выделил необходимые структурные элементы Основных законов и определил их содержательную сторону.

В целом юридическая природа Основных государственных законов, изданных в 1832–1892 гг., определялась их особым местом в государственно-правовой политике российской государственной власти как одного из основных средств легализации и легитимации основ государственного строя в Российской империи. Политико-правовое назначение Основных государственных законов было обозначено и в науке российского государственного права в XIX – начале XX в. Российскими юристами-государст­воведами особо выделялся процесс укрепления законодательных основ российского государственного строя и законности как принципа организации и деятельности Российского государства. А. Д. Градовский указывает на то, что в Основных законах устанавливается «юридический, правомерный характер русского государственного устройства». Н. М. Коркунов, подчеркивая социально-политическое значение данной тенденции в развитии российской государственности, отмечает: «Начало законности в нашем государственном быту не явилось результатом какого-нибудь одного законодательного постановления, а сложилось как плод постепенного развития государственной жизни. Самоограничение власти правом составляет необходимое каждого сколько-нибудь развитого государственного быта. Прежде всего само могущество государственной власти может окрепнуть и утвердиться только под условием подчинения власти началам права, так как только тогда в гражданах может развиться чувство законности, делающее для них повиновение власти долгом». А. В. Романович-Славатинский указывает на провозглашение в Основных законах принципа законности – закрепление положения, что «Российская империя управляется на твердом основании положительных законов». В связи с этим он отмечает, что Россия «примыкает к разряду тех организованных Европейских государств, где все совершается на основании твердых, незыблемых законов, а не на основании воли и прихоти правителя, как в восточных деспотиях».

Основные государственные законы по форме систематизации представляли акт консолидации действующего законодательства. Содержащиеся в них законоположения получили системное оформление и придали в совокупности законодательному массиву новое системное качество правового закрепления основ государственного строя в России. Основные государственные законы представляли официальное издание упорядоченного действующего общегосударственного (общеимперского) законодательства с повышенным уровнем официальности (санкционирован императором), выступали как основной носитель правовой информации в сфере российского государственного права и являлись официальным источником законоположений об основах государственного строя в России.

Порядок издания и изменения Основных государственных законов (в отличие от конституционного законодательства в Европе) не содержал специальных правил и ограничений. Н. М. Коркунов подчеркивал, что «особого порядка для издания и изменения Основных законов не установлено… При этом надо заметить, что проекты изменений Основных законов никогда не были вносимы на обсуждение Государственного совета», т. е. он обращает внимание на их переиздание исключительно в систематизационном порядке путем обработки узаконений, появившихся между изданиями Основных законов. Тем не менее при подготовке каждого нового издания Свода законов Российской империи имелась особенность переиздания его положений об основах государственного строя «в виду испрашивавшегося по каждому из… изданий Основных законов высочайшего соизволения на всякое в них изменение в отдельности», что подчеркивало особое внимание верховной власти к их содержанию.

Третья глава «Закрепление и конкретизация в основных государственных законах 18321892 гг. правовых оснований государственного строя Российской империи» включает три параграфа, в которых проанализировано нормативно-правовое содержание Основных государственных законов.

Основные государственные законы Российской империи 1832–1892 гг. по форме систематизации правового материала представляют собой акт консолидации основополагающих узаконений. Они также выступают в качестве нормативно-правового источника действующего позитивного права, где зафиксированы основные правовые параметры организации верховной государственной власти и управления, которые получили системное изложение по основным сферам правового регулирования. Структура Основных государственных законов отражала три блока правового регулирования организации государственной власти и управления.

Основные государственные законы на первое место поставили законоположения относительно организации верховной государственной власти. В них были достаточно четко определены принципиальные черты формы правления в Российской империи как абсолютной монархии: самодержавие – император пользуется верховной властью «по собственному праву», не разделяет ее ни с кем и независим от какого бы то ни было государственного органа; неограниченность – никакая власть юридически не может установить пределы и ограничить власть императора; священность – власть царь получает только от Бога посредством процедуры «священного коронования», и повиноваться его власти повелевает сам Бог; наследственность – переход верховной государственной власти от одного лица к другому исключительно в рамках царствующего дома на основании узаконений о престолонаследии; связанность императора действующим законодательством – решения верховной власти должны соответствовать ранее изданным узаконениям, а Российская империя управляется посредством исходящих от самодержавной власти узаконений. Ряд положений Основных законов отражал имперский характер территориальной организации государственной власти в России как империи и сложную конфигурацию взаимоотношений имперского центра с населяющими отдельные территориальные образования этническими общностями. Описанные в них титул российского императора и российский государственный герб обозначали пространство власти государя и пределы территории Российского государства, а ряд основополагающих узаконений определил принципиальные положения относительно единства политико-правового пространства Российской империи с сохранением в отдельных национальных регионах элементов местной системы управления и партикулярных узаконений. Не меньшее значение имели и законоположения Основных законов относительно характеристик государственного режима как авторитарного, что обеспечивалось определением правовых основ таких институтов, как подданство, установившее юридическую связь между индивидом и государством в лице монарха с принесением присяги на верность подданства как клятвенного обещания в преданности воцарившемуся императору и законному его наследнику, и сословное деление общества – закрепление объема прав и обязанностей, исходя из законодательного установления «прав состояния» на основе принадлежности к определенному сословию, что фиксировало сословный тип политико-правовой системы в России.

На второе место Основные законы поставили законоположения относительно основных сфер деятельности верховной государственной власти – законодательной и исполнительной. В них был достаточно четко закреплен принцип законности в деятельности аппарата государственного управления для обеспечения стабильности в организации государственной власти и поддержания порядка в государственном управлении. Одновременно определялись и особенности организации правового пространства Российской империи с выделением и установлением принципов взаимодействия общегосударственного и местного законодательства. В сфере законотворческой деятельности Основные законы четко сформулировали основополагающий принцип издания законодательных актов в условиях абсолютной монархии – исключительное право императора на издание узаконений, которое не ограничивало и предварительное обсуждение законопроектов в Государственном совете, чье мнение для монарха носило консультативный характер. Важное значение имели положения Основных законов, в которых определялись критерии отграничения узаконений от правоприменительных и интерпретационных правовых актов, признаки законодательных актов, система источников позитивного права, а также достаточно детализированные правила выявления пробелов, коллизий и обеспечения качества узаконений. Одновременно Основные законы установили, хотя и в достаточно общем плане, основы организации деятельности верховной власти в сфере государственного управления, среди которых принципиальное значение имели законоположения о сосредоточении в руках императора всей полноты исполнительной власти.

На третье место Основные государственные законы поставили законоположения об императорском доме. Они выделили в обособленный институт государственного права императорскую фамилию и регламентировали внутри нее публично-правовые отношения – порядок приобретения прав членов императорского дома и определения родственных связей как основания к наследованию престола, обязанности императора поддерживать порядок и законность в императорском доме, обязанности членов императорского дома, а также требование повиноваться и быть преданными царствующему императору. В Основных законах определялась и специфика правового регулирования вопросов частноправового характера – брачно-семейные, имущественные и наследственные законоположения.

Таким образом, Основные государственные законы 1832–1892 гг. в своих законоположениях представили принципиальные основы организации государственной власти и управления, которые определяли дальнейшую правовую регламентацию различных сфер государственной деятельности и жизнедеятельности населения России в остальных разделах Свода законов Российской империи. Переиздания Основных государственных законов в 1842, 1857, 1886 и 1892 гг. сохранили систему и основные законоположения Основных законов первого издания 1832 г. и внесли лишь некоторые редакционные изменения, не носившие принципиального характера и отразившие изменения в последующем законодательстве, имеющие отношение к сфере регламентации законоположений Основными законами. Существенные изменения в Основные законы были внесены лишь их новой редакцией 1906 г., ознаменовавшей переход формы правления в России к конституционной монархии.

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы выводы по его результатам. В нем представлены в концентрированном виде основные тенденции изученных проблем, связанных с формированием и развитием Основных государственных законов Российской империи 1832–1892 гг.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

  1. Владимирова, Г. Е. Основные государственные законы в определении политико-правовых параметров Российского государства / Г. Е. Владимирова // Право и политика. – 2007. – № 11. – 0,5 печ. л.

Иные публикации

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»