WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

По мнению диссертанта, такой процесс сводится к устранению выявленных правовых коллизий и разного рода нестыковок.

Унификация национального законодательства – довольно длительный и сложный процесс, поэтому автор приходит к выводу о том, что воздействие надпозитивного права на российское законодательство может проявляться через трансформации «буквы закона» и «духа закона».

Под первыми, он обобщает любые текстуальные изменения законодательства, выраженные в объективной и обозримой форме (принятие новых законов, отмену действующих или же внесение в них изменений).

Однако трансформационные процессы, по его убеждению, на этом не заканчиваются. Менее заметными, но от этого не менее важными являются трансформации «духа закона», которые представляют собой семантические изменения нормы права. Такие трансформации отражаются на правоприменительной практике или могут выражаться в организационно-распорядительных мерах, направленных на такое применение национального законодательства, которое позволит добиться ненарушаемости норм надпозитивного права.

В параграфе 2.3 «Проблемы согласования надпозитивного права и российского законодательства» рассматриваются основные причины, препятствующие национальному законодательству в полной мере соответствовать требованиям надпозитивного права.

В диссертации выделяются четыре группы таких причин.

Первая группа – это правовые деформации, к которым автор работы относит указное право, ведомственное нормотворчество, действие в правовой системе России нормативных актов СССР и РСФСР, коллизии правомочий органов государственной власти.

Указ, по мнению диссертанта, не может быть признан эффективным средством правового регулирования, поскольку, являясь результатом единоличной воли лица его издавшего, может служить инструментом достижения отдельных политических результатов, не всегда совпадающих с целью достижения благополучия и процветания населения страны.

Похожая ситуация складывается и применительно к нормативным актам, принимаемым министерствами и ведомствами, которые под видом ненормативного характера принимаемых ими актов не считают целесообразным проведение государственной экспертизы. Между тем, устанавливая определенные процедуры и правила поведения государственных служащих, такие подзаконные акты могут вступать в коллизии с национальным законодательством, международным правом, и в итоге нарушать права человека.

Одновременно сложившаяся ситуация усугубляется действием в правовом поле России значительного числа актов несуществующих государств – СССР и РСФСР. На настоящее время таких актов несколько тысяч, значительная часть из которых – законы. Идейная направленность такого массива законодательства во многом не соответствует тому политическому и правовому курсу, которым следует современная Россия. Кроме того, многие новые российские законы носят на себе отпечатки архаичности процедур, и примером этого может служить пересмотр судебных постановлений в порядке надзора, который даже после значительных корректив этого процессуального института остается не совсем приемлемым с точки зрения Конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентной практики Европейского Суда.

Все перечисленные факты не могут способствовать стремлению России соответствовать статусу правового государства, однако это объясняется тем, что Россия пока еще находится на переходной стадии государственности, а сам процесс приведения российского законодательства в соответствие с международными стандартами в области прав человека довольно трудоемкий и требует значительных усилий парламентариев и правоприменителей.

Во второй группе причин, автор обобщает проблемы, порождаемые цивилизационными особенностями российской правовой культуры, формировавшейся под воздействием различных аксиологических установок. Акцентируется внимание на вопросе целесообразности заимствования российской правовой системой ценностных категорий западноевропейской цивилизации. К факторам, тормозящим этот процесс, автор относит неприемлемость для российской действительности отдельных правовых позиций, выработанных европейской доктриной. Кроме того, нестабильная политическая обстановка в ряде регионов России, населенных исторически враждующими между собой этническими группами, терроризм и сепаратизм ведут к принятию государством реакционных мер для предотвращения столкновений или разведения противоборствующих сторон. Это зачастую влечет за собой факты нарушений прав человека со стороны военнослужащих и работников правоохранительных органов.

В третью группу диссертант включает проблемы, обусловленные особенностями российского правового менталитета, характеризующегося рядом признаков, тормозящих развитие антропоцентричных процессов в нашем государстве. Таковыми являются пассивность политической культуры, пренебрежительное и отрицательное отношение к праву, ориентация на государственную власть, критический характер российской правовой ментальности, идеологическая сумбурность экономических, политических, правовых взглядов.

Все эти факторы приводят к укреплению в сознании российских граждан уверенности в своей беспомощности перед государством и чиновниками. Такое отношение к своим правам и пассивное поведение в случаях их нарушения не способствует внедрению, закреплению и развитию надпозитивного права. Автором работы делается вывод о том, что соблюдение норм надпозитивного права во многом зависит именно от активности граждан, реализующих право на защиту своих интересов. При этом отказ от такой защиты не позволяет вовремя выявлять, исправлять и устранять коллизии и пробелы национального законодательства, что негативно отражается на общем его состоянии.

Четвертой группой проблем, препятствующих соблюдению норм надпозитивного права, диссертант выделяет финансовые проблемы. По его убеждению, отсутствие достаточного финансирования отдельных направлений государственной деятельности может косвенно приводить к нарушениям прав человека или же способствовать этому.

В работе приводится анализ ряда решений Европейского Суда, вынесенных по жалобам против России, в которых причины нарушении прав человека находится в прямой зависимости от недостаточной финансовой обеспеченности исправительных учреждений.

В рамках этого вопроса автором сопоставлены суммы отчислений на развитие уголовно-исполнительной системы, запланированные в федеральных целевых программах «Реформирование уголовно-исполнительной системы» на 2002-2006 и 2007-2016 годы. Отмечена тенденция роста финансирования пенитенциарной системы России, что позволит воплотить в реальность обозначенные в программах цели по достижению соответствия условий содержания заключенных и обвиняемых до приемлемых с точки зрения международных стандартов.

В диссертации обращается внимание на неспособность государства исполнить свои финансовые обязательства перед военнослужащими, пенсионерами и ликвидаторами последствий аварии на Чернобыльской АЭС, что является основанием для признания Европейским Судом нарушений права человека на имущество.

Одновременно в работе отмечается недостаточная материальная оснащенность правоохранительных органов, не позволяющая предпринимать оперативные меры по пресечению и раскрытию преступлений, малочисленность судейского корпуса, влекущая повышенную загруженность судов и систематическое нарушение права человека на рассмотрения дела судом в разумный срок и пр.

В Заключении подводятся итоги исследования, делаются теоретические обобщения и выводы.

***

Основные положения диссертации отражены в следующих работах, опубликованных автором:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК России:

  1. Надпозитивная модель идеи прав человека и ее современное содержание // Научная мысль Кавказа. – Ростов-на-Дону: Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы, 2006. – № 5. (в соавт.). 0,5 п.л.
  2. Надпозитивное право – новый взгляд на права человека // Вестник Белгородского университета потребительской кооперации. – Белгород, 2006. – № 12. 0,5 п.л.

Публикации в иных изданиях:

  1. Надпозитивное право, его признаки, роль и место в системе регулирования общественных отношений // Проблемы правоведения. – Белгород, 2004. – №2. 0,3 п.л.
  2. Надпозитивное право – международное естественное право // Проблемы правоведения. – Белгород, 2005. – №3. 0,4 п.л.
  3. Надпозитивное право и российское законодательство: проблемы согласования и применения // Закон и право. – Белгород, 2006. – №8. 0,4 п.л.
  4. Российский менталитет – как одна из проблем приведения российского законодательства в соответствие с международными стандартами в области прав человека // Экономика. Право. Статистика. Информатика. – Белгород, 2006. – № 2-3-4. 0,3 п.л.
  5. Применение надпозитивного права – один из способов предотвращения социальных конфликтов // Социальные конфликты в российском обществе и проблемы их разрешения: историко-философский и политико-правовой аспекты: Материалы межвузовской научно-практической конференции 30 марта 2006 года. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2006. 0,25 п.л.
  6. Общетеоретический анализ, международные аспекты закрепления и защиты права на труд // Тенденции правового регулирования трудовых отношений с учетом последних изменений, внесенных в Трудовой кодекс РФ: Материалы научно-практической конференции 26-27 октября 2006 г. – Белгород: Белгородский областной суд, 2006. 0,3 п.л.
  7. Надпозитивное право и законодательство Российской Федерации: виды трансформаций // Право: теория и практика. – М.: Изд-во «ЭЛЕКС», 2007. – №1. 0,3 п.л.
Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»