WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Таким образом, административный произвол, репрессивная политика военно-казачьего управления в Ингушетии, политическое бесправие ингушского народа, не имевшего самостоятельного административно-территориальной единицы, отсутствие школ, медицинской помощи и вообще какой-либо социальной базы, непосильные налоги и необоснованные штрафы вызвали к жизни падение жизненного уровня, нищету, вынужденные миграции, культурную и экономическую отсталость населения, привели к межэтническим столкновениям и выдавливанию части коренного мужского населения в абречество. Необходимость переустройства системы управления, введения общеимперского гражданского управления в целом на Кавказе и выделения Ингушского округа из состава Сунженского отдела в отдельный округ была очевидна.

Далее, в параграфе третьем, нами анализируется общественно-политическая ситуация в Ингушетии в 1905 – 1907 гг. и процесс образования Назрановского округа. Революционные процессы стали своеобразным катализатором национально-освободительного движения как в центре, так и на окраинах империи. В какой мере Ингушетия была охвачена революционным пожаром Зонами революционного напряжения и национально-политической мобилизации в Терской области были Владикавказ и Грозный. В авангарде формировавшегося рабочего класса стояли нефтяники, рабочие грозненских промыслов, текстильщики и железнодорожники Владикавказской железной дороги из числа русского населения18. Коренное население как Ингушетии, так и Чечни ни в каких событиях не участвовало. Таким образом, период 1905-1907 гг. в Ингушетии революционного характера не принял, однако существовал целый комплекс проблем, назревших в политической, социально-экономической, культурной сферах жизни ингушского общества и требовавших скорейшего и эффективного разрешения. Кроме острого и наболевшего вопроса крайнего малоземелья, актуальным для ингушского народа продолжал оставаться вопрос административного гнета и необоснованного налогового бремени. Ситуация осложнялась с каждым днем и выходила из-под контроля властей, что вынудило кавказскую администрацию пойти на некоторые уступки, имевшие, по сути, характер паллиативов. Власти ясно осознавали необходимость скорейшего урегулирования сложившейся кризисной ситуации, единственным выходом из которой видели выделение Ингушетии из Сунженского отдела в самостоятельный округ Терской области с центром в крепости Назрань. Так, 25 ноября 1905 г. положением Военного Совета было утверждено распоряжение «Об образовании в Терской области Назрановского округа». Решение правительства явилось шагом крайне важным и позитивным. Однако мера эта носила временный характер, поскольку округ был образован на 3 года, «дабы практически выяснить результаты оной (меры. – Х.У.)»19. «Результаты оной» оказались положительными, необходимость и целесообразность дальнейшего сохранения Назрановского округа было налицо. Поэтому приказом по военному ведомству от 3 ноября 1907 года действие закона об образовании округа было продлено до 1 января 1911 г, а 24 июля 1909 г. Государственным Советом и Государственной думой был одобрен закон об утверждении Назрановского округа на постоянной основе20.

Разумеется, этот факт не означал реального самоуправления, поскольку округ представлял собой лишь новый элемент прежней структуры военно-колониального управления. Тем не менее мы рассматриваем образование отдельной административно-территориальной единицы – Назрановского округа – как начальный этап создания ингушской национальной государственности.

Во второй главе «Социально-политическое, экономическое и культурное развитие Назрановского округа (1907-1917)» нами предпринята попытка представить панораму общественно-политической, экономической и социокультурной жизни Назрановского округа в межреволюционный период.

В первом параграфе показаны политические и экономические реалии жизни ингушского общества в рассматриваемый период. Кардинальных изменений ни в одной из сфер жизнедеятельности округа не наблюдалось, что мы и отмечаем в работе. Неуверенные и недостаточно выразительные жесты власти в виде «программ», предлагаемых наместником, на фоне существующей безысходности не привели к искоренению острых проблем. Позитивных перемен и стабильности ожидать и не приходилось: для этого требовались макрополитические сдвиги в области административного управления, экономики и суда. Но самым главным условием, залогом прогрессивного развития края, несомненно, оставалось исключение из системы управления северокавказским регионом военной составляющей. Однако, несмотря на формальную отмену чрезвычайного положения в 1909 г., весь Северный Кавказ продолжал находиться под военным управлением: во главе областей стояли генерал, начальниками округов являлись полковники и подполковники, а начальниками участков – капитаны и штабс-капитаны. Такой состав, естественно, ни морально, ни интеллектуально не был готов к другому пути развития, поэтому прежнюю репрессивную политику сословно-казачья власть проводила уже по традиции.

Подобная политика негативно сказывалась на социальной и экономической сфере жизнедеятельности Назрановского округа, которая характеризовалась на тот момент прежде всего накоплением насущных проблем и крайне замедленным темпом развития. Процент жителей (теперь уже не только горных, но и плоскостных), вынужденных арендовать земли у казаков, увеличивался с каждым днем. Но администрация, «считавшаяся в своих действиях лишь только с соответствием политическим видам правительства, неоднократно разрушала горские хутора, разоряя их хозяйства, запрещала станицам и отдельным казакам сдавать в аренду земли горцам, даже если они на торгах давали более высокую цену»21. Произвол местных властей, катастрофическая нехватка земли, усиление налогового бремени вызвали к жизни абречество, которое имело ярко выраженный аграрный характер.

Аграрный сектор занимал доминирующее положение в социально-экономическом развитии Назрановского округа. Ситуация в этом секторе обстояла бы лучше в случае решения земельного вопроса, модернизации сельского хозяйства, приобщения ингушского крестьянства к земледельческой культуре на научной основе, к современным формам ведения хозяйства, как предлагал в своих работах ученый-аграрник В.-Г. Джабагиев. Развивалась в Назрановском округе и промышленность, хотя «носила мелкий, кустарный характер» Развитие ее шло медленно, но тенденция к росту была налицо. В 1909 г. в Назрановском округе имелись паровые мельницы, мануфактурные лавки, железоскобяные магазины, мельницы, хлебопекарни и ряд других предприятий. Позже появились кредитные товарищества с общим числом членов 5-6 тысяч человек и с балансом до полутора миллиона рублей. С развитием промышленности росли налоги и увеличивались недоимки. Подводя итоги, отметим, что аналогично ситуация обстояла и в других округах, однако Ингушетия была одним из самых слабых и отсталых округов Терской области.

Второй параграф главы посвящен вопросам культурно-нравственного развития, образования, просвещения и распространения знаний среди ингушей, которые всегда были в центре внимания представителей ингушской интеллигенции. Ингушская элита принимала посильное участие в организации школ, в работе культурно-просветительских обществ: Общества распространения образования и технических сведений среди горцев Терской области, Общества просвещения ингушского народа, Общества по устройству народных чтений в г. Владикавказе и Терской области и др. Особенно велика роль ингушских просветителей – инженеров, юристов, публицистов, педагогов, экономистов-аграрников, офицеров, разбросанных в начале XX века по всей Российской империи. Ингушское просветительское движение, зародившееся во второй половине XIX века, представлено именами Ч. Ахриева (1850-1914), А.-Г. Долгиева (~1845-1909), А. Базоркина (1850-), А. Тутаева (1863-1943), М. Джабагиева (1877-1937), И. Базоркина (1878-1948), В.-Г. Джабагиева (1882-1961), М. Котиева (1886-1973), О. Мурзабекова (~1880-е-), Х. Арсамакова (1890-е-), Т. Бекова (1873-1966), З. Мальсагова (1894-1935), Д. Мальсагова (1894-1966) и др.

На страницах крупных периодических изданий Санкт-Петербурга, Владикавказа, Тифлиса, Баку, Москвы появляется множество публикаций ингушских деятелей науки и культуры, освещавших различные аспекты политической, социально-экономической, культурной и духовной жизни ингушского народа. Благодаря усилиям ингушской интеллигенции в Ингушетии были открыты школы, создана национальная письменность, начато издательство азбук, книг, исследование национальной истории, фольклора.

В Назрановском округе задолго до открытия светской школы функционировали мусульманские школы – мектебе и медресе22. В мектебе детям преподавали арабский язык. Следующей ступенью продолжения учебы становилось медресе, в котором муталимы занимались по более расширенной программе, изучая углубленный арабский язык, арабскую литературу, духовное право, логику, астрономию, алгебру и физику.

В начале ХХ в. российское правительство несколько увеличило количество школ на Северном Кавказе, в том числе и в Назрановском округе, где к 1913 г. было открыто 15 школ. Правда, в них совершенно отсутствовали условия для занятий. Светские школы в регионе были одноклассными или двухклассными, программы которых ограничивались изучением элементарного курса русского языка и математики в одноклассном училище и краткими сведениями по истории, географии и естествознанию в двухклассном училище. Несмотря на ограниченность программы и большие педагогические и организационные недостатки, светская школа давала учащимся полезные знания и навыки.

Таким образом, в период между двумя революциями социально-экономическая и политическая ситуация в Назрановском округе, в котором режим военно-народного управления продолжал существовать, во многом оставалась прежней, без видимых позитивных сдвигов вплоть до Февральской революции.

В третьей главе «Ингушетия в смену эпох: от Горской Республики к Горской АССР (1917-1921)» рассматриваются события Февральской революции, Октябрьского переворота 1917 г. и Гражданской войны и их влияние на общественно-политические процессы в Ингушетии.

Первый параграф главы посвящен событиям Февральской революции и образованию Горской Республики. Вихревой поток политических потрясений 1917 г. в Российской империи, сопровождавших историческую смену формаций, не мог оставить в стороне Северный Кавказ. Февральская революция, вселившая надежды на демократические преобразования в России, явилась поворотным моментом в жизни северокавказских народов, в том числе и ингушского. Распад центральной власти диктовал необходимость решения вопроса организации власти в регионах. Первую попытку создания суверенного государственного образования на Северном Кавказе предприняла горская интеллигенция, собравшаяся 5 (18) марта 1917 г. во Владикавказе. Представители ингушской интеллигенции, наряду с другими видными общественно-политическими деятелями Северного Кавказа, принимают активное участие в проведении I съезда горских народов и создании Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917-1918) и Горской Республики (1918-1920). 6 (19) марта был сформирован Временный Центральный Комитет объединенных горцев Северного Кавказа (ВЦКОГ), в функции которого входило образование системы демократического управления во всех национальных округах. В каждом из округов началось формирование местных органов демократического самоуправления – национальных комитетов, а также реорганизация горских судов. Национальные комитеты являлись представительными органами власти и представляли Временное правительство России.

Ингушский национальный комитет являлся высшим органом власти в Назрановском (Ингушском) округе, возглавил его генерал Т. Укуров. Комиссаром Назрановского округа был избран М. Джабагиев, председателем Назрановского горского суда – Г. Мальсагов. Председателем Национального Совета округа стал В-Г. Джабагиев. Аналогичные выборы прошли и в других национальных округах, таким образом, в течение апреля были сформированы Советы по национальному признаку – Ингушский, Чеченский, Кабардинский, Осетинский.

I съезд горских народов (1-9 мая 1917 г.) установил политическую консолидацию этих народов, федеративное устройство Северокавказской Союзной Республики и кантональное управление каждой народной группы, а также двухпалатную парламентарную систему во главе с президентом и высший государственный суд. Союзом была принята Конституция, получившая одобрение главы Временного правительства А.Ф. Керенского. Ингушетия в качестве самостоятельного округа входит в состав Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917-1918) и Горской Республики (1918-1920). С марта 1917 г. Назрановский округ называется уже Ингушским.

Во втором параграфе рассматриваются события Октября 1917 г. Октябрьский переворот разрушил все планы северокавказских политиков-демократов. В период с 1917 по 1920 гг. Ингушский округ фактически представлял собой поле борьбы между различными противоборствующими политическими силами. Ингушская политическая элита, позднее эмигрировавшая во Францию, Германию, Турцию, Польшу, стояла на демократической платформе и защищала целостность и независимость Горской Республики как составной части демократической федеративной России. Небольшая часть ингушей из числа белых офицеров призывала народ поддержать Добровольческую армию. Самым многочисленным оказался лагерь сторонников большевиков, обещавших ингушскому народу возвращение их земель, отторгнутых в пользу казаков еще в XIX веке. По сути, это обещание и предрешило исход октябрьских событий и гражданской войны в Ингушетии. Большевистский режим в регионе был установлен, и началась советская эпоха развития Ингушетии. В 1921 г., когда победа большевиков была очевидной и окончательной, выходит декрет ВЦИК об образовании на территории бывшей Терской области Горской АССР. В числе шести административных округов в качестве отдельной административно-территориальной единицы Ингушский округ входит в ГАССР.

Началось восстановление мирной жизни, которое шло ускоренными темпами. В целом этот период характеризуется заметным материальным и культурным сдвигом во всех сферах жизни ингушского народа. Подводя итоги, нужно констатировать, что начало 20-х годов – период образования Горской АССР – качественно новый период государственного становления Ингушетии.

В заключении подведены итоги, сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

Опираясь на изученные факты, можно сделать выводы о том, что:

 военно-народное управление и острота аграрной проблемы явились серьезными факторами дестабилизации общественно-политической ситуации и межэтнической напряженности в Ингушетии, ускорившими процесс выделения Ингушетии из состава Сунженского отдела в 1905 г.;

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»