WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Эпоха модерна в истории культуры начинается с ситуации полистилизма. Отныне личность сама способна выбирать стиль, который наиболее соответствует ее вкусу, мировоззрению, социальной позиции. Катарсис впервые становится индивидуальным эстетическим переживанием, социальное содержание которого представляет собой событие внутренней жизни отдельного человека как личности. Смысл этого события – обновление, перерождение души человека, усложнение его внутреннего мира, духовный рост, восстановление гармонии мира внутреннего и внешнего. Человек становится способен на неожиданно хорошие и смелые поступки, обретает внутреннюю уверенность и ясность видения действительности. В социальном плане катарсическая индивидуальная практика позволяет самостоятельно восполнять недостаток социальности, гармонизировать личностную форму общественных отношений.

В то же время неклассическое и постнеклассическое искусство поставило под вопрос возможность катарсиса, поскольку художественное произведение нередко утрачивает человеческий смысл и соразмерность, дегуманизируется, теряет миметическую основу. Катарсис в этих условиях обретает непривычные формы. Нами были выявлены следующие типы современного катарсиса: катарсис отторжения как исторжения из человека всего дурного посредством физиологической разрядки (Ю. Кристева); катарсис как отложенное событие, собирающееся по мере складывания общего Произведения Культуры; растянутый во времени катарсис, складывающийся в удовольствии сверхмедленного чтения, при котором возникает огромное количество ассоциаций и интерпретаций (Р. Барт).

Особым типом современного катарсиса можно считать катарсическое переживание кинозрителя, в котором формируется реальность внутреннего мира «несобранного субъекта» (Ж. Делез). В результате кинематографический образ, живущий в форме кадрирования, панорамирования, монтажа, становится образом нашего восприятия, и мы представляем свою жизнь по законам кино.

Таким образом, субъект катарсического события проходит своеобразный цикл развития в истории человеческой культуры: от коллективного участника катарсических практик традиционного общества к индивидуальности новоевропейского ценителя искусства и от него – к над-индивидуальному реципиенту несобственных кинематографических впечатлений. Важно, что на протяжении всей истории культуры катарсис работает как социальный механизм восполнения недостатка общественных связей. Если в традиционном обществе это происходит преимущественно в коллективной форме, то в Новое время появляется возможность восполнения недостатка социальности в форме индивидуальной деятельности личности. В событии катарсиса общественные отношения обретают личностную форму, становясь фактором развития внутреннего мира человека.

Во второй главе «Катарсис как общественное отношение» раскрывается феномен катарсиса как онтологическое со-бытие и его социальные конфигурации в современном мире.

Раздел II. 1. «Эстетическая форма существования катарсиса: катарсис и время» дает представление о связи катарсиса с базовой философской категорией времени. Работа Л.С. Выготского «Психология искусства» раскрывает связь катарсиса с различными типами художественного времени и выводит закон эстетической реакции: «она заключает в себе аффект, развивающийся в двух противоположных направлениях, который в завершительной точке, как бы в коротком замыкании, находит свое уничтожение. Вот этот процесс мы и хотели бы определить словом катарсис»19. В литературном произведении противоречивые временные планы представлены взаимодействием фабулы, сюжета и времени дискурса. Кинематографический катарсис построен на эстетическом переживании «меньше, чем образа» (П. Верилио), или кинематографического знака, смысл которого постоянно ускользает. Время кинематографического знака – это время Эон, или «прошлое без настоящего и даже без будущего». Эон собирает в одну точку растянутое во времени впечатление от произведения, создавая тем самым почву для внезапного катарсического озарения.

Современный человек способен катарсически переживать множество явлений и событий (интеллектуальные открытия, победу, свадьбу, рождение ребенка и т.д.). Можно отметить, что форма катарсиса зависит и от возраста, что наглядно видно на процессе развития личности ребенка. Он проживает несколько кризисных периодов, преодоление которых связано с возникновением так называемых новообразований, исчезающих, как только ребенок учится мыслить и действовать по-другому. Появление и исчезновение новообразования напоминает уничтожение противоречивых планов произведения и способно спровоцировать катарсическую разрядку.

Л.С. Выготский описывает катарсис как эстетическое переживание и со-бытие внутренней жизни человека, позволяющее ему соприкоснуться с бытием, претворить его в жизнь. Вот почему описание катарсиса средствами психологии никогда не будет полным без его философского прочтения.

В II. 2. «Онтология катарсиса: катарсис как интуиция бытия» катарсис представлен как онтологическая категория и феномен, имеющий особое значение для события встречи человека и Абсолюта. По мысли М. Хайдеггера, художественное произведение являет собой особый канал проникновения абсолютов в человеческую жизнь. Для М. Хайдеггера онтологический смысл катарсиса состоит в возвращении к arche, для М.М. Бахтина – в обнаружении открытости, незавершенности, бесконечности смыслов художественного произведения и самого человека.

По степени проникновения в смыслы художественного произведения и тайны бытия мы выделили четыре типа катарсиса: катарсис как простая психологическая реакция на организацию сюжетных ходов произведения; катарсис как ответ на проникновение в смыслы произведения; катарсис художественной критики; катарсис, получаемый посредством медленного перечитывания (Р. Барт). Во всех типах катарсиса его механизм сохраняется, а смысл углубляется; все они суть разные уровни погружения в онтологические, в том числе, социальные основы произведения, что обеспечено его общественной природой.

В разделе II. 3. «Общественная сущность художественного произведения – источник социальных потенций катарсиса» обосновывается социальная природа события катарсиса через раскрытие лично-публичной природы художественного произведения.

Произведение искусства существует на стыке личного восприятия и публичной формы. По словам И. Бродского, можно разделить хлеб, ложе, возлюбленную, «но не стихотворение, скажем, Райнера Мария Рильке». Л.С. Выготский отмечает, что невозможно подвергнуть рефлексии чувство удовольствия или неудовольствия от эстетического общения20, можно лишь переживать его или анализировать свое состояния вне этих чувств. Однако невозможность передать свои ощущения от встречи с произведением восполняются тем, что можно «передать» само произведение. Оно является фиксированной общественной формой хранения и передачи личного опыта художника и зрителя: форма художественного произведения способна передавать субъективные чувства объективным образом. Художник и его творение представляют собой носителей общественной формы как особого средоточия общественных отношений. По этой причине катарсическое переживание способствует распредмечиванию социальных связей через эстетические отношения и влияет на становление личностного мира человека.

В разделе II. 4. «Катарсическое переживание в динамике становления личности» раскрывается процесс становления личностных качеств в истории европейской культуры под влиянием катарсического события.

Первой заметной личностью европейской культуры был Сократ. При этом в его рационализме можно увидеть смерть трагического сознания грека (Ф. Ницше, А.Ф. Лосев). Однако рациональное осмысление и понимание не противоречат самому катарсическому переживанию, но лишь предполагают возможность его рефлексии, что не является анти-эстетической операцией.

Иной тип катарсиса обнаруживается в религиозных переживаниях средневековой «пред-личности». В отличие от личности Бога личность человека в Средневековье – по большей части, требование, а не реальность. Однако там, где личность случается, рождается религиозный катарсис переживания гармонии себя в Боге и Бога в себе. Такие личности, как Августин, открывают всю палитру религиозного катарсического переживания – в молитве, богообращении, исповеди. Катарсис способствует драматизации процесса становления личности средневекового человека.

Эпоха Возрождения практически впервые в истории западноевропейской культуры формирует уникальный социальный феномен – катарсис творчества. Интересно, что катарсис творцов-титанов Ренессанса основан не столько на ощущении мощи человека, сколько на постижении границ его слабости и беспомощности (Босх, Монтень, Сервантес).

В Новое время личность становится массовым типом человека. Кроме того, появляются разные типы личности. Подобная социальная дифференциация указывает и на множество вариантов катарсического опыта. Главным из них становиться способность человека перестраиваться, то есть разбирать и собирать свой внутренний мир заново. Это обеспечено возможностью включения в себя все новых социальных отношений и, как следствие, ведет к гибкости человека в социальном пространстве.

Итак, в истории культуры катарсис всегда провоцирует возникновение личностных качеств, что порождает способность восполнять недостаток социальных связей. Начиная с Нового времени, катарсис восполняет дефицит социального эстетическим способом в форме развития личностных общественных отношений.

В разделе II. 5. «Катарсис: пути вхождения в социальное» показаны пред- и пост-катарсические состояния, представляющие собой особый способ погружения человека в социальную реальность.

Предкатарсической практикой, на наш взгляд, является ритуал. В современном мире он существует преимущественно в индивидуальной форме, не теряя при этом своих социальных функций. По мысли М.К. Мамардашвили, анализирующего творчество М. Пруста, ритуал служит носителем памяти и вызывает смыкание временных пластов личной жизни и катарсического события. Ритуал выступает в современной культуре в качестве деятельности на пороге катарсиса.

Событие катарсиса изменяет взгляд на окружающий мир. Человек относится к жизни с интересом, становится способным к ожиданию чуда, что порождает приключение как особое настроение участия в жизни. По мысли М. Эпштейна, интерес к жизни провоцирует поступки человека, вызывающие ответ его судьбы. Последняя представляется не тем, что надо избежать или обмануть, а тем, что надо найти и испытать, поэтому посткатарсическое состояние приключения-как-настроя приводит к сбыванию судьбы и непременному включению человека в общественную жизнь.

Раздел II. 6. «Катарсис как личностная форма общественных отношений в современном мире» раскрывает специфические социальные функции катарсиса в европейской культуре XX-XXI вв. Первой такой функцией можно назвать способность катарсиса формировать эстетический взгляд на историю. Эстетические категории иронии, трагедии, комедии, фарса достаточно давно применялись к анализу исторического процесса (романтики, Г. Гегель, К. Маркс). Сегодня к этому перечню можно добавить катарсис. Однако если человек классической эпохи мог испытывать катарсис при попадании в «умное место» истории, откуда были видны исторические причины и их следствия, то переживания современника далеки от представления, что история имеет человеческое лицо. Сегодня для исторического сознания более характерной становится мета-историческая форма. Она открывается в экзистенциальном переживании истории как процесса, выходящего за рамки своих фактических проявлений, что ясно прослеживается на примере творчества Э. Ремарка и Э. Хемингуэя.

Конечно, переживание катарсиса мета-исторического взгляда на историю свойственно лишь немногим личностям, поэтому в массовом обществе катарсис является редким событием. Неклассическое искусство может провоцировать распадение массы, вызывая у ее представителей чувство дискомфорта и дисгармонии. Возникает катарсис отвращения. Человек остается наедине с собой и не может выстроить социальные связи с другими людьми. Не случайно массу нередко определяют как толпу одиноких. Есть и другой вариант существования катарсиса в массовом обществе. Это катарсис кинематографического восприятия, предполагающий объединение всех в над-индивидуальное воспринимающее тело. Возможность возникновения такого субъекта означает, что катарсис в массовом обществе может стать нередким феноменом: кинозрителем сегодня является практически каждый человек.

Еще одна функция катарсиса в современной культуре – концентрация способности искусства ставить себя на место зла. Искусство воплощает зло в эстетическом образе, позволяя человеку изжить его из своей души. Это возможно в трагической форме, когда быть читателем уже означает сопротивляться нечеловеческим страданиям, описанным автором: не каждый согласится читать, например, рассказы В. Шаламова. Изживание зла может происходить и в комической форме, когда смех снижает значимость страшного, как это происходит, к примеру, в рассказах С. Довлатова.

Итак, катарсис проходит в истории культуры полный цикл развития: он рождается как социальный феномен в коллективных практиках традиционных обществ, скрывает свою социальную природу в индивидуальных эстетических реакциях ценителей искусства Нового времени и вновь обретает социальное качество в современном индивидуализированном обществе.

В Заключении диссертации подводятся итоги и обозначаются перспективы дальнейшего развития темы.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Бугарчева Е.А. Механизмы катарсиса в процессе формирования личности ребенка // Человек и общество в современном мире (парадоксы социально-философского дискурса): Сб. ст. молодых ученых / Ред. Ю.Н. Иванов, О.Г. Иванова, З.З. Ибрагимова. – Казань: КазГУ, 2006. – С. 142-150.

2. Бугарчева Е.А. Приключение и катарсис // Перспективы философии в XXI веке: сб. научных статей и сообщений / Отв. ред. Л.А. Сыченкова, А.Б. Лебедев. – Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2008. – С. 52-57.

3. Бугарчева Е.А. Динамика категории «катарсис» в учебной литературе по эстетике под влиянием культуры постмодерна // Образование и культура постмодерна: сб. ст. – Казань: Казанский университет, 2005. – С. 84-86.

4. Бугарчева Е.А. Катарсис и время: темпоральные характеристики художественного произведения как условие катарсического эффекта // Материалы XI Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Выпуск 12. – М.: Изд-во МГУ, 2004. – С. 387.

Публикация в издании, рекомендованном ВАК:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»