WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Методология исследования. Диссертационная работа, основываясь на принципах историзма, рассматривает концепции и взгляды исследователей в их развитии и обусловленности, а также опирается на методы научного познания, применимых, прежде всего, для историографических исследований, используя преимущественно проблемно-хронологический, перспективный, сравнительно-исторический и сопоставительный методы. Проблемно-хронологический метод предполагает собой изучение темы, расчленив её на ряд отдельных проблем и продолжая в целом соблюдать хронологическую последовательность. Этот метод, в частности, стал во многом основанием структуры данного диссертационного исследования, где в каждом параграфе находит отражение основная проблема, получившая своё акцентированное внимание на конкретном этапе изучения. Сравнительно-исторический и сопоставительный методы были использованы в связи с необходимостью сопоставления различных концепций и взглядов отечественных и зарубежных авторов, занимавшихся изучением проблем теории номадизма, с целью выявления их общих и особенных черт, взаимосвязей и степени заимствования. Перспективный метод, исходя из рассмотрения и анализа предшествующих исследований и их уровня, определяет перспективные направления и проблематику последующих исследований. Кроме этого, исследования истории кочевых обществ представителями различных направлений и областей научного знания, усиление их интеграции обусловили необходимость применения междисциплинарного подхода при рассмотрении многих аспектов изучения номадизма.

Апробация исследования. Основные положения диссертационной работы были апробированы в научных докладах и тезисах выступлений на всероссийских и межрегиональных конференциях, проходивших в гг. Уфа, Пенза, Астрахань в 2004-2008 годах. По теме и материалам диссертации опубликовано 6 научных статей и докладов, в которых получили отражение основные результаты и выводы исследования.

Структура диссертационной работы исходит из общей проблемно-хронологической логики данного исследования и состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованных автором историографических источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, рассмотрена степень изученности проблемы, определены объект и предмет исследования, освещены цель и задачи, приведены хронологические и территориальные рамки исследования, обозначена методология исследования, указана новизна диссертационной работы и её научная значимость.

Первая глава «Оценки уровня развития кочевых народов в отечественной литературе (до 90-х годов XX века)». Вопрос о социальной истории и особенностях уровня исторического развития номадов как таковой не ставился в исторической науке вплоть до XX века. Тем не менее, по мере расширения границ и присоединения к Российской империи Казахстана, Средней Азии и др. территорий (с необходимостью их освоения) постепенно возрастает число научных сообщений о разнообразных сторонах жизни местного кочевого населения, в том числе и о характере хозяйственных и социальных отношений. К началу ХХ века были собраны многочисленные историко-этнографические сведения о кочевых народах, которые предстояло концептуально обобщить и интерпретировать. Хотя в целом, если кочевые народы и получили на тот момент своё отражение в научной литературе, то, как правило, рассматривались они в контексте изложения истории их контактов и взаимоотношений с оседлыми народами и государствами, в меньшей степени при этом затрагивались вопросы хозяйства и общественного строя номадов.

§ 1.1. Историческое развитие кочевничества в работах русских авторов конца XIX начала XX вв. «Родовая теория». Данный период характеризуется становлением основ кочевниковедения и концептуальных подходов в изучении проблем номадизма, включая и его социальных аспектов.

В работах русских авторов конца XIX – начала XX вв. (В.В.Радлова, Н.А.Аристова, В.В.Бартольда и др.) получила свое рассмотрение тематика общественных отношений у номадов, было предложено ряд подходов в оценке того, как характеризовать сложение кочевых государственно-политических образований, какие причины и мотивы следует считать определяющими в данном процессе.4 Для литературы этого периода характерно рассматривать родовую и племенную организацию номадов как основу их системы общественных отношений, обусловленной в силу естественных факторов кочевого скотоводческого хозяйства, образа жизни и быта кочевых народов.

Как правило, в оценках исследователей общественная система номадов оценивалась как родовая в целом, где кочевой «род» ассоциировался с первобытностью и неразвитостью. Тем не менее, признавая, так или иначе, значение рода у номадов, в литературе обозначался и несколько иной взгляд на развитие кочевых обществ. Соответственно этому подходу, род стал пониматься не только как часть традиционной, патриархально-племенной общественной организации номадов, но и как важный элемент социально-правовых отношений, на основе которых формируются и функционируют кочевые политические структуры, а также складываются и кочевые государства (в частности, на этом основывалась т.н. «родовая теория» Н.А.Аристова).

Другой важной проблемой истории номадизма является вопрос о переходе кочевого населения к оседлым формам хозяйства, трансформации образа жизни и быта номадов, а также связанные с этим изменения характера их экономических и общественных отношений. По данной тематике исследователями на рубеже XIX – XX вв., исходя из разных оценок в понимании характера и степени влияния природных условий на историческое развитие кочевых обществ, высказывались различные взгляды о целесообразности и прогрессивности перехода от кочевничества к оседлости.

Согласно геодетерминистскому подходу, существование системы кочевого хозяйства было обусловлено от определенных природно-климатических и географических факторов (В.В.Радлов и др.). В этой связи отмечалось, что перевод на оседлость без учета влияния окружающей среды и хозяйственной потребности не будет в полной мере способствовать прогрессу у кочевников, поскольку кочевое скотоводство представляло собой хозяйство, наиболее приспособленное к природным условиям степных и пустынных территорий. Следуя этому подходу, исследователи зачастую придерживались крайних взглядов, а потому рассматривали общества номадов как исключительно зависимые от климата и географической среды, в отрыве от анализа экономических, общественных и других процессов. С точки зрения другого, поссибилистского подхода, общество живет по собственным законам, не завися в своем развитии от природной среды. В рамках этого подхода переход к оседлости оценивалась как определяющее условие для прогресса кочевых народов.5

В целом историография конца XIX – начала XX вв. в вопросах перспективы исторического развития номадизма, проблем оседания кочевого населения характеризуется постепенным усилением поссибилистских взглядов, выводами о необходимости изменений социальной структуры номадов и скорейшего перевода их на оседлый образ жизни, земледельческие формы хозяйства. В этот период не было предпринято серьезных попыток по разработке проблем номадизма. Несмотря на интерес к истории кочевых обществ, к изучению их социальной и политической системы, проявившийся в работах отдельных отечественных авторов конца XIX – начала XX вв., исследование этих проблем приобретает свою в полной мере актуальность лишь в условиях общественно-политических процессов, которые произошли в России в 20-30-е годы XX века. Эти процессы стали значимыми факторами для дальнейшего развития отечественного кочевниковедения, для изучения вопросов хозяйства и социальной истории номадизма, в частности.

§ 1.2. Общественный строй кочевников в советской историографии 30-50-х годах. Вопрос о феодализме у кочевых народов. К началу 30-х годов, с утверждением в отечественной исторической науке марксистской методологии происходит кардинальный пересмотр прежних подходов по социальной истории кочевничества. Формируется социальный заказ, целью которого было обоснование общественных противоречий и классовой борьбы у кочевых народов. В результате чего оформляется концепция о развитии классовых отношений в кочевых обществах и имевших в своей сущности феодальный характер. В то же время различия в оценках уровня развития этих отношений не могли не вызвать весьма острую дискуссию – даже среди исследователей, поддержавших теорию о феодальном пути общественного развития номадов.

С этого времени можно говорить о том, что в научной литературе наиболее очевидными стали различия в понимании стадиального уровня развития кочевых обществ, стало возможным появление среди советских исследователей широкого спектра подходов и точек зрений. Так, сторонниками раннефеодальных отношений отмечалось о длительном периоде существования у кочевых народов родового строя и позднем появлении у них первых признаков феодализма. Другие, видели в кочевых обществах наличие определенно более развитых классовых отношений (примером этому, в частности, являются взгляды о рабовладельческой стадии развития кочевых обществ, от которой затем номады переходили на следующую, феодальную стадию своего развития;6 теория «кочевого феодализма» Б.Я.Владимирцова, оценивавшая в целом феодализацию кочевых обществ по аналогии с европейским феодализмом7). Однако наибольшее распространение у советских историков получили взгляды о складывании у кочевников феодальных отношений, но при этом длительно сочетавшихся с сильными патриархально-родовыми пережитками. Для обозначения подобного рода отношений в литературе стали широко применять термин «патриархально-феодальные отношения».

В 20-е годы в советской литературе по-разному оценивали переход номадов к оседлости и влияние на них специфических экологических условий. Многие из исследователей, признавая влияние природных факторов, указывали на то, что кочевое скотоводство являлось наиболее рациональной формой хозяйства в условиях засушливых, степных районов (Б.А.Куфтин, Н.Н.Мацкевич, С.П.Швецов и др.).8 На основе чего, часть исследователей выступала за сохранение кочевого хозяйства, высказывая свои опасения относительно дальнейшей судьбы номадов и их образа жизни.9 Однако геодетерминистские взгляды, которые превалировали среди отечественных исследователей в 20-е годы, в последующем, исходя из идеологии и теории классового подхода, сменяются мировоззренческими представлениями поссибилизма, не признающего влияние природных факторов на развитие общества.

С утверждением поссибилистской концепции в советской историографии получили преобладание взгляды о необходимости и прогрессивности перевода номадов на оседлые формы хозяйства. Поссибилизм в этой связи послужил теоретическим основанием социально-экономических преобразований, осуществлявшихся советской властью в Казахстане, Средней Азии, Бурятии и других районов в 20-х и 30-х годах, когда в отношении местного кочевого и полукочевого населения планово и в массовом порядке стала проводиться политика по седентаризации и коллективизации. Это, в свою очередь, сопровождалось искоренением традиционных общинно-родовых институтов у номадов и интенсивным внедрением социалистических отношений. Вопросы об организации и преобразовании скотоводческих хозяйств получили в этот период в советской литературе особенно широкое освещение. Складывается однозначная теоретико-идеологическая установка, согласно которой процессы седентаризации и разложения номадизма рассматривались как неоспоримая историческая закономерность, важный этап на пути к строительству социализма (В.Батраков, В.П.Погорельский, М.Г.Сахаров, И.А.Зверяков и др.).

В условиях реализации выдвинутого советским руководством в конце 20-х годов курса на сплошную коллективизацию теоретически это получило обоснование в многочисленных публикациях официальной советской печати, а также в ряде специальных работ, где в качестве основных методов внедрения социалистических отношений среди кочевого населения выдвигались ускорение процесса их оседания и ликвидация кочевого хозяйства. Игнорировалось как влияние естественно-экологических детерминантов номадизма, так и использование в широком практическом значении потенциала и опыта хозяйственной деятельности кочевых скотоводов.

К началу 40-х годов завершился процесс оседания и создания коллективных хозяйств в Казахстане, Средней Азии, Южной Сибири и в других районах с кочевым и полукочевым населением. Это привело к заметному снижению интереса в рассмотрении вопросов оседания у номадов. Однако с конца 50-х и начала 60-х годов количество научных работ, затрагивающих изучение данной проблематики, вновь увеличивается. Возрастает внимание к актуальным проблемам номадизма со стороны мировой научной общественности и международных организаций (ЮНЕСКО, МОТ и др.), по инициативе которых проводятся различные международные форумы, конгрессы, конференции, семинары и пр., в том числе и с участием советских делегаций. В рамках этой деятельности важной задачей стала пропаганда достижений и признание мировым сообществом опыта Советского Союза в решении проблем номадизма и перевода кочевников к оседлым формам хозяйства и быта.

Внимание советских исследователей к проблемам общественного строя кочевых народов значительно возросло в середине 50-х годов, когда по наиболее спорным вопросам был проведен целый ряд дискуссий (прежде всего, требовалось необходимость прояснить и уточнить вопрос по поводу форм собственности на основные средства производства у кочевников, а значит определить сущность рассматриваемых производственных отношений и уровень развития кочевых обществ). Эти вопросы широко обсуждались на специальных сессиях и конференциях, а также на страницах научных журналов, новых публикаций и монографий.

В этой связи весьма неоднозначное значение имела объединенная научная сессия Академии Наук СССР и академий наук республик Средней Азии и Казахстана (Ташкент, 1954 г.), которая закрепила на последующие десятилетия практически полное господство в отечественной литературе феодальной («патриархально-феодальной») концепции. Преобладающим стало мнение, что только собственность на землю является основой производственных отношений у кочевых народов при феодализме. Считалось, что кочевникам были свойственны те же самые закономерности развития феодализма, что и у оседлых народов, а понятие «патриархально-феодальные отношения» стало, как правило, трактоваться равнозначным феодальным классовым отношениям.10

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»