WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Апробация темы. Основное содержание диссертации отражено в издании, рекомендуемом ВАК, «Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена» и тринадцати статьях. На основе материалов диссертации были сделаны сообщения на III региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы образования и культуры в контексте XXI века» (Владивосток, 2003), IV международной научной конференции «Гуманитарные науки в контексте международного сотрудничества» Владивосток, 2004), научной конференции ДВГТУ «Вологдинские чтения» (Владивосток, 2004), V международной научной конференции «Гуманитарные науки в контексте международного сотрудничества» (Владивосток, 2005), I международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы образования и культуры в контексте XXI века» (Владивосток, 2005), III международной научно-технической конференции «Культура Тихоокеанского побережья» (Владивосток, 2005), V международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы образования и культуры в контексте XXI века» (Владивосток, 2007), 51-й Всероссийской научной конференции «Гуманитарные и социально-экономические дисциплины» (Владивосток, 2008).

Результаты работы обсуждены на заседании кафедры философии Дальневосточного государственного технического университета.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования. В соответствии с содержанием и логикой материала текст состоит из введения, двух глав, подразделенных на параграфы, заключения и списка литературы. Количество страниц диссертации – 165, количество наименований в библиографии – 225.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, анализируется степень ее разработанности, дается краткий обзор литературы, определяется предмет, цель, основные задачи исследования, методологическая основа их решения, формулируются положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость.

Глава I. Теоретические истоки идеи справедливости в русской философии.

В первой главе, состоящей из трех параграфов, рассматривается отношение к проблеме справедливости западных и русских философов. Отмечается, что каждый из них в отдельности достиг определенных результатов, но всё вместе является собранием взаимопротиворечащих и нередко исключающих друг друга теорий и взглядов. Выявляется сущность идеи справедливости на основе социально-философского анализа.

Предлагается единая структура учения о справедливости.

Обосновывается различие между этико-идеалистической интерпретацией проблемы справедливости и ее общественно-договорной трактовкой.

Выявляется связь в мировоззрении:

  • западноевропейских и русских религиозных философов в этико-идеалистическом понимании сущности справедливости;
  • западноевропейских философов и русских марксистов относительно «договорной» концепцией справедливости.

В первом параграфе «Проблема философско-теоретического определения идеи справедливости» рассматривается сущность справедливости и ее роль в жизни общества. Делается вывод о том, что различные философские школы рассматривают справедливость, исходя из своих специфических философских оснований. Преимущественно вспомогательно-прикладной, несамоцельный характер исследований справедливости обуславливает, по мнению автора, отсутствие последовательно-системного учения о справедливости. Исходя из этого, в диссертации предложена единая структура изучения феномена справедливости, которая призвана помочь каждому исследователю выявить: ее происхождение, функции, черты, формы, принципы, виды и пути достижения.

Данная структура получила в диссертации следующее содержательное наполнение.

В понимании происхождения справедливости в истории философии выявлены два подхода:

  • результат Божественного закона как «естественного порядка вещей»;
  • результат общественного договора.

Социальные функции справедливости:

  • форма социализации;
  • способ становления трансцендентальной коммуникации;
  • средство формирования и реализации культурного потенциала общества;
  • метод развития человеческой субъективности.

Черты справедливости как философской категории, отражающей:

  • морально-правовое сознание через отношение между реальной и идеальной формой;
  • социально-политическое сознание, оценивающее действительность с точки зрения долженствования;
  • взаимоотношения людей: от межличностных до международных;
  • взаимодействие между деянием и воздаянием, трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием;
  • совокупность процедур, регулирующих распределение жизненных благ и тягот, прав и обязанностей индивидов и общественных групп.

Формы справедливости:

  • исправительная;
  • процедурная;
  • распределительная (дистрибутивная).

Принципы практической реализации: потребности, заслуг, социального ранга, профессиональной пригодности, общественной полезности и равенства.

Виды справедливости:

  • общая (соответствие закону);
  • частная (соответствие общественному мнению).

Пути ее достижения:

  • революционный;
  • реформистский;
  • нравственное совершенствование.

Анализируя сущность справедливости на трех уровнях: экзистенциальном, символическом и институциональном, автор приходит к выводу, что на первом из них справедливость не формализуется, поиск дефиниций начинается на втором и третьем уровнях осмысления.

Во втором параграфе «Этико-идеалистическое понимание сущности справедливости» проведен анализ развития представлений о справедливости в западноевропейской философии.

В древней философии преобладала мысль, выраженная Гераклитом, о том, что Бог является воплощением космической справедливости, что правда человека и справедливость космоса тождественны. Наиболее детальную разработку проблема справедливости получила у Сократа, Платона и Аристотеля. Открыв этическое измерение человека, сократо-платоновская традиция видит справедливость как основу человеческого бытия, как его начало и конечную цель, именно в справедливости усматривает благо и красоту.

По существу, для сократиков справедливость совпадает с космическим законом, проявляется в земных условиях как феномен политический, основанный на неравенстве.

В средние века идентичные взгляды на происхождение справедливости просматриваются в христианстве, буддизме, исламе, иудаизме. Во-первых, справедливость носит «Божественный характер», она фиксирует «Божественный порядок» как волю Творца, ее полное осуществление возможно только во внеземном мире. Во-вторых, признавая этическое равенство перед Богом, мировые религии усматривают неравноценность людей по отношению друг к другу, выделяя иерархичность связи между деянием и воздаянием.

В Новое время в условиях рационализма активизируется сократовский путь анализа справедливости через этический дискурс, что наиболее четко выражено в работах И. Канта. Он критикует чисто правовое понимание справедливости и не признает ее зависимости ни от каких эмпирических обстоятельств. Понимая справедливость как выражение долга, философ выводит ее из чистого разума, как априорную, абстрактную и подвластную только суду совести.

Для иррационализма справедливость берет свое начало в сострадании, как единственном моральном импульсе, этическом первофеномене и реализуется в человеколюбии через борьбу с эгоизмом (Шопенгауэр).

Автор делает вывод, что все общества стремились к справедливости, вкладывая в нее исторически-обусловленный смысл.

В третьем параграфе «Договорная» концепция справедливости» анализируются взгляды западноевропейских философов, считающих основой справедливости общественный договор.

Автор анализирует историческую диалектику содержания понятия «естественный закон». В античном мире Эпикур, стоики и др. признавали основанием справедливости естественный закон как универсальный космический принцип управления богами, людьми, всеми элементами природы. Средневековые схоласты утверждали, что существует вечный естественный закон, вложенный Богом в сердца людей и составляющий самую природу разума. В философии Нового времени учение о естественном законе получило новую окраску. Переход на позиции пантеизма и деизма привел к отрицанию трансцендентности Бога. Абстрагирование от Бога означало отрыв сущей справедливости от должной. Поэтому не было другого выхода, как признать эту сущую справедливость продуктом общественного договора между людьми.

Признание общественно-договорного происхождения справедливости приводит новоевропейских авторов к мысли об ее относительном характере. Критерием справедливости и несправедливости им видится человек. В результате вместе с отрицанием безусловной, вечной истины отрицается и онтологическая справедливость, появляется возможность заменить ее никем и ничем не сдерживаемым эгоизмом (Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Дж. Локк, Б. Спиноза и др.).

Автор приходит к выводу, что наиболее системное и последовательное понимание справедливости как результата общественного договора достигается французским Просвещением. Для него свойственно осознание справедливости как основы государственности, стремление отождествить её с юридическим равенством перед законом (Ш.Л. Монтескьё, К.А. Гельвеций, Вольтер, П.А. Гольбах, Ж.-Ж. Руссо, Д. Дидро и др.).

Вариантом современной теории общественного договора является концепция справедливости Джона Роулса. Субъектом общественного договора для Роулса является базисная структура общества, а его предметом – социальная справедливость. В этом контексте позиция Роулса близка к позиции марксистов, сводивших справедливость к социальной, что, по мнению автора, обедняет и сужает понимание справедливости как социально-философской категории.

С другой стороны, Роулс предполагает, что принципы справедливости выбираются в ситуации полной анонимности – при достижении субъектом состояния неведения о своем собственном положении в обществе. По мнению автора, подобная «вуаль неведения» будучи интенциональным стремлением Роулса к достижению «вечной справедливости» на практике может обернуться лишь утопической моделью, не способной стать основой для теории справедливости. В сущности, полагает автор, именно синтетический характер теории справедливости Дж. Роулса делает ее столь популярной в наше время.

Диссертант делает заключение, что теории общественного договора нацелены на поиск универсальных процедур выработки справедливых решений, но не субстанции справедливости, а «договорная» концепция это всего лишь развитие одной из сторон этико-идеалистической концепции справедливости.

Глава II. Концептуальные основания понимания идеи справедливости в отечественной философии.

Во второй главе, состоящей из пяти параграфов, выявляется сущность справедливости в контексте русской философии через анализ ее основных характеристик.

Исходя из того, что «русская религиозная философия» не является единым учением и не содержит целостной концепции справедливости, автор отдельно анализирует взгляды представителей различных философских традиций.

В первом параграфе «Идея справедливости в духовно-академической философии» анализируются основные идеи духовно-академического направления религиозно-философской антропологии (Ф.А. Голубинского, П.Я. Светлова, М.М. Тареева, В.И. Несмелова и др.) с целью реконструкции их представлений о справедливости и несправедливости.

Несмотря на множественность концепций, объединить взгляды русских теистов в систему, позволяет выделенный С.В. Пишуном принцип синтетизма как общее стремление к единству онтологических и гносеологических методов постижения человека9

.

Все православные философы настаивали на абсолютной ценности личности, через указание на тотальность соединения в «Лице» человека природного и деятельного богоподобия. Союз человека с Богом возможен благодаря нравственному инстинкту, который является основанием морального закона и причиной стремления к справедливости.

Теистами выводится следующая взаимосвязь: Бог есть абсолютная справедливость, часть которой присутствует в каждом и именно она побуждает перманентное стремление к «вечной справедливости».

Рассуждения православных теистов о справедливости концентрируются вокруг учения о Личности, которая удивительным образом становиться одновременно и источником, и конечной целью человека. Природа и богоподобие соединяются в ней на нравственных основаниях, где уже нет различий «правды-истины» и «правды-справедливости».

По мнению теистов, «живое чувство справедливости» в миру обнаруживает себя лишь при столкновении с несправедливостью, которая пришла через свободную деятельность человека и ярче всего выражается в смертности – духовной и телесной. Путь строительства в себе Абсолютной Личности это активное, волевое развитие в себе первичной справедливости в борьбе с несправедливостью, в борьбе не с миром, а со своими соблазнами.

Окончательное торжество онтологической справедливости возможно только путём чуда, т. е. таким исключительным путём, который лежит вне естественного хода мировой жизни и поэтому не может быть определён в земных границах человеческого мышления.

Делается вывод, что под влиянием христианства справедливость становится основополагающей ценностью в русском менталитете.

Во втором параграфе «Идея «вечной справедливости» в философии всеединства» рассматриваются взгляды на проблему справедливости Вл. Соловьева и его последователей.

Согласно Соловьеву, справедливость потенциально присуща человеческому разуму. Для перехода в действительное сознание она нуждается в особых впечатлениях и восприятиях, которые человек получает, лишь замечая, что в мире существует неправда как нравственная, политическая и физическая смерть.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»