WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Бугарчева Евгения Алексеевна

КАТАРСИС

КАК СОЦИАЛЬНО-ЭСТЕТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

(СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ)

Специальность 09.00.11 – социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Казань – 2009

Работа выполнена на кафедре социальной философии и культурологии философского факультета ГОУ ВПО «Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина»

Научный руководитель: доктор философских наук, доцент

Шатунова Татьяна Михайловна

Официальные оппоненты: доктор философских наук

Киносьян Владимир Андреевич

кандидат философских наук

Галанова Гульнара Эдуардовна

Ведущая организация Казанский государственный университет

культуры и искусств

Защита состоится 26 ноября 2009 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.081.16 при Казанском государственном университете имени В.И. Ульянова-Ленина по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, д. 18, корпус 2, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Казанского государственного университета имени В.И. Ульянова-Ленина.

Автореферат разослан «___» ____________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат философских наук,

доцент Г.К. Гизатова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

Актуальность исследования социальных характеристик феномена катарсиса обусловлена рядом обстоятельств. Во-первых, в современной культуре ощущается заметное взаимное влияние социальных и эстетических начал. Сама культура создается по законам художественного произведения1, наряду с научной строится художественно-эстетическая картина мира. Социальная значимость эстетических феноменов в современном мире возрастает, обнаруживаются их черты, необходимые для оптимизации процессов становления современного человека. Не является исключением и феномен катарсиса как высшего типа эстетической реакции. Традиционно толковавшийся в классической теории как чисто эстетический феномен, сегодня катарсис обретает социальные характеристики. В этой связи возникают вопросы о судьбе катарсиса как закона художественной деятельности и о его социальном «измерении».

Во-вторых, актуальность проблемы обусловлена проблематичностью поиска современным человеком новых форм своей субъектности в обстоятельствах сужения возможностей быть активным субъектом познания и преобразования социальной реальности. В рамках художественно-эстетической картины мира человек пытается строить свою жизнь, используя опыт искусства. В то же время способность воспринимать мир в эстетических категориях, говоря словами Ницше, спасает человека для жизни. В этой ситуации сама способность испытывать высшие эстетические чувства уже несет в себе глубокий социальный смысл. Этот смысл углубляется еще и за счет того, что катарсис как высший тип эстетической реакции осуществляет деконструкцию и гармонизацию внутреннего мира человека, обеспечивая его сложность и динамичность.

В то же время в современном искусстве существуют целые направления, не ставящие перед собой задачи вызвать катарсический эффект, поскольку зрителя, читателя или слушателя художественное произведение нередко выталкивает в «дегуманизированную» (Х. Ортега-и-Гассет) реальность, потерявшую человеческую соразмерность. Художественные произведения в таком случае вызывают негативные чувства – отвращения, неудовлетворенности, которые заставляют человека искать выход, напряженно размышлять, что-то отвергать в себе и на что-то решаться. Возникает вопрос о возможности и уместности катарсиса в такой ситуации.

Кроме того, теоретики «негативной эстетики» усматривают в катарсической реакции опасность прекращения душевной работы человека над собой и самоуспокоения. Современная эстетика в этой связи нередко отказывается от категории «катарсис». Следовательно, в какой-то мере можно говорить о сужении художественной сферы действия катарсического механизма. Катарсис в современном мире далеко не всегда служит эстетическому наслаждению, но в гораздо большей степени – активизации определенных социальных характеристик человека.

В определенном смысле можно сказать, что катарсис становится социальным феноменом, проникает из эстетической в социальную реальность, превращается в способ социальной адаптации человека к особым культурным реалиям «индивидуализированного общества» (З. Бауман).

Степень изученности проблемы.

В литературе на сегодняшний день существует целый пласт работ, посвященных катарсису. Например, об этом пишет В.П. Шестаков2. Однако стоит заметить, что вся эта литература – иностранная3. На русском языке нам известна лишь одна монография, посвященная проблеме катарсиса: сборник статей ученых Российского института культурологии «Катарсис: метаморфозы трагического сознания»4. Данную работу можно назвать энциклопедией теорий и интерпретаций феномена катарсиса в современном мире. Однако, как и указано в названии работы, речь в ней идет только о судьбе трагического катарсиса. Социальные эффекты катарсиса комического, а также катарсиса прекрасного практически не освещаются в данной монографии. Эта работа словно бы подводит итог уходящей культуре XX века и, несмотря на обилие отсылок к теме социальных возможностей катарсиса, понимает его прежде всего как феномен, привязанный к художественному произведению.

Обычно в монографиях и учебных пособиях катарсису посвящены лишь отдельные параграфы или разделы (В.П. Шестаков, А.Ф. Лосев «История эстетических категорий»5, В.В. Бычков «Эстетика» (учебник)6, «История эстетической мысли»7, Г. Лукач «Своеобразие эстетического»8, Н.Б. Маньковская «Эстетика постмодернизма»9).

Для данного исследования особо важными оказались работы отечественных авторов, рассматривавших различные социальные аспекты катарсиса. Вяч. Иванов говорит о возникновении катарсиса из дионисических мистерий, А.Ф. Лосев связывает аристотелево понимание катарсиса с онтологической системой Аристотеля и его категорией Ума, Л.С. Выготский анализирует катарсис с позиций эстетики как науки, и его выводы существенно дополняют результаты исследований Иванова и Лосева. Из западных мыслителей о катарсисе пишут Д. Лукач, Ю. Кристева.

Нередко в литературе встречается описание катарсического эффекта, который называется как-то иначе, другими словами. Например, Ф. Ницше негативно относится ко всем категориям классической эстетики, в том числе к «катарсису», но, говоря о глубоком эстетическом переживании, фактически описывает именно катарсис, хотя и не использует этот термин10.

Социальные аспекты проблемы катарсиса вызвали необходимость обращаться к широкому кругу авторов, пишущих о возникновении социального пространства (А.Ю. Согомонов, П.Ю. Уваров11), о его становлении (Р. Гвардини12, Ю. Хабермас13), а также о вариантах взаимодействия эстетического и социального пространств (Ж. Рансьер14, Ж. Бодрийяр15, Э.В. Ильенков16, К. Маркс17, И. Бродский18).

Особую роль в нашем исследовании сыграли своеобразные «авторские пары», в которых художественные произведения анализируются философами. Во-первых, это произведения Э. Хемингуэя и их осмысление Э.Ю. Соловьевым. Во-вторых, – творчество М. Пруста и лекции М.К. Мамардашвили, прочитанные о романе «В поисках утраченного времени». Анализ этих работ помог выявить особенности катарсиса как события внутренней жизни современного человека.

Естественно, что категория «катарсис» достаточно редко употребляется в современных социально-философских исследованиях. Возможно, что такая ситуация обусловлена сложностью, таинственностью и сакральностью катарсического события, а также неизученностью социальных аспектов и эффектов этого феномена, традиционно считавшегося эстетическим.

Объектом исследования выступает совокупность социальных характеристик катарсиса в процессе становления личности.

Предметом анализа является механизм катарсиса в процессе создания личностной формы общественных отношений современного человека.

Цель нашего исследования – анализ катарсиса в качестве социально-эстетического феномена.

Реализация цели потребовала выполнения ряда задач:

1) выявление социальных аспектов категории катарсиса, представленных в истории философской мысли и культуры;

2) выработка определения катарсиса как социально-эстетической категории, что позволило полнее раскрыть этот феномен как общественное отношение;

3) анализ катарсиса как онтологического феномена – события человеческой жизни, механизма становления внутреннего мира современного человека, фактора пребывания бытия в мире человека;

4) выявление исторических видов и типов катарсиса.

Методология исследования. В работе применен метод единства исторического и логического анализа, что позволяет раскрыть динамику феномена катарсиса, обнаружить весь спектр его функций в мире культуры. Параллельно с этим исторический подход применен к анализу развития теории катарсиса. Исторический подход выступает в качестве необходимой стороны диалектического анализа, обнаруживающего внутренние противоречия феномена катарсиса. В работе использовались принципы диалектики гегелевско-марксистского направления, развитые в трудах Л.С. Выготского и Э.В. Ильенкова.

Феноменологический подход позволил описать панораму многообразных форм катарсических переживаний современного человека. По принципу дополнительности с феноменологическим подходом связан экзистенциальный взгляд на феномен, позволяющий исследовать катарсис как внутреннее переживание современного человека и как «пограничное состояние», связанное с переструктурированием его привычного внутреннего мира и ведущее к становлению его субъектно-личностных качеств.

Принципиальный методологический плюрализм потребовал соединения различных подходов, что позволило совместить эстетический и социально-философский аспекты исследования феномена катарсиса.

Научная новизна работы состоит в следующем:

1. традиционно считавшийся эстетическим явлением, катарсис определен как социально-эстетический феномен, сущностью которого является событие ментальной жизни человека, состоящее в деконструкции, гармонизации и обновлении его внутреннего мира;

2. выявлена социальная компонента катарсиса, представляющая собой личностную форму общественных отношений, замыкающую на себя или восполняющую собой дефицит внешних социальных связей;

3. введены новые категории: «катарсис как событие», выводящее человека за пределы привычной идентичности, что позволило показать связь катарсиса с обществом и бытием; «катарсическая практика» как социальная организация и совокупность условий попадания человека в событие катарсиса, что позволило выявить его исторические формы и типы; «дефицит социальности» как человеческая неполнота общественных отношений, что позволило выявить основное социальное содержание катарсиса в качестве способа трансформации общественных отношений в их личностную форму;

4. выявлена основная причина превращения катарсиса в социальный феномен современной культуры – недостаток или дефицит социальности, что позволило обнаружить ряд социальных функций катарсиса: обретение эстетического взгляда на повседневность; способ изживания современных форм социального зла; выработка метаисторического взгляда на историю;

5. обнаружены основные социальные пути вхождения человека в событие катарсиса: ритуал как деятельность на пороге катарсиса и приключение как посткатарсическое состояние актуализации включения человека в круг социального бытия, что позволило акцентировать социальную сущность катарсиса применительно к современному индивидуализированному обществу;

6. выявление социальной компоненты катарсиса как личностного способа присвоения публичного (социального) содержания художественного творения позволило обнаружить современные формы катарсического переживания: катарсис как отложенное событие, катарсис отторжения, растянутый во времени катарсис.

Положения, выносимые на защиту:

1. Катарсис, определяемый традиционно как эстетическое явление, на ранних этапах человеческой истории был социальным феноменом, практикуемым в коллективных формах (древнегреческий театр, средневековый карнавал и др.). В Новое время катарсис становится и мыслится как эстетический феномен, имеющий отношение прежде всего к искусству, как индивидуальная практика восприятия художественного произведения. В современной культуре катарсис вновь обнаруживает свои социальные возможности, главной из которых становится возможность деконструкции и обновления внутреннего мира человека. Катарсис выступает как особого рода событие, сущность которого заключается в открытии сознания и в восполнении дефицита социального.

2. Механизм катарсиса состоит из трех этапов: пафоса, сосредоточения и собственно катарсиса. Катарсис раскрывается как момент взаимоуничтожения различных временных пластов произведения и времени экзистенции читателя, зрителя или слушателя.

3. Катарсис представляет собой одну из важнейших интуиций бытия, выступает проводником человека в мир абсолютов и каналом проникновения последних в повседневную жизнь. Онтологический статус катарсиса позволяет ему принадлежать и социальному бытию. Эта способность катарсического феномена обеспечена социальной природой художественного произведения и его эффектов.

4. В социальной деятельности человека существует своеобразный механизм, предваряющий катарсис, – ритуал. Современный ритуал в большинстве случаев индивидуален. В ритуале, как правило, в неосознанной форме фиксируются самые главные человеческие воспоминания. Ритуал может в силу многократной повторяемости спровоцировать осмысление человеком своего прошлого, что и рождает катарсическое переживание. Современный тип ритуала представлен в работе как деятельность на пороге катарсиса.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»