WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Индивидуальный договор порождает не только последствия, преду­смотренные законом, но и свои собственные, отличные от предусмотренных законом, в рамках общеправовых принципов, что тесно доказывает другую его сущность - индивидуального (поднормативного) регулятора обществен­ных отношений.

Данное положение позволило автору прийти к выводу, что индивиду­ально-договорный процесс не может ограничиваться актами реализации прав и обязанностей, как считалось ранее, поскольку последние не могут само­стоятельно регулировать общественные отношения, а лишь воздействуют на поведение людей. Индивидуальный договор, в отличие от них, помимо инди­видуального (автономного) регулятора, является одновременно и юридиче­ским фактом, порождающим регулируемые отношения.

Исходя из того, что индивидуальный договор является разновидностью правового акта, учитывая делегирование государством правоприменитель­ных функций негосударственным субъектам права, в диссертации доказыва­ется, что индивидуальный договор является разновидностью правопримени­тельных актов.

Сопоставив признаки правоприменительных актов с признаками инди­видуального договора, автор пришел к выводу, что индивидуальный договор - это акт правоприменения, содержащий формально автономные, согласо­ванные, индивидуально-определенные предписания (установления) для сто­рон, исполнение которых обязательно, регулирующий общественные отно­шения и направленный на достижение конкретной цели.

Вторая глава диссертации «Юридическая природа индивидуально-договорного правоприменения» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие индивидуально-договорного право­применения» выявляются и детально исследуются существенные признаки рассматриваемого феномена, определяется его внутренняя организация и

18

формулируется авторское определение понятия индивидуально-договорного правоприменения.

Определив место и роль индивидуально-договорного правоприменения в механизме правового регулирования, автор аргументированно доказывает, что индивидуально-договорное применение права больше тяготеет к спосо­бам воздействия, чем к формам реализации и не может рассматриваться как полное претворение нормы права в жизнь, поскольку в дальнейшем потребу­ется реализация установленных прав и обязанностей в фактическом поведе­нии субъектов. Здесь индивидуально-договорный правоприменительный акт является как бы связывающим звеном между нормой права и ее полным осуществлением в поведении субъектов права и выступает не столько самим осуществлением, реализацией правовых норм, сколько правовым процессом, предваряющим их дальнейшее осуществление в форме соблюдения, испол­нения или использования.

Фактическими предпосылками легализации индивидуально-дого­ворного правоприменения в российской правовой действительности явилось расширение механизма санкционированного негосударственного правотвор­чества предполагающее, соответственно, расширение механизма делегиро­ванного негосударственного правоприменения; повышение роли негосудар­ственных субъектов права в правовых процессах, обусловливающее предо­ставление им большей свободы в саморегулировании их деятельности.

Учитывая это, диссертант пришел к выводу, что индивидуально-договорное правоприменение обладает следующими признаками:

  1. Носит волевой, властно организующий характер. Этимологический
    анализ категории «власть» позволил автору утверждать, что властный харак­
    тер индивидуально-договорного правоприменении проявляется в организа­
    ционном воздействии на иных субъектов правоотношений.
  2. Осуществляется всеми субъектами права (физическими и юридиче­
    скими лицами) в силу делегирования им властных полномочий на данную
    деятельность со стороны государства.

19

  1. Завершается вынесением правоприменительного акта — индивиду­
    ального договора.
  2. Содержанием является деятельность по вынесению персонально ад­
    ресованных и индивидуально-определенных предписаний для сторон.
  3. Осуществляется в процессуальных формах.

Таким образом, индивидуально-договорное правоприменение — это во­левая властно организующая деятельность субъектов права, обеспечиваю­щая связь между правовыми нормами и конкретными правоотношениями путем установления персонально адресованных и индивидуально-опреде­ленных обязательных предписаний для сторон, завершающаяся вынесением индивидуально-договорного акта.

Индивидуально-договорное правоприменение, как и любое явление ок­ружающего мира, имеет свою собственную внутреннюю организацию, кото­рая позволяет данный правовой процесс, по сути, называть правоприменени­ем. Состав индивидуально-договорного правоприменения можно предста­вить через такие элементы, как субъекты индивидуально-договорного право­применения, его объект, и содержание.

Субъектами индивидуально-договорного правоприменения являются физические и юридические лица.

Объектом индивидуально-договорного правоприменения выступают те общественные отношения, на регулирование которых направлен процесс до­говорного применения права. Так как индивидуальные договоры принимаются в частноправовой сфере общественной жизни, сфера регулируемых ими обще­ственных отношений будет ограничена только отраслями частного права.

Содержанием индивидуально-договорного правоприменения будут яв­ляться «предписания индивидуального характера», которые служат в опреде­ленном смысле «упорядочиванию» общественных отношений.

Второй параграф «Стадии индивидуально-договорного правоприме­нения» посвящен анализу индивидуально-договорного правоприменения в динамике, которая проявляется в процессуальных стадиях данного явления.

20

Детальный анализ зарубежной практики, изучение мнения теоретиков права по поводу динамики правоприменения, позволили автору прийти к вы­воду о том, что организующий характер правоприменения как предпосылки к непосредственной реализации права позволяет выделить три структурно-временных компонента данного процесса.

1. Установление и анализ конкретных жизненных обстоятельств, оп­
ределяющих договорную инициативу сторон.

В исследуемом процессе данная стадия выражается в установлении об­стоятельств, определяющих подлинный интерес сторон в договорном регу­лировании. Это позволяет выявить конкретные жизненные обстоятельства, требующие разрешения. По сути, эта стадия определяет те правоотношения, которые хочет урегулировать правоприменитель в процессе правопримене­ния, устанавливает намерения сторон, истинность которых раскрывается при помощи сопоставления их воли и волеизъявления.

Углубленный анализ договорной практики позволил автору опреде­лить, что не только несовпадение воли и волеизъявления одной стороны мо­жет повлечь недействительность договора, но и несовпадение воль и истин­ных интересов противоположных сторон влечет те же последствия.

Таким образом, на этой стадии правоприменительного процесса клю­чевую роль играет оценочный и волевой элементы правосознания правопри­менителя, а инструментом, позволяющим выявить истинные правоотноше­ния, которые намеревается урегулировать правоприменитель, является дого­ворная инициатива.

2. Согласование выбора и конкретизации нормы права.

Содержательная сторона данной стадии заключается в выборе сторо­нами норм права с целью последующей конкретизации нормативных устано­вок в общих существенных условиях договора. Иными словами, участники договора определяют содержание договорного акта. Автор считает, что вы­бор и оценка нормы права происходит непосредственно в процессе согласо­вания волеизъявлений сторон.

21

Традиционно в индивидуально-договорном регулировании согласова­ние происходит в процессе оферта - акцепт. На этой стадии большое значе­ние имеет ответ лица, получившего оферту, о согласии заключить договор (акцепт). Акцепт оформляет согласование противоположных интересов сто­рон по поводу выбора норм права, подлежащих применению для удовлетво­рения договорных притязаний сторон, поскольку сама оферта несет лишь информационный смысл, выражая волю одной стороны. Акцептирование может происходить несколькими способами: в письменной форме; в устной форме (или же в процессе совершения конклюдентных действий); после со­ставления протокола разногласий.

Изучив практику заключения индивидуальных договоров, диссертант пришел к выводу, что во всех случаях акцептирования сразу гипотетически определяется правовая норма, подлежащая применению. В последующем правовые предписания выбранной нормы конкретизируются в персонально адресованных и индивидуально-определенных правах и обязанностях для сторон. Данное действие ориентирует субъектов на предписания нормы пра­ва, конкретизация которых будет выступать в роли юридического факта или необходимого элемента сложного юридического состава.

Необходимым атрибутом данной стадии является то, что стороны сво­бодны в своем волеизъявлении. Подчас это означает, что стороны могут кон­кретизировать любую норму права, естественно, в рамках дозволенного. Свобода конкретизации нормы права вытекает из регулятивной функции права. Для пресечения произвола в свободе волеизъявлений, право детерми­нирует выделение неких критериев, при помощи которых возможно отличить «правовые» волеизъявления от «неправовых».

Данные критерии можно условно подразделить на «законные» и «об­щеправовые». К первой разновидности относятся установленные государст­вом и закрепленные в законодательных и иных актах, регламентирующих до­говорные отношения субъектов права, общие требования к содержанию и оформлению договоров, порядку их заключения и т. д. Ко второй — зафикси-

22

рованные в законодательстве социально обусловленные обобщенные идеи, принципы, которые с необходимостью должны присутствовать в договорах («общественный порядок», «публичный интерес», «добрые нравы»...).

3. Достижение соглашения и заключение индивидуально-правового акта.

Содержанием данной стадии является достижение соглашение сторо­нами по всем существенным моментам индивидуально-договорного регули­рования определенной жизненной ситуации, что подтверждается вынесением правоприменительного акта, который порождает индивидуальные правовые установления для сторон.

Исследовав разновидности правоприменительных актов, диссертант пришел к выводу, что индивидуально-договорные правоприменительные ак­ты следует различать как акты-действия субъектов индивидуально-дого­ворного регулирования (устные договоры, договоры, заключенные путем конклюдентных действий) и акты-документы, в которых данные действия получают объективированное выражение.

Фактическая реализация данной стадии, проявляется в следующих дей­ствиях сторон1:

  • подписание соответствующих документов, что является выражением
    согласия, достигнутого сторонами договора;
  • фактическое исполнение обязанностей, вытекающее из индивидуаль­
    ного договора одной стороной (например, фактическое допущение работника
    к выполнению трудовой функции с ведома или по поручению работодателя в
    соответствии со ст. 61 ТК РФ);
  • обмен документами, образующими договор;
  • получение полного и безоговорочного акцепта (подписание договора
    без протокола разногласий), что позволяет считать соглашение достигнутым,
    а договор заключенным с момента получения извещения об акцепте;

23

  • подписание протокола разногласий (извещения об акцепте на иных
    условиях) инициатором заключения договора, что также санкционирует за­
    ключение договора;
  • победа в торгах, что дает право победителю требовать заключения
    индивидуального договора, и т. д.

В третьем параграфе «Критерии эффективности индивидуально-договорного правоприменения» определяется понятие эффективности пред­мета диссертационного исследования, выявляются критерии и факторы, влияющие на результативность индивидуально-договорных актов и рассмат­риваются конкретные средства повышения их эффективности.

Исследовав достижения современной научной мысли в вопросе эффек­тивности правоприменительной деятельности, диссертант пришел к выводу, что об эффективности правоприменения можно судить по соотношению цели, в достижении которого был принят, правоприменительный акт, и ре­зультативности (полезности) его действия.

Это позволяет диссертанту утверждать, что эффективность индивиду­ально-договорного правоприменения проявляется в его динамике. Так, в процессе создания индивидуального договора можно говорить о потенци­альной эффективности акта, которая определяется информацией и целями, заложенными в договоре правоприменителем. В процессе реализации соот­ветствующих предписаний индивидуального договора достигается реальная эффективность данного правового акта, которая обусловлена тем, насколько полно были урегулированы общественные отношения, на которые было на­правлено воздействие, и достигнуты цели правоприменения.

В этой связи диссертантом выделяются и анализируются критерии эффективности индивидуально-договорного правоприменения как совокуп­ность факторов, показывающих, насколько способен оказался индивидуаль­ный договор благотворно влиять на общественное отношение в заданном на­правлении.

1 См.: Плюснина O.K. Индивидуально-правовые договоры - природа, практика реализации и толкование: Дис... канд. юрид. наук - Н. Новгород, 2004. - С. 103.

ь

24

К критериям потенциальной эффективности данного процесса автор относит следующие факторы:

1. Качество и непротиворечивость законодательной базы.
Законодательство и деятельность правоприменяющих субъектов можно

в определенном аспекте рассматривать как две взаимодействующие модели: логическую (абстрактную) и динамическую (действующую), каждая из кото­рых обеспечивает действие другой. Нормативно-правовой акт как логическая (абстрактная) модель правоприменительного акта есть необходимый инстру­мент для осуществления задач, стоящих перед субъектами правоприменения.

Исследовав практику реализации индивидуальных договоров, диссер­тант пришел к выводу, что основными дефектами законодательства, затруд­няющими правоприменительную практику, являются: коллизии нормативно-правовых актов; необоснованное дублирование норм права; наличие пробе­лов в праве; высокая степень абстрагирования в формулировании норм пра­ва; излишняя загруженность отсылочными и бланкетными нормами; наруше­ние правил законодательной техники.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»