WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

ТЮРИНА АННА АНАТОЛЬЕВНА

ФУНКЦИЯ ЗАЩИТЫ В АДМИНИСТРАТИВНО-ЮРИСДИКЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ

Специальность 12.00.14 -

административное право, финансовое право,

информационное право

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва - 2007

Диссертационная работа выполнена в Государственном учреждении «Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации»

Научный руководитель: Заслуженный юрист

Российской Федерации

доктор юридических наук, доцент

Степаненко Юрий Викторович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Татарян Владилен Гайкович

кандидат юридических наук, доцент

Калинина Людмила Александровна

Ведущая организация: Орловский юридический институт МВД России

Защита состоится «____» ____________ 2007 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 203.005.02 при Государственном учреждении «Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России» по адресу: 123995, г. Москва, Г-69 ГСП-5 ул. Поварская, д. 25.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ВНИИ МВД России.

Автореферат разослан «___» ___________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Кулешов Р.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Защита прав человека и гражданина – глобальная задача. Она решается в планетарном и национальных масштабах. Каждое государство, исходя из принципов и норм Всеобщей декларации прав человека, создает механизм защиты прав человека и гражданина, устанавливает нормативные требования к ее осуществлению. В Конституции Российской Федерации закреплен не только приоритет прав человека и гражданина, но и гарантируется их защита, которая возлагается преимущественно на государство и его органы (ст.2). В этих целях создана правоохранительная система, в деятельности которой значительное место занимает государственное принуждение. Необходимость применения принудительных мер в борьбе с правонарушениями не вызывает сомнений. Однако в процессе их реализации неукоснительно должен соблюдаться установленный законом регламент, исключающий любые нарушения прав физических и юридических лиц. Вместе с тем современная правоприменительная практика в этой части оставляет желать лучшего. В Докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2005 год сделан весьма неутешительный вывод о том, что «в 2005 году ситуация в области прав и свобод человека в России, несмотря на отдельные позитивные сдвиги, продолжает по многим параметрам оставаться неудовлетворительной»1. При этом треть жалоб, поступивших Уполномоченному по правам человека, составляют жалобы на нарушения прав задержанных, подозреваемых и потерпевших. В ходе проверок выявлены и многочисленные нарушения законодательства об административных правонарушениях.2 Опасность таких нарушений обусловлена масштабностью применения административной ответственности (десятки миллионов человек ежегодно)3, расширением круга федеральных органов исполнительной власти (более 60), должностные лица которых вправе рассматривать дела об административных правонарушениях, определенным отчуждением населения от милиции и других правоохранительных органов.

В этой связи потребность в совершенствовании механизма защиты прав физических и юридических лиц в административно-юрисдикционном процессе очевидна. В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях существенно реформирована его процессуальная часть, более детально по сравнению с КоАП РСФСР регламентированы права участников административно-юрисдикционного процесса. Вместе с тем система защиты их прав, как показывает анализ четвертого раздела КоАП РФ, несовершенна. Основной акцент законодатель сделал на порядке пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях (ст.ст. 30.1–30.11). Но такая система «работает» только в отношении отдельной группы участников административно-юрисдикционного процесса (лиц, в отношении которых ведется производство по делам об административных правонарушениях, потерпевших). При этом защита прав этих лиц смещена на завершающую стадию процесса. На вопрос о том – как должны защищаться права иных участников административно-юрисдикционного процесса – в Кодексе ответа нет. Вместе с тем состояние законности в административной практике остается неблагополучным. Об этом свидетельствует рост жалоб в районные суды России на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенных мировыми судьями и иными государственными органами (в первом полугодии 2005 года – 59,7 тыс., в аналогичном периоде 2004 года – 42,4 тыс.). Показательны результаты рассмотрения этих жалоб: отменено каждое третье обжалованное постановление, вынесенное мировыми судьями, отменены или изменены каждые три из пяти обжалованных постановлений несудебных государственных органов.4 Заметим, что приведенная статистика не дает полной картины нарушений прав участников административно-юрисдикционного процесса. Она отражает лишь количество пересмотренных районными судами постановлений. Такая ситуация предопределяет необходимость научного поиска путей создания более совершенной нормативной модели защиты в административно-юрисдикционном процессе и ее реализации в правоприменительной практике. Предполагаемая востребованность результатов исследования данных проблем обусловила выбор темы и направленность научного поиска их решения.

Состояние разработанности темы исследования. Анализ юридической литературы свидетельствует о значительных достижениях в исследовании института административной ответственности и административно-деликтного законодательства (А.Б. Агапов, Д.Н. Бахрах, К.С. Бельский, И.И. Веремеенко, И.А. Галаган, Е.В. Додин, А.С. Дугенец, Л.В. Коваль, Б.М. Лазарев, А.Е. Лунев, Н.П. Мышляев, Л.И. Поспелова, Б.В. Россинский, М.С. Студеникина, О.М. Якуба и др.), общих проблем административной юрисдикции (Ю.М. Козлов, Л.Л. Попов, В.Е. Севрюгин, А.П. Шергин, А.Ю. Якимов и др.). В трудах этих ученых, оказавших существенное влияние на разработку действующего законодательства об административных правонарушениях, значительное внимание уделено обеспечению законности при применении мер административной ответственности. В КоАП РФ в той или иной мере нашли отражение концептуальные разработки проблем административного процесса (М.Я. Масленников, И.В. Панова, Н.Г. Салищева, В.Д. Сорокин, Ю.Н. Старилов, В.Г. Татарян, Ю.А. Тихомиров, Н.Ю. Хаманева и др.). Уточнена также структура процессуальной части Кодекса, в котором выделена глава 30 «Пересмотр постановлений и решений по делам об административных правонарушениях». Однако, несмотря на очевидный прогресс в разработке проблем административно-юрисдикционного процесса, основное внимание ученые уделяли исследованию его содержания, стадий, правового статуса участников производства по делам об административных правонарушениях, правоприменительной практики субъектов административной юрисдикции (А.Ф. Виноградов, А.А. Михайлов, М.Я. Саввин, Т.П. Сасыков, И.В. Тимошенко, Т.Н. Хохлова и др.). Как ни парадоксально, но за пределами научного познания остался один из центральных аспектов административно-юрисдикционного процесса – вопрос о его функциях. Отметим, что в науке уголовно-процессуального права функции уголовного процесса всегда рассматривались и исследуются в настоящее время в качестве фундаментальной проблемы (М.С. Строгович, Р.Д. Рахунов, В.П. Божьев, С.И. Гирько, А.П. Лобанов, Н.А. Дмитриева и др.). Административно-правовая наука, напротив, хранит молчание по вопросу о процессуальных функциях. В КоАП РФ отсутствуют соответствующие специальные нормы о функциях административно-юрисдикционного процесса.

Вместе с тем, по мнению автора, функциональный подход к исследованию административно-юрисдикционного процесса позволяет ответить на главный вопрос: каковы основные направления этой правоприменительной деятельности Без ответа на этот вопрос вряд ли можно точно определить задачи этого вида юридического процесса и средства их решения. Исследователи сходятся на том, что рассматриваемый процесс является средством реализации административной ответственности, выполняет функцию административного преследования, выделяя при этом в качестве субъектов административно-юрисдикционного процесса две группы – преследуемые и преследующие5. Против такого суждения никто не возражает. Но данный вид юридического процесса при всей его инквизиционной сущности призван выполнять и другую функцию – функцию защиты. Это вытекает из конституционной обязанности государства защищать права и свободы граждан. Напомним, что применение административных наказаний затрагивает существенные права и интересы физических и юридических лиц (личную свободу, имущество и др.), и они должны быть надлежащим образом защищены от произвола лиц, осуществляющих функцию административного преследования. Анализ правовой литературы свидетельствует о том, что ученые уделяли значительное внимание защите прав участников административно-юрисдикционного процесса (А.Б. Иванюженко, В.А. Мельников, П.П. Сергун, Я.В. Серебряков и др.). Остается и по сей день классикой монография Н.Г. Салищевой «Гражданин и административная юрисдикция в СССР», в которой раскрыто понятие административного процесса, исследовано содержание административно-процессуальных гарантий прав граждан, показана роль судебной защиты прав граждан6. И хотя автор этого труда не называет исследуемую деятельность «функцией защиты» в административно-юрисдикционном процессе, методологическая ценность указанной работы для понимания этого правового института несомненна. Следует отметить исследование И.Ш. Килясханова, обобщившего административную практику милиции и обосновавшего предложения по совершенствованию механизма защиты прав и свобод граждан в сфере административной юрисдикции7. Но в целом интересная и содержательная работа базировалась на анализе практики применения КоАП РСФСР, хотя многие авторские предложения не потеряли своей актуальности и поныне. Наиболее близко и не без влияния работы И.Ш. Килясханова подошел к интересующей нас проблеме Я.В. Серебряков8. Он не только проанализировал практику применения действующего КоАП РФ, но и уделил значительное внимание раскрытию ряда ключевых для института защиты понятий (защитник, представитель, юридическая помощь и др.). Вместе с тем основной акцент сведен к раскрытию понятия и роли юридической помощи в административно-юрисдикционном процессе, которая лишь создает благоприятные условия для защиты. Большинство имеющихся концептуальных разработок и законотворческих инициатив было ориентировано на поиск более совершенной модели института обжалования.

Не отрицая значимости научной разработки этой проблемы, заметим, что обжалование является лишь одним из средств защиты прав физических и юридических лиц в административно-юрисдикционном процессе. К сожалению, полная характеристика функции защиты в данном виде юридического процесса в отечественной литературе не представлена. Это обедняет концепцию самого административно-юрисдикционного процесса и сужает нормативную основу функции защиты. Мы уже обращали внимание на то, что глава 30 КоАП РФ определяет только порядок пересмотра постановлений и решений по делам об административных правонарушениях. Защита прав физических и юридических лиц на первых стадиях административно-юрисдикционного процесса урегулирована лишь фрагментарно.

Указанные обстоятельства обусловили актуальность и новизну диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся по поводу защиты прав и интересов физических и юридических лиц в административно-юрисдикционном процессе.

Предметом исследования выступают доктрина административно-юрисдикционного процесса; нормы, регулирующие институт защиты в административно-юрисдикционном процессе; практика применения административно-деликтного законодательства.

Целью диссертации является разработка концептуальных основ института защиты в административно-юрисдикционном процессе, предложений по совершенствованию регулирующих его норм и практики их применения.

Цель диссертационного исследования обусловила постановку и решение следующих задач:

раскрытие понятия административно-юрисдикционного процесса и его функций;

обоснование концепции функции защиты в административно-юрисдикционном процессе;

научная оценка норм КоАП РФ, регулирующих институт защиты в административно-юрисдикционном процессе, и выработка рекомендаций по их совершенствованию;

исследование полномочий субъектов функции защиты в административно-юрисдикционном процессе;

анализ системы средств и способов защиты в административно-юрисдикционном процессе и практики их реализации;

разработка предложений по совершенствованию норм КоАП РФ, регулирующих защиту участников административно-юрисдикционного процесса.

Методологическую основу исследования составляют общенаучный диалектический метод познания, частно-научные методы: системный, исторический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, включая контент-анализ, метод экспертных оценок, логический анализ судебной практики по делам об административных правонарушениях.

В процессе исследования автор руководствовался фундаментальными трудами в области философии, общей теории государства и права, государственного, уголовно-процессуального и административного права.

Теоретическую основу исследования составляют доктрина административной ответственности, концепция административно-юрисдикционного процесса, научные идеи о правовом положении его участников, субъектов административной юрисдикции, их компетенции, обоснованные в теории права и науке административного права (А.Б. Агапов, С.С. Алексеев, Д.Н. Бахрах, К.С. Бельский, И.И. Веремеенко, И.А. Галаган, Е.В. Додин, М.И. Еропкин, И.Ш. Килясханов, Ю.М. Козлов, А.П. Коренев, Б.М. Лазарев, А.Е. Лунев, М.Я. Масленников, Л.Л. Попов, Л.И. Поспелова, Б.В. Россинский, Н.Г. Салищева, В.Е. Севрюгин, Ю.Н. Старилов, В.Г. Татарян, Ю.А. Тихомиров, Д.Н. Чечот, А.П. Шергин, А.Ю. Якимов, О.М. Якуба и др.).

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»