WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Можно говорить и о подлинности речи Кена, которая также происходит из текста Птолемея/Аристобула. В ней отразился взгляд македонян на происходившие события, в том числе, может быть, и взгляд будущего египетского царя. Кен говорил об усталости войска, о желании воинов и командиров увидеть родину, советовал царю набрать новые молодые контингенты и с ними продолжить свои завоевания (Arr. Anab. V.27.2-9). Здесь нет ни слова о неприятии стремления Александра к мировому господству, более того, указывается на готовность македонян следовать за своим царем в новых походах, но только не теперь (Arr. Anab. V.27.7-8).

Таким образом, нельзя рассматривать события на р. Гифасис как проявление политической оппозиции.

Во втором параграфе второй главы «Военные реформы и бунт в Описе в 324 г. до н. э.» анализируются военные реформы Александра и последовавшие за ними выступления воинов в г. Опис. События, совпавшие по времени с военными реформами, и к которым можно применить понятие политическая оппозиция, произошли только Описе в 324 г. до н. э.

До проведения военных реформ другие аспекты восточной политики Александра не вызывали острого недовольства среди рядовых воинов, в отличии от знати, несмотря на утверждения античных источников, особенно авторов, принадлежащих к антиалексадровской традиции. Армия продолжала поддерживать царя, что доказали судебные процессы над Филотой и «пажами», а также убийство Пармениона. При этом и Филота, и обвиненные в заговоре против Александра «пажи» имели возможность выступить перед народным собранием македонских воинов для собственной защиты и изложить причины, заставившие их решиться на такой шаг (Arr. Anab. III.26.2; IV.14.2).

В связи с разгромом аристократической оппозиции необходимо поставить вопрос о распространении недовольства среди рядовых воинов. Имеются сообщения Диодора, Курция и Юстина о создании Александром после процесса над Филотой отдельного соединения воинов, своеобразного «штрафного батальона» («отряд беспорядочных», как его называет Диодор). Сюда были собраны все, кто в письмах на родину выразил недовольство действиями царя или его мероприятиями (Diod. XVII.80.4; Curt. VII.2.37-38; Iust. XII.5.6-8). Парменион и его семья занимали в армии Александра высокое положение, и, конечно, их казнь могла вызвать недовольство приближенных к ним людей, что позволяет выявить смысл сообщения «вульгаты» об «отряде беспорядочных». Других данных о массовой оппозиции в армии после заговоров аристократов нет, в то же время имеются четкие указания на поддержку воинами Александра в ходе судебных процессов.

Анализ текста Арриана, в котором описание военных реформ в Сузах в 324 г. до н. э. предшествует бунту в г. Опис, произошедшему через небольшой промежуток времени, позволяет сделать следующие выводы (Arr. Anab. VII.6.4; 8.2). Во-первых, большинство жалоб связано с проведенными преобразованиями в армии. Во-вторых, реальные факты, прежде всего реакция македонян на аристократические заговоры, говорят о том, что некоторые пункты, такие как ношение царем персидской одежды, заключение браков по персидским обычаям, были для воинов не столь значимы.

Одним из главных мероприятий военных преобразований 324 г. до н. э. стало включение восточных контингентов непосредственно в состав македонских подразделений, что произошло только после возвращения из Индии, хотя первые надежные данные по привлечению в армию Александра бактрийских и согдийских всадников относятся еще к зиме 328-327 гг. до н. э. (Arr. Anab. IV.17.3). Однако до этого восточные всадники несли военную службу отдельно от македонян в собственных подразделениях, о чем свидетельствует их упоминание в битве при Гидаспе отдельно от македонских частей. (Arr. Anab. V.11.3; V.12.2 ). Теперь же произошло непосредственное включение иранцев и представителей других восточных народов в состав конницы гетайров, которая состояла из девяти гиппархий: четырех иранских, четырех македонских и одной смешанной (Arr. Anab. VII.6.2; VII.8.2).

Также создание антитагмы, из азиатских пехотинцев, обученных сражаться в македонской фаланге. Многие исследователи согласны с мнением Диодора, утверждавшего, что создание антитагмы было результатом неповиновения македонян Александру в Индии, поэтому царь хотел противопоставить македонской фаланге персов (Diod. XVII.108.3). Но приказ о подготовке эпигонов был отдан Александром задолго до событий в Индии, и, конечно, они предназначались для создания новой армии, а не для борьбы с оппозицией. И только во время событий в Описе, после неповиновения македонских сил, Александр обратился к персидским войскам и сделал попытку заменить ими македонян, что и послужило основой для высказывания Диодора. Обращает на себя внимание и тот факт, что эпигоны и старая македонская фаланга представляли собой две совершенно отдельные армии, то есть речь не шла о включении персов непосредственно в состав македонской пехоты.

В этих военных преобразованиях македоняне увидели угрозу потери своего привилегированного положения в армии. Ход событий в Описе в 324 г. до н. э. необходимо восстанавливать по данным, приводимым в сочинениях Арриана и Плутарха. На мой взгляд, основным источником в данном вопросе является именно Арриан, чье описание восходит к трудам Птолемея/ Аристобула. Арриан и Плутарх, сообщают, что известие об отставке вызвало негодование воинов, которые сочли это позором и оскорблением (Arr. Anab. VII.8-11; Plut. Alex. LXXI). В результате инициаторами возмущения называются именно демобилизованные воины, а оставленные в Азии македоняне к ним только присоединились. Ситуация выглядит, на первый взгляд несколько странно, если учитывать стремление македонян вернуться домой, высказанное ими во время бунта на р. Гифасис.

В то же время не выдерживает критики традиция, сохраненная в произведениях Диодора, Курция и Юстина, в которых зачинщиками выступления против царя считаются воины, оставленные в Азии. Курций и Юстин говорят, что когда отставку получила только часть армии, другая также немедленно потребовала увольнения со службы (Curt. X.2.12; Iust. XII.11.5-6). Если Курций делает акцент на стремлении царя перенести царство в Азию, то есть подчеркивает политический аспект проблемы, то по Юстину инициатором выступления оказывается та часть воинов, которая не получила демобилизации, то есть на первый план выдвигается обычная усталость от пребывания на службе. Это подтверждает и Диодор, называя зачинщиками выступления воинов, оставленных в Азии (Diod. XVII.109.2).

Однако если принимать во внимание эту традицию совершенно непонятным представляется дальнейший ход событий: почему воины, получившие от Александра желаемую отставку, вместо возвращения в Македонию стремятся найти примирение с царем и остаться на его службе

Сведения античной традиции, сохраненные Аррианом и Плутархом, находят объяснение, если учитывать процесс профессионализации македонской армии. Неожиданное объявление об отставке, похожее на способ избавиться от части македонян, затронуло их представления о профессиональной чести, начавшее формироваться в период Восточного похода. Значительные изменения коснулись и психологии простого македонского воина, привыкшего к безбедному существованию и новым впечатлениям от неизвестных стран. Вероятно, многих из них возвращение к мирному земледельческому труду в родной Македонии уже не особенно прельщало и свое будущее они связывали с царской службой. В свою очередь, оставшимся в Азии воинам казалось, что они будут меньшинством в новой имперской армии в окружении восточных контингентов и утратят свой привилегированный статус.

Похоже, именно так воспринимал ситуацию и сам Александр, что нашло отражение в его речи, обращенной к воинам во время событий в Описе, приводимой Аррианом (Arr. Anab. VII.9-10), в подлинности которой не сомневается большинство современных исследователей. В этой речи Александр сумел в значительной мере рассеять опасения македонян, перечисляя принадлежащие им блага огромной империи и говоря: «вы – сатрапы, вы – стратеги, вы – таксиархи» (Arr. Anab. VII.9.8). Конечно, царь использовал и другие средства давления, в частности, замену македонских контингентов восточными.

Видимо, сами македоняне были не вполне уверены в реальности тех угроз своему положению, которые называются античными авторами. Скорее бунт воинов можно рассматривать как следствие субъективной интерпретации происходивших событий, прежде всего, описанных нами военных преобразований. В итоге оставшиеся в армии воины поняли, что им ничего не угрожает, а отправленным домой пришлось с этим смириться.

Однако и в ходе событий в г. Опис в 324 г до н. э. рядовые воины выступали не столько противниками восточной политики Александра, сколько защищали свои собственные интересы, угрозу которым увидели в проводимых царем военных реформах, в частности начавшемся после возвращения из Индии включении в состав македонских подразделений восточных контингентов.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, намечаются перспективы дальнейшей разработки темы, формулируются основные выводы. Массовая оппозиция в армии Александра представляла собой ответную реакцию гражданской общины на попытку осуществления ускоренной трансформации македонского общества, главным инструментом которой служила восточная политика, проводимая Александром. Данный конфликт является одним из проявлений борьбы царской власти и гражданской общины, процесса, характерного для социально-политического развития древних обществ. Только одно выступление армии в интересующий нас период (334-323 гг. до н. э.) – в г. Опис – можно считать проявлением политической оппозиции, да и то лишь с большой натяжкой. Конфликт был не настолько острым, так как существовал лишь в потенциальной форме, на что указывает стремление воинов к примирению с царем. Обуславливалось это двумя факторами. Во-первых, процесс профессионализации армии превратил македонских воинов в социальную группу, в определенной степени противостоящую гражданской общине. Во-вторых, в ходе Восточного похода между царем и воинами сложились особые взаимоотношения, произошло установление персональных связей.

В известном смысле Александра действительно можно назвать творцом эллинизма, так как его личность и деятельность сделали возможной быструю трансформацию македонского общества и утверждение новых политических институтов. Но наряду с этим действовали и объективные условия (формирование профессиональной армии), когда внутри македонского общества происходила кристаллизация новой социальной группы, способной служить опорой политической системе, к утверждению которой стремился Александр.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

  1. Руденко М. Н. Военные реформы Александра Великого в 324 г. до н. э. и оппозиция в македонской армии [Текст] / М. Н. Руденко // Вестник АГТУ. Социально-гуманитарные исследования. – 2007. – № 5. – С. 115-120 (0,6 п.л.).
  2. Руденко М. Н. Завоевательные планы Александра Великого в Индии и оппозиция в македонской армии [Текст] / М. Н. Руденко // Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарная серия. – 2007. – № 5/3. – С. 82-88. (0,4 п.л.).
  3. Руденко М. Н. К вопросу о Греко-македонской оппозиции в армии Александра [Текст] / М. Н. Руденко // Итоговая научная конференция АГПУ (22 апреля 1999 г.). Тезисы докладов. История. Философия. – Астрахань: Изд-во АГПУ, 1999. – С. 28 (0,05 п.л.).
  4. Руденко М. Н. К вопросу об идеологической подготовке Восточного похода 334-323 гг. до н. э. [Текст] / М. Н. Руденко // Итоговая научная конференция АГПУ (22 апреля 2000 г.). Тезисы докладов. История. Философия. – Астрахань: Изд-во АГПУ, 2000. – С. 28 (0,05 п.л.).
  5. Руденко М. Н. Особенности межгосударственных отношений в эпоху эллинизма и их влияние на судьбу эллинистического мира [Текст] / М. Н. Руденко // Развитие и взаимодействие национальных культур как фактор стабильности межэтнических отношений в полиэтничном регионе: материалы региональной научно-практической конференции (Астрахань, 28 апреля 2000 г.). – Астрахань: Изд-во АГТУ, 2000. – С. 73-75 (0,2 п. л.).
  6. Руденко М. Н. К вопросу о «теории равновесия» и геополитических особенностях внешней политики эллинистических государств в IV – II вв. до н. э. [Текст] / М. Н. Руденко // Астраполис (Астраханские политические исследования). – 2002. – №2(3). – С. 96-99 (0,25 п.л.).
  7. Руденко М. Н. Завоевательные планы Александра Македонского в 325-323 гг. до н. э. [Текст] / М. Н. Руденко // Antiquitas Iuventae. Сборник научных трудов студентов и аспирантов / Под ред. Е. В. Смыкова, А. В. Мосолкина. – Саратов: Научная книга, 2005. – С. 30-35 (0,4 п.л.).
  8. Руденко М. Н. Завоевательные планы Александра Великого и возникновение оппозиции в македонской армии в 334-330 гг. до н. э. [Текст] / М. Н. Руденко // Antiquitas Iuventae. Сборник научных трудов студентов и аспирантов / Под ред. Е. В. Смыкова, А. В. Мосолкина. – Саратов: Научная книга, 2006. – С. 29-41 (0,8 п.л.).
  9. Руденко М. Н. Проблема преемственности завоевательных планов Филиппа II и Александра Македонского [Текст] / М. Н. Руденко // 51-я научно-практическая конференция профессорско-преподавательского состава Астраханского государственного технического университета: тез. докл. В 2 т. / Астрахан. гос. техн. ун-т. – Астрахань: Изд-во АГТУ, 2007. – С. 176-178 (0,05 п.л.).
  10. Руденко М. Н. Сожжение Персеполя в 330 г. до н. э. и оппозиция в македонской армии [Текст] / М. Н. Руденко // Исторические записки. – 2007. – № 4. – С. 46-48 (0,3 п.л.).
  11. Руденко М. Н. Социологическая концепция Т. Р. Гарра и проблема оппозиции в армии Александра Великого [Электронный ресурс] / М. Н. Руденко // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / Отв. ред. И. А. Алешковский, П. Н. Костылев, А. И. Андреев. – М.: Издательство МГУ; СП МЫСЛЬ, 2008. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см. - Систем. требования: ПК с процессором 486 +; Windows 95; дисковод CD-ROM; Adobe Acrobat Reader. [Адрес ресурса в сети Интернет: http://www.lomonosov-msu.ru/2008/.] (0,2 п.л.).

1 Дройзен И. История эллинизма. – Ростов н/Д: Феникс, 1995. – Т. 1: История Александра Великого. – 608 с.

2 Kaerst J. Geschichte des Hellenismus. 2. Aufl. – Leipzig – Berlin: Verlag und Druck von B. C. Teubner, 1927. – Bd. I. – XII. 580 S.

3 Berve H. Die Verschmelzungspolitik Alexanders des Grossen // Klio. – 1938. – Bd. 31. – S. 135-168.

4 Wilcken U. Alexander der Grosse. Leipzig, 1931.

5 Bengtson H. Griechische Geschichte. – Mnchen: Beck, 1960. – XX. 612 S.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»