WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Диссертант делает вывод о том, что ведущими теоретическими построениями, обосновывающими роль государства и рынка в современном инвестиционном процессе, являются неоклассическая, кейнсианская (посткейнсианская), социал-демократическая, институциональная концепции. В данной части работы показываются различия в подходах к государственной экономической политике регулирования инвестиционной сферы, координированию интересов всех субъектов инвестиционной сферы в рамках данных теорий. Эти подходы к частным сферам выступают производными от общеконцептуальных положений, что потребовало их более детального рассмотрения.

Неоклассические теории последовательно развивали одну из центральных идей, заложенную в трудах классиков политической экономии о минимальном вмешательстве государства в экономику, в том числе, в инвестиционные процессы и инвестиционные рынки. Основная роль государства - это содействовать экономической свободе инвесторов и всех субъектов инвестиционной среды. Экономический человек, частная собственность и саморегулирующий рынок выступают основными институтами экономической системы, элементы которой обладают свойством саморазвития, а рыночный механизм инвестирования самодостаточен. Экономические функции государства в инвестиционной сфере связаны, во-первых, с охраной рыночных механизмов спроса и предложения инвестиционных товаров от недобросовестной конкуренции и проявления монополизм; во-вторых, с регулированием рынка труда и обеспечением прав его участников; в-третьих, с предоставлением общественных благ и стимулированию их производства в необходимом количестве. С развитием производительных сил в число общественных благ стали входить инфраструктурные объекты (транспортные, инженерные, коммуникационные и др.). В данном концептуальном подходе ресурсное обеспечение инвестиционной деятельности опиралось на рыночные механизмы. Эффективное функционирование рыночных механизмов требует наличия определенной правовой среды и правовой культуры всех субъектов инвестиционной сферы. Вместе с тем, несмотря на признание способности рынка обеспечить полную занятость, в неоклассических теориях рынки труда, трудовые ресурсы, образовательная и научная сфера выступает объектом повышенного внимания. Провалы рынка должны быть компенсированы, в том числе, инвестициями государства.

Диссертант утверждает, что зарождение и развитие неоклассических концепций происходило в условиях, когда кризисы перепроизводства не перерастали в мировой кризис, а национальные хозяйственные системы были связаны в основном внешнеторговыми отношениями. «Жизненная необходимость» вмешательства государства как полноправного субъекта инвестиционной деятельности возникла в конце 20-х годов в период мирового кризиса и нашла свое теоретическое обобщение в работах Дж.М. Кейнса. Он обосновал положения о содержании макроэкономической политики и макроэкономической функции государства в вопросах антикризисного регулирования, объектом которого признавалась и инвестиционная сфера.

В середине 70-х годов прошлого века в странах с рыночной экономикой кейнсианские подходы к формированию экономической политики государства, которая ориентировалась на стимулирование «склонности к потреблению» и активной роли государства на ресурсных рынках, сменились новыми вариантами неоклассических теорий, к числу которых можно отнести «теорию предложения» и монетаризм. Возникшая на этой основе новая «неконсервативная» волна вернула в качестве парадигмального утверждение о рыночном механизме как наиболее эффективном механизме формирования и распределения всех ресурсов, необходимых для расширенного воспроизводства.

На отечественную инвестиционную практику и ресурсного обеспечении инвестиционной деятельности наибольшее влияние оказали марксистская и неоклассическая теоретические концепции. Российская экономическая система пережила в прошлом столетии два транзитивных (переходных) периода. Каждый из них имел в своем основании достаточно радикальные версии данных теоретических построений. При этом они оставались диаметрально противоположными в решении вопроса реального инвестирования и его ресурсного обеспечения.

Анализ практики ускоренной индустриализации в условиях плановой экономики советского типа вызывает теоретический интерес с нескольких сторон: во-первых, инвестиционные ресурсы (капитальные вложения) принимали только формально-товарной форму при ликвидации фондовых рынков и заменой бюджетным финансированием, или кредитованием в государственных банках; во-вторых, государство выступало фактически единственным субъектом инвестирования и выдвигало амбициозные цели, которые определялись приоритетом общественных благ (обороны и защита социалистического отечества); в-третьих, максимально реализован властный административный ресурс и программа индустриализации обеспечивалась мобилизационной моделью ресурсного обеспечения; в-четвертых, отсутствовали ресурсные рынки и биржи труда; в-пятых, экономическая эффективность ресурсного обеспечения инвестиционной деятельности фактически не измерялась в стоимостных показателях – они были заменены натурально-вещественными и объемными.

В структуре ресурсного обеспечения инвестирования периода индустриализации и послевоенного развития, кроме материально-технических ресурсов, большую роль играл ценностно-мотивационный ресурс, формирование и реализация которого была поставлены под контроль партийных и комсомольских органов. Инвестиционная практика тех лет подтверждает положение ресурсной концепции инвестирования о том, что социокультурные факторы выступают ресурсами инвестирования, а их применение в инвестиционном производстве приводит к получению инвестиционного блага.

Мобилизационная модель ресурсного обеспечения инвестиционной деятельности в отечественной экономике формировалась под влиянием конкретно-исторических условий, ценностных и теоретических ориентиров правящей партии.

В короткие сроки довоенного и послевоенного периода были созданы крупные предприятия в фондообразующих отраслях и строительном комплексе. Практически реализовывались установки на опережающее развитие производства инвестиционных товаров, что теоретически подкреплялось законом опережающего развития производств средств производства. Этот закон теоретически обосновывался советскими экономистами и отражал закономерности индустриального технологического уклада. В условиях эволюционного развития материально-технической базы крупного машинного производства первоначально развивались отрасли легкой, пищевой, мебельной промышленности с коротким сроком оборота капитала, который, накапливаясь, инвестировался в отрасли тяжелой промышленности.

Вместе с тем, советской экономической наукой в качестве основного в системе законов социализма обосновывался закон наиболее полного удовлетворения потребностей и развитие способностей человека. В плановом хозяйстве успешно развивались система образования и профессиональной подготовки, здравоохранения, рекреационный комплекс. Научная сфера выступала основой развития производства, хотя ресурсы науки были ориентированы на инвестирование в развитие оборонно-промышленного комплекса. Вместе с тем, приоритетом выступало ресурсное обеспечение инвестиционной деятельности в отраслях машиностроительного, металлургического, топливно-энергетического, химического народнохозяйственных комплексов, то есть высокими темпами наращивалось производство промежуточного продукта. Именно туда направлялись капитальные вложения, концентрировались лучшие кадры, внедрялись научные разработки. Перенакопление в фондообразующих отраслях при закрытости внутреннего рынка привело к тому, что потребительские ресурсы, вопреки известному еще со времен физиократов положению о необходимости наличия добавочных предметов потребления, стали дефицитным ресурсом. Это имело негативные социальные последствия для всей экономической системы (власть торговли, коррупция, снижение стимулов к производительному труду и пр.). Диссертант актуализирует понятие «обобществление» как одно из центральных в марксовой теории накопления; делается вывод о том, что его теоретическая концепция не содержала положения о тотальном огосударствлении экономики нового общества.

Мобилизационную модель ресурсного обеспечения инвестиционной деятельности нельзя однозначно характеризовать как разновидность ресурсного обеспечения инвестирования репродуктивного типа. В начальный этап своего создания за рубежом закупались передовые для тех лет материально-технические ресурсы, завозилось оборудование по концессионным договорам, значительное развитие получило привлечение объектов интеллектуальной собственности (патентов, лицензий, ноу-хау). В разработке и реализации инвестиционных проектов участвовали крупные ученые, высококвалифицированные инженеры, одаренные проектировщики, т.е. личности с высокими творческими потенциями. Для национального хозяйства это были инновационные ресурсы, которые инвестировались в новые отрасли и вновь создаваемы сферы хозяйства. Однако в дальнейшем мобилизационная модель реального инвестирования слабо воспринимала импульсы научно-технической революции и воспроизводила уже известный продукт уже известными средствами производства. Вместе с тем, это не относилось к военно-промышленному комплексу, где производились инновационные изделия, не имеющие аналогов в мире, на базе уникальных технологических и технических решений. Однако глубокие структурные диспропорции советской экономики оказали решающее влияние на выбор рыночной модели экономического развития и переходу к новому для отечественной экономики способу координации деятельности всех субъектов инвестиционной сферы – рыночному.

Второй транзитивный период для российской экономики совпал с достаточно широким распространением монетарных теорий и фактическим отказом от проведения макроэкономической инвестиционной политики. Но монетарная теоретическая концепция исходит из наличия в национальной хозяйственной системе определенных условий, характеризующих развитые рыночные институты (ценовой механизм и способность «экономического человека» реагировать на его сигналы, максимизация для личных выгод, институты рынка и др.). Далее в работе исследуются последствия для ресурсного потенциала инвестирования монетарного подхода к реформированию высокообобществленной экономики. Однако данные последствия закономерны, т.к. убедительная критика монетаризма была дана еще до практической реализации его положений не только советскими экономистами, но и представителями посткейнсианства, институционализма, социального рыночного хозяйства.

В этой части диссертации приводятся данные о том, что в трансформационный период эволюции отечественной экономики произошло резкое снижение инвестиционного потенциала фондообразуюших отраслей, перестали существовать системообразующие для многих отраслей предприятия по выпуску машин, оборудования, средств коммуникаций, контрольно-измерительной техники. Воспроизводственная структура экономики по сравнению с исходной не улучшилась, но возросла зависимость от конъюнктуры мировых сырьевых и топливно-энергетических рынков. Но главное – это снижение трудового и интеллектуального потенциала, утрата отечественной наукой и образованием лидирующих позиций, жесткая зависимость национального рынка потребительских ресурсов от иностранных поставщиков, фактическая ликвидация отраслей легкой промышленности, деградация сельского хозяйства, высокий удельный вес иностранного капитала в пищевой индустрии.

В транзитивный период в российской инвестиционной сфере сложилась уникальная ситуация. Являясь собственником значительного по объему физически и морально устаревшего производственного аппарата фондосоздающих отраслей, предприятий инфраструктуры, государство сознательно отказывалась от экономической роли – быть субъектом инвестиционной деятельности и демонстрировало не инвестиционное поведение. Образуя резервы и запасы в виде денежных средств, оно вкладывало их в экономику стран - геополитических конкурентов.

Мотивационно-ценностный ресурс инвестирования был использован с отрицательным эффектом влияния на других участников инвестиционной сферы. Результатом чего явился массовый вывоз частного капитала и инвестиционных ресурсов за рубеж. Диссертант утверждает, что неудачны параллели создания стабилизационного фонда в РФ с аналогичным фондом в Норвегии, которая по индексу человеческого развития на протяжении последних лет занимает устойчиво лидирующие позиции. В России произошло не только снижение качественных показателей воспроизводства населения, но и естественная убыль российского населения за период с 1992 по 2008 годы составила в среднегодовом исчислении примерно 700 тыс. чел. при средней продолжительности жизни около 67 лет3. Более того, на протяжении начального этапа трансформации (1992-1998 гг.) государственные институты слабо выполняли контролирующие и регулирующие функции в инвестиционной сфере. В этой сфере ослаблен контроль за соблюдением технических норм строительства, значительны нарушения в выделении земельных участков, допуска инвесторов к инженерной инфраструктуре и фиксируются другие нарушения прав инвесторов.

После событий августа 1998 года стала очевидна бесперспективность реализации монетарных теоретических концепций в странах с транзитивными экономическими системами. В экономической политике российского государства происходил отход от жестких монетаристских рекомендаций в сторону позитивного восприятия элементов кейнсианства (посткейнсианства), идей ордолиберализма и институционализма. Разворот политики российского государства в сторону усиления его присутствия в экономике в сочетании с благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой на сырьевых и энергетических рынках государства привели к активизации инвестиционной деятельности основных ее субъектов в реальном секторе экономике: за период 2000-2007 гг. инвестиций в основной капитал выросли в 3,5 раза с 1053,7 млрд. рублей в 2000 г. до 6626,8 млрд. рублей в 2007 г.4

Однако в кредитно-денежной и финансово-бюджетной политике российского правительства еще остаются элементы, заложенные в 90-х годах прошлого века в русле монетарных теоретических концепций. Это приводит к сдерживанию поступления финансово-кредитных ресурсов в реальный сектор российской экономики и быстрому росту корпоративной задолженности перед иностранными кредитными организациями.

Мировой финансовый кризис 2008 года обострил проблему адекватной методологической и теоретической основы экономической политики, элементом которой является ресурсное обеспечение инвестиционной деятельности. В период глобального кризиса ведущие государства мира пересматривают роль государства в соотношении «государство – рынок», возвращаясь к центральным положениям кейнсианства о регулирующей, стимулирующей и контролирующей роли государства в инвестиционной сфере экономики.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»