WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |
Второй выражается в приведении национального законодательства в соответствие с международными актами, принятыми в рамках региональных союзов государств.
  • Результатами воздействия надпозитивного права на национальное законодательство и правоприменительную практику являются трансформации «буквы закона» (текстуальные изменения) и «духа закона» (семантические изменения).
  • Основными общетеоретическими проблемами, препятствующими приведению российского законодательства и правоприменительной практики в соответствие с надпозитивным правом, являются:
      • правовые деформации, представляющие собой нежелательные правовые явления способные деструктивно отразиться на устойчивости правовой системы;
      • цивилизационные особенности российской правовой культуры, исторически формировавшейся под воздействием разнополярных правовых ценностей;
      • особенности российского менталитета, препятствующие своевременному выявлению и устранению фактов нарушений прав человека;
      • финансовые проблемы, косвенно способствующие возникновению потенциально опасных правовых ситуаций, способных привести к нарушению прав человека.

    Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы: в последующих теоретических исследованиях, посвященных правам человека; при разработке программ по эффективности использования международных норм по правам человека в правотворческой и правоприменительной деятельности государственных органов; в учебном процессе при преподавании курсов «Теория государства и права», «Проблемы теории государства и права», «Философия права», «Международное право».

    Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации содержатся в 9 научных публикациях, включая 2 статьи в журналах, рекомендованных ВАК, и в выступлениях автора на научно-практических конференциях: «Социальные конфликты в российском обществе и проблемы их разрешения: историко-философский и политико-правовой аспекты» (Белгород, 2006 г.) и «Тенденции правового регулирования трудовых отношений с учетом последних изменений, внесенных в Трудовой кодекс РФ» (Белгород, 2006 г.).

    Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается выбор темы диссертации и ее актуальность, определяются цели и задачи, методологическая основа исследования, научная и практическая новизна работы, а также формулируются положения, выносимые на защиту.

    Первая глава «Концепция надпозитивного права: генезис, сущность, признаки, терминологическое обеспечение, факторы обособления» посвящена процессам становления категории «надпозитивное право» и включает в себя три параграфа.

    В параграфе 1.1 « Предпосылки формирования нового комплексного подхода к месту прав человека в современной юридической науке» автор определил основные тенденции глобализации, к которым относятся признание прав человека наивысшей правовой ценностью и повышение регулятивной роли международного права. Именно эти обстоятельства, по его мнению, явились факторами, активизировавшими теоретический и практический интерес к проблемам защиты прав человека на национальном и международном уровнях.

    Поскольку вопрос о наличии у человека неотчуждаемых прав первоначально разрабатывался в рамках философии права и воплотился в категории «естественное право», диссертант исследовал эволюцию этого понятия и выявил ее сущностные признаки. К таковым он отнес противопоставление фактического (позитивного права) идеальному (естественному праву), признание естественного права высшими нормами, основанными на абсолютной справедливости, и наличие у человека прирожденных (естественных) прав.

    В работе автор выделяет теоретические и объективные предпосылки становления нового концептуального подхода. К теоретическим предпосылкам он относит противоречивость естественно-правовой концепции, выражающуюся в невозможности существования двух равнозначных правопорядков (естественно-правового и позитивно-правового), отсутствии механизма урегулирования конфликтных ситуаций между упомянутыми правопорядками, ошибочном видении основы естественного права в природе, чрезмерной общности категории «естественное право», игнорировании исторических закономерностей развития права, неопределенности категории «естественное право». Объективными предпосылками автор считает наблюдаемое позитивирование естественного права в международных договорах, устанавливающих общеправовые стандарты в области прав человека.

    Диссертант отмечает, что степень соблюдения прав и свобод человека на настоящее время является не только важнейшим социальным и политико-юридическим показателем, но и служит критерием цивилизованности государства и общества. Это, по его мнению, является основанием для разработки нового междисциплинарного подхода к правам человека, учитывающего наряду с теоретическими разработками практику применения международных стандартов в данной области.

    В параграфе 1.2 «Становление категории «надпозитивное право» и его сущностные характеристики» диссертант систематизировал факты употребления авторами исследуемого понятия и установил, что оно используется в трех смысловых значениях:

    • как объективно существующая система норм, закрепляющая права и свободы человека и гражданина;
    • как понятие, тождественное естественному праву;
    • как категория, характеризующая права человека в качестве одной из фундаментальных правовых идей.

    С целью индивидуализации надпозитивного права в качестве самостоятельного юридического феномена в диссертации предпринята попытка по определению его места в системе регуляторов общественных отношений. Для достижения поставленной задачи диссертантом проведено сопоставление надпозитивного права с категориями «позитивное право» и «непозитивное право». Такое сравнение позволило автору сделать однозначный вывод о наднациональном (внегосударственном) характере исследуемого явления. При этом установлено, что позитивному и надпозитивному праву присущи схожие признаки, однако применительно к последнему они имеют ряд специфических особенностей.

    Особенность нормативности надпозитивного права обусловлена субъектным составом регулируемых им правоотношений, обязательным участником которых является государство, а также характером таких правоотношений, возникающих по вопросу защиты прав человека.

    Индивидуальные особенности формальной определенности надпозитивного права предопределены фактом закрепления надпозитивного права в международных договорах.

    Специфика официального установления надпозитивного права проявляется в особой процедуре принятия международных соглашений и присоединении к ним государств. При этом защита его норм может осуществляется как на внутригосударственном уровне, так и международном посредством обращения в наднациональные юрисдикционые органы.

    Существование контрольно-судебных органов и регламента их работы позволили утверждать о наличии процессуально урегулированной системы правосудия и правоохраны надпозитивного права.

    Специфика системности надпозитивного права заключается в классификации прав человека по различным основаниям, положенной в основу ряда специализированных международных договоров (внутренняя системность), и иерархии таковых (внешняя системность).

    Конституционное признание за международными стандартами в области прав человека высшей юридической силы, их прямое применение судами при преодолении правовых коллизий и исполнение государствами судебных решений, даже при отсутствии предусмотренной системы мер принудительного воздействия, являются спецификой авторитетности надпозитивного права.

    В параграфе 1.3 «Определение категории «надпозитивное право» и классификация его источников» автор на основе сущностных характеристик формулирует определение надпозитивного права, под которым предлагает понимать систему основополагающих нормативных предписаний, признанных государствами-участниками международных договоров в качестве фундаментальных принципов и стандартов их внутренней правовой политики в области прав человека, контроль за соблюдением которых осуществляется международными органами юстиции.

    Исследование источников надпозитивного права автор начинает с деления их на материальные и формальные.

    Под материальными он понимает факторы, формирующие надпозитивное право (материальные условия жизни человеческого сообщества, жизнедеятельность человека как разумного существа, окружающая его социальная среда, вечный, неизменный порядок мироздания, природа человека, его культура, сознание, коллективная воля, свободная деятельность личности, разум, справедливость, мораль, религия и пр.), а также факторы, обусловливающие необходимость его международного закрепления в качестве фундаментальных правовых стандартов и принципов (войны, геноциды, международное сотрудничество в гуманитарной сфере, организация содружеств государств, глобализационные процессы и пр.).

    К формальным источникам надпозитивного права автор относит формы объективного воплощения надпозитивного права – международные договоры в области прав человека, наиболее значимыми из которых являются: Устав Организации Объединенных Наций (1945 г.), Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Международные пакты о правах человека (1966 г.), Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Европейская социальная хартия (1961 г.), Американская декларация прав и обязанностей человека (1948 г.), Американская конвенция о правах человека (1969 г.), Африканская хартия прав человека и народов (1981 г.). Одновременно с ними формальным источником надпозитивного права автор считает и практику применения перечисленных нормативных актов, поскольку учет таковой позволяет добиться единообразия в применении норм надпозитивного права.

    Вторая глава «Юридические механизмы и уровни функционирования надпозитивного права: проблемы взаимодействия норм различной природы» посвящена практической плоскости действия надпозитивного права и состоит из трех параграфов.

    В параграфе 2.1 «Универсальный и региональный механизмы правового воздействия надпозитивного права» первым исследован механизм воздействия на национальное право универсальных нормативных актов в области прав человека (Устава ООН, Всеобщей декларации прав человека, Международных пактов о правах человека).

    Отсутствие у действующих в рамках ООН комитетов по правам человека правомочий вынесения юридически обязывающих актов нивелирует их деятельность, поскольку выносимые такими комитетами решения носят лишь констатационный характер и фактически никак не влияют на нарушение государствами прав человека.

    Юридическая слабость приведенного механизма объясняется тем, что акты универсального уровня, явились первыми международными соглашениями в области прав человека, а в условиях полного отсутствия опыта взаимодействия в этой сфере на столь обширном уровне, могли быть приняты только в виде декларативных положений. Поэтому, по мнению автора, даже в случае закрепление механизма контроля за соблюдением норм универсальных правовых актов, его деятельность легко бы блокировалась отдельными государствами, не желающими ограничивать свой суверенитет и не стремящимися к конструктивному диалогу в области защиты прав человека.

    Именно поэтому на сегодняшний момент широкое распространение получило региональное сотрудничество в этой сфере, поскольку в таком формате гораздо легче найти вектор взаимодействия между государствами, являющимися территориальными соседями и имеющими общие культурные и исторические корни.

    В этой связи автором рассмотрены особенности европейской, межамериканской и африканской систем защиты прав человека.

    Действующий в рамках Совета Европы механизм судебного реагирования на нарушения прав человека, предусматривающий вынесение Европейским Судом юридически обязывающих решений, оказался наиболее стабильным и эффективным по сравнению с другими. При этом в диссертации отмечены и минусы европейской системы защиты прав человека, которые сводятся к незащищенности большей массы социально-экономических и культурных прав, а также отсутствию механизма принудительного исполнения судебных постановлений.

    Обладающие значительно более слабой процедурой контроля межамериканская и африканская системы защиты прав человека интересны с нормативной точки зрения, поскольку в первой, наряду с правами человека, особое внимание уделяется его обязанностям, а в рамках второй нашли свое воплощение коллективные права человека (права народов). Включение коллективных прав в сферу международной защиты, а также разработка основных обязанностей человека привлекают все больше внимания со стороны правоведов всего мира, и не исключено, что в будущем эти правовые позиции могут найти отражение и в региональных соглашениях Совета Европы.

    Значительный политический, экономический и демографический потенциал азиатских стран обусловил необходимость анализа в рамках диссертации основополагающих особенностей юридической доктрины данного региона. Отмечая отсутствие в упомянутом регионе каких-либо юридически обязательных соглашений в области прав человека, диссертант выбирает предметом исследования ряд декларативных документов: Всеобщая исламская декларация прав человека (1980 г.), Азиатско-Тихоокеанская декларация прав человека и народов (1988 г.) и Арабская хартия прав человека (1994 г.), – позволяющих сделать выводы о специфике концепции прав человека этого региона. Автор приходит к выводу о том, что все эти акты носят религиозную окраску, которая и стала причиной отсутствия в них положений, без которых просто немыслима европейская доктрина прав человека.

    В целом на основе изучения универсального и регионального механизмов воздействия надпозитивного права автор приходит к выводу о том, что в каждом из регионов мира идея о верховенстве прав человека имеет свои слабые и сильные стороны, а большая часть существующих различий обусловлена культурными и историческими особенностями развития общества.

    В параграфе 2.2 «Национальный уровень функционирования надпозитивного права» рассматривается механизм приведения российского законодательства в соответствие с нормами надпозитивного права.

    Ратифицировав ряд международных соглашений в области прав человека, Россия приняла на себя обязательства по приведению национального законодательства в соответствие с их положениями.

    Pages:     | 1 || 3 |






    © 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»