WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

На том же заседании Новгородцев внес предложение от партии народной свободы, об учреждении при Государственной думе комиссии по разработке аграрного вопроса и, как он выразился, «заявление о том, чтобы дать законодательный почин обсуждению вопроса о неприкосновенности личности». Об отношении Новгородцева к данному законопроекту, говорит его высказывание о важности скорейшего рассмотрения: «Наши очередные дела, господа, это дела первостепенной, чрезвычайной важности, это те дела, о которых у нас болит душа, о которых русская земля давно вопиет к небу».

Законопроект «Об обеспечении действительной неприкосновенности личности» был представлен на рассмотрение Государственной думы на 7 заседании 12 мая 1906 года, среди подписавшихся 31 члена был Павел Иванович Новгородцев, и именно ему было дано слово для представления его в заседании Государственной думы. Характеризуя законопроект, Новгородцев указывает на то, что он направлен на защиту священного и естественного права личности, которая должна быть неприкосновенна в своих проявлениях и действиях, поскольку они не противоречат закону. Посредством него авторы стремятся к тому, чтобы оградить личность от административного произвола, говоря об этом, они высказывают бесспорную и непререкаемую истину, которая по их замыслу должна быть положена в основу всей «думской» работы по этому вопросу.

На одном из заседаний поступило следующее заявление за подписью 151 члена: «Основные положения законов о гражданском равенстве». Осуществление принципа гражданской равноправности неразрывно было связано с созданием законов об основных правах. Первой под документом стояла фамилия П.И. Новгородцева, - это говорит о том, какое значение он придавал естественным правам личности. В одном из своих трудов он писал: «Много времени прошло с тех пор, как великие учители естественного права боролись за свои принципы; но жизнь, изменяя формы, оставляет незыблемыми принципы. Факты и отношения, меняясь и спеша, уходят в область прошлого; идеи и идеалы – в своих основах – остаются, для того чтобы светить человечеству в течение ряда веков». Первое, что устанавливается этим законопроектом – это равноправие всех граждан независимо от пола перед законом. Но неравенство невозможно устранить только одним законодательным актом и поэтому предусматривалось принятие ряда правовых актов.

Павлу Ивановичу была предоставлена уникальная возможность посредством участия в законотворческом процессе претворять свои теоретические разработки в жизнь. И, несомненно, одно – он работал над законопроектами, выступал против чиновников, режима, - во имя защиты естественных прав личности.

Для Павла Ивановича Новгородцева работа в Государственной думе была не только делом партийной важности, программные положения партии перекликались с его теоретическими разработками в юридической науке.

Во второй главе «Учение П.И. Новгородцева о праве » рассматривается его взгляд на историю развития естественного права, «возрожденное естественное право» в его учении, соотношение права и нравственности.

П.И. Новгородцев в своих работах уделяет особое внимание рассмотрению исторического становления естественного права. С точки зрения Новгородцева первыми проблему естественного права подняли софисты. Но их заслуга не оценена по достоинству. Это объясняется тем, что до нас дошли лишь отрывочные сведения об их учении. Но и те сведения, которые дошли до нас, позволяют утверждать, что софисты наметили главнейшие линии естественно-правовой доктрины, имевшей в последующей философии права столь длинную и славную историю. Под знаменем противоположения закона и природы, софисты утвердили в греческой философии знаменательное противопоставление естественного права и положительного.

Основными моментами, выделяемыми Новгородцевым в учении софистов, были: во-первых, то, что они пришли к выводу о том, что не существует раз и навсегда установленной абсолютной справедливости, соответственно, для каждого государства существуют свои законы, и при том на то время, пока они кажутся справедливыми. И как следствие, нет прежней веры в закон, нет закона – царя всех смертных и бессмертных, а остается лишь изменчивое и условное человеческое установление, поэтому можно объяснить его противоречия и несовершенства. Идеальным признавалось то, что существует от природы, а в положительном усматривалось искажение правды. Во-вторых, по нашему мнению, самым интересным обстоятельством, отмеченным Новгородцевым, было то, что уже у софистов высказывалась идея договорного установления государства. Это тем, более примечательный факт, так как в политической литературе нового времени эта идея играла важную роль.

Сократ придерживался взглядов софистов на естественное право, как на высшее основание справедливости. Но идея божественных неписаных законов становится у него лишь нравственным основанием положительных законов, и соответственно, между естественным и положительным правом устанавливается прямая связь, между тем, как софисты отрицали положительное право, признавая лишь естественное право.

В учениях средних веков, по мнению Новгородцева мы можем найти в зародыше все основные черты позднейшей доктрины естественного права. Хотя они уже встречаются в древности, но лишь в средние века они получают более отчетливое выражение. К таковым относятся теории первобытного договора и народного суверенитета. Возникнув независимо от естественно-правовой доктрины, - со временем они соединились с ней стройное системное построение, на основе внутреннего сходства. Обе теории соответствуют основному стремлению естественного права – поставить над властью некоторые высшие инстанции.

Было бы неправильным смотреть на Средние века как на тягостное время для культуры Европы. Пусть медленно, но верно под цивилизирующим влиянием христианства и авторитетов древности, начинается свое собственное развитие, полагающее первые основы западноевропейской культуры. Несмотря на недостатки средневековой церкви, ее культурное значение было очень высоко. После того медленного и почти статичного движения в Средние века теперь, в Новое время наступает самых активных действий. Появляется стремление ко всему новому, неизведанному, появляются новые пути и горизонты. Наиболее характерным для этого времени является гуманистический интерес.

Постепенно от изучения древних переходят к попыткам самостоятельных размышлений. Появляется стремление к изучению природы. Ранее в Средние века природа оставалась закрытой книгой. Таковы были течения мысли, на фоне которых зарождалась новая философия права. Теоретики крепкой государственной власти возрождают древнее понятие о государстве, сторонники религиозной свободы развивают ряд либеральных и демократических учений.

Подводя итог рассмотрения исторического развития учений о естественном праве, необходимо согласиться с выводами П.И. Новгородцева о том, что к началу 20 века старые идеи народного суверенитета, принцип личных прав подверглись существенной переработке. Наиболее существенной переменой, по мнению П.И. Новгородцева совершившейся в науке, это изменения во взглядах на задачи государства. Если ранее задачей государства виделась охрана граждан, то в конце 19 века государства вынуждены вступать на путь социальных реформ, чтобы каждый имел возможность достигнуть действительной свободы и настоящего равенства с другими.

В конце 19 - начале 20 века произошли изменения в отношении к естественному праву со стороны юридической науки. Некогда поруганная и отвергнутая проблема естественного права вновь заняла почетное место в юридической и философской литературе. С этого времени все чаще появлялись суждения о естественном праве в научных сочинениях, статьях, докладах.

Основным вопросом естественного права П.И. Новгородцев называет вопрос о праве будущего. Необходимость построения будущего права состояла в том, что настоящее в том или ином отношении было несовершенным. От него ожидали идеального желательного результата. Мысленный образ строился в соответствии с нравственным законом. Оценка правом будущим настоящего производилось не с точки зрения причинной связи, а с точки зрения долженствования. Возможно, что то или иное явление было исторически неизбежным, а естественное право в силу своего морального идеала, объявляло его нравственно негодным.

О школе естественного права П.И Новгородцев говорит, что она должна возродиться, освобожденная от старых ошибок, но верная той старой правде, которой она всегда служила. Новгородцев в обоснование необходимости возрождения естественного права выдвигал тезис о том, что оно призвано для осуществления задачи выяснения идеальных начал в современную эпоху, когда человек «призывается к нравственному суду над историей». Принципами естественного права Новгородцева являлись, - это вечными основы морального познания, и, прежде всего – принцип личности и ее безусловного значения, принципы равенства и свободы, справедливости и любви.

Новгородцев неоднократно повторял в своих работах, что основным пунктом естественно-правовой проблемы является вопрос о возможности нравственного суда над положительным правом. Само построение идеального права – уже суд над правом положительным. В самых безумных проектах, в самых утопических построениях уносящихся в заоблачную даль от существующего порядка содержится протест против несовершенной действительности. Установление идеального и должного осуждает то существующее и недолжное, отмены которого оно требует. Именно так и понимал сущность естественно-правовой критики, а потому определял естественное право как совокупность моральных (нравственных) представлений о праве (не положительном, а долженствующим быть), как идеальное построение будущего, как нравственный критерий для оценки, существующий независимо от фактических условий правообразования. Новгородцев по большому счету не дает нам четкого определения естественного права. Как было отмечено выше, он говорит о естественном праве как об идеальных построениях будущего, в собственном смысле правом они не являются: идеальные требования не представляют собою права в строгом смысле слова, а суть проекты будущего права.

Вопросы, поднимаемые П.И. Новгородцевым в некоторых из его работ, относятся к соотношению права и нравственности. Эта тема затрагивается в силу того, что необходимо понять нравственность и через нее уже прийти к пониманию права не как отвлеченной действительности, как практики жизни, а как нравственную основу жизни общества. В силу того, что человек является существом общежительным, он стремится жить в обществе с себе подобными. Но в тоже время, живя вместе, люди не могут обойтись без недоразумений и столкновений. «Общежитие», т.е. совместная жизнь в обществе, заставляет людей стремиться обладать одними и теми же благами, предметами, что в свою очередь влечет за собой споры и вражду. Поэтому ни в одном обществе не может быть установлено единство «потребностей и мнений». И как указывает Павел Иванович каждая личность в составе общества при условии, что она не подавлена влиянием, является обособленным субъектом, непохожим на остальных. Если обратиться к нашей недавней истории, то мы найдем подтверждение тому, что невозможно приравнять всех во всем.

Право Павел Иванович рассматривает как минимум требований, предъявляемых обществом к лицу. Право дает некий простор личным интересам и стремлениям, даже в их «эгоистическом и своекорыстном проявлении» С этим мы вполне согласны, ведь правом не регулируются внутренние побуждения человека, и с точки зрения права, не интересно исполнены ли обязанности из каких-то моральных побуждений или боязни санкций за неисполнение.

С истечением времени право, и нравственность обособляются друг с другом, становясь более независимыми, друг от друга. И это закономерно, в силу того, что объединение людей в общество, их совместное обитание предполагает подчинение всех его членов единым требованиям права, так как это было бы немыслимо, если бы такие преступления как убийство или кража ставились в зависимость от нравственного сознания. И вследствие этого создается некая двойственность требований, предъявляемых со стороны общества к его членам. С одной стороны это требования нравственных норм, а с другой – правовых норм, и именно на этапе необходимости утверждения общеобязательных запретительных и разрешительных норм нравственность и право окончательно обособляются.

Признавая приоритет права над моралью, власть должна в тоже время оградить право от посягательств извне. Для придания общеобязательности нормам права власть охраняет их посредством государственных органов, призванных не допускать нарушений правовых норм, а если же нарушения произошли то, карать нарушителей. Именно угроза, содержащаяся в законе является стимулом для его исполнения, чем более усваивается правом такой принцип, тем более оно стремиться к отграничению от нравственности.

Проблемы права и морали Новгородцев рассматривал в связи с учениями Канта и Гегеля. В концепции П.И. Новгородцева соотношений этих двух понятий основано на дальнейшем развитии этики Канта, философии права Гегеля, их учений о праве, гражданском обществе и государстве. По мнению Новгородцева Кант, различая право и нравственность, не смог установить их связи, поставив нравственность на недосягаемую высоту чистого служения долгу, устранил тем самым связь с нею права. Право по Канту представляло по существу внешний порядок жизненных отношений, оно было выведено за грань нравственной сферы. Таким образом, Кантом исключалось взаимодействие права и морали, право превращалось в чисто внешнее исполнение закона. Новгородцев, критикуя позицию Канта, пишет, что «именно в области философии права важно понять нравственность … как живую силу, которая проникает в борьбу интересов и страстей, чтобы примирить и облагодарить ее». Новгородцеву П.И. правовой порядок представляется как порядок реальных отношений, как практика жизни, совокупность требований, без которых немыслимо существование лиц в обществе. Для того чтобы поставить вопрос в отношении идеальной сущности права, необходимо показать связь нравственной основы права с интересами и потребностями людей. Предполагается, что нравственное начало может сочетаться с внешними мотивами для того, чтобы подчинить их себе. Кантом этого не допускается. Категорический императив Канта замыкает нравственную жизнь в область чистой воли, он не имеет точек соприкосновения с внешним миром. Отсюда вытекает результат для философии Канта: в попытках связать право и нравственность они теряют свои специфические четы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»