WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
  1. Подробный анализ всех разновидностей правовых актов позволил
    автору отнести индивидуальный договор к особой разновидности правопри­
    менительных актов. Аналогично актам применения права, индивидуальный
    договор выступает поднормативным регулятором общественных отношений;
    определяет содержание этих отношений, выступая в качестве их своеобраз­
    ной модели (через субъективные права и юридические обязанности). Инди­
    видуальный договор — это акт правоприменения, содержащий формально
    автономные, согласованные, индивидуально-определенные предписания (ус­
    тановления) для сторон, исполнение которых обязательно, регулирующий
    общественные отношения и направленный на достижение конкретной цели.
  2. Авторская дефиниция индивидуально-договорного правопримене­
    ния. Индивидуально-договорное правоприменение — это волевая властно ор­
    ганизующая деятельность субъектов права, обеспечивающая связь между
    правовыми нормами и конкретными правоотношениями путем установле­
    ния персонально адресованных и индивидуально-определенных обязательных

10

предписаний для сторон, завершающаяся вынесением индивидуально-дого­ворного акта.

7. Индивидуально-договорное правоприменение осуществляется в оп­
ределенном процессе. Основными стадиями данного процесса являются:

  1. установление и анализ конкретных жизненных обстоятельств, опре­
    деляющих договорную инициативу сторон;
  2. согласование выбора и конкретизации нормы права;
  3. достижение соглашения и заключение индивидуально-договорного
    акта.
  1. Об эффективности индивидуально-договорной правоприменитель­
    ной деятельности можно судить по соотношению цели, в достижении кото­
    рого был принят правоприменительный акт, и результативности (полезно­
    сти) его действия. Эффективность индивидуально-договорного правопри­
    менения проявляется в его динамике и включает два аспекта — потенциаль­
    ную эффективность акта и реальную (фактическую) эффективность его реа­
    лизации. В зависимости от этих показателей степень эффективности дого­
    ворного акта определяется исходя из соответствия полноты урегулирования
    общественных отношений, на которые было направлено воздействие, факти­
    ческим целям и информации, которые были в акте заложены изначально пра­
    воприменителем.
  2. В качестве критериев эффективности индивидуально-договорного
    правоприменения выступает совокупность факторов, показывающих, на­
    сколько способен оказался индивидуальный договор благотворно влиять на
    общественное отношение в заданном направлении.

К критериям потенциальной эффективности данного процесса автор относит следующие факторы:

  1. качество и непротиворечивость законодательной базы;
  2. соблюдение правил правоприменительной техники;
  3. уровень правосознания правоприменителя.

11

К критериям реальной эффективности индивидуально-договорного правоприменения диссертант относит следующие факторы:

  1. экономическая ситуация в стране;
  2. политическая ситуация в государстве;
  3. состояние правовой культуры общества.

Теоретическая значимость исследования. Детальная разработка дан­ной темы позволит изменить представления об индивидуальном договоре как об узкоотраслевом институте и взглянуть на договор как на правопримени­тельный инструмент, способствующий реализации права всеми участниками общественных отношений. Исследование юридических и социальных аспек­тов договорного правоприменения будет способствовать повышению качест­ва и эффективности договорной практики.

Практическая значимость работы заключается в том, что теоретиче­ские положения, выводы и рекомендации диссертационного исследования могут быть использованы при формировании и проведении государственной политики, совершенствовании законодательной базы РФ в сфере договорных отношений, в качестве теоретической базы при преподавании курсов: «Тео­рия государства и права», «Гражданское право», «Трудовое право», «Семей­ное право».

Апробация результатов исследования. Положения диссертации об­суждены и одобрены на заседании кафедры государственно-правовых дис­циплин Нижегородской академии МВД России и получили отражение в 8 публикациях автора и его выступлениях на Всероссийской научно-практи­ческой конференции, посвященная 5-летию Саранского филиала заочного обучения Нижегородской академии МВД России, «Актуальные проблемы гу­манитарного научного знания в высшей школе МВД» (27-28 мая 2004 года, г. Саранск), научно-практической конференции студентов, аспирантов, соис­кателей и молодых ученых-юристов «Российское право в период социальных реформ» (25-26 ноября 2004 года, г. Нижний Новгород), VI межвузовской

12

научно-практической конференции «Человек и общество: перспективы XXI века» (26-27 ноября 2004 года, г. Нижний Новгород).

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, степень разработанности избранной темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, его теоретическая и методологическая основы, формулируются положения, выносимые на защиту, научная новизна и практическая значимость, а также приводятся сведения об апробации результатов работы.

Первая глава «Методологические предпосылки исследования ин­дивидуально-договорного правоприменения» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие правоприменения» с позиций анализа исторического наследия прошлого и достижений современной юридической мысли исследуются различные правовые концепции, выработанные учены­ми-теоретиками по поводу правоприменения с целью вычленения сущности данного правового явления применительно к современной правовой действи­тельности, тяготеющей к «разгосударствлению» и «индивидуализации пра­ва», уточнению соответствующей дефиниции в теории права и градации применения права на разновидности.

Проследив эволюцию правоприменения, автор выявил, что однозначной трактовки категории применения права в юридической науке не было никогда. Подобное разночтение привело к тому, что к началу XX века в теории фигу­рировали три абсолютно разные точки зрения на исследуемую категорию:

- под применением права понимали его осуществление, все формы реализации права;

13

— к правоприменению относили только акты государственного прину­ждения, применяемые к лицам, нарушившим нормы права;

- к правоприменению относили все акты, выносимые судами в процес­се их деятельности.

Такая неопределенность в понимании действия права отрицательным образом сказывалась на научной и практической деятельности правоприме­нителей. В создавшейся ситуации все чаще стало объективно невозможно реализовать тот или иной нормативный правовой акт без нарушения принци­па законности.

Заметной вехой в процессе обновления и углубления юридического представления о применении права стало начатое в 50-х годах XX века мето­дологическое изучение проблем реализации права, которое послужило нача­лом целой дискуссии о правоприменительном процессе1, результаты которой впоследствии стали доминировать в науке при изучении проблем действия права:

  1. применение права - это один из способов его властной реализации,
    связанный с деятельностью компетентных органов государства;
  2. участниками правоприменительного процесса могут быть только
    компетентные государственные органы. Общественные организации и граж­
    дане применять право не могут.

Признавая за правоприменительной деятельностью властно организую­щий характер, советские правоведы не отделяли ее от государственной дея­тельности. Здесь совершенно неуместны качественные оценки, поскольку практически вся правовая деятельность субъектов носила подчиненный, зави­симый характер и предопределялась приоритетом внешнего регулирования, ос­нованного на централизации, субординации и императивных велениях.

Произошедшие перемены в экономической, социальной, политической и иных сферах жизнедеятельности общества позволяют автору утверждать,

' См.: К итогам дискуссии о применении норм права // Советское государство и право. 1955.-№3.-С.47.

14

что властный характер деятельности по применению правовых норм не все­гда зависит от наличия государственных прерогатив на ее воплощение, как и наличие государственной компетенции того или иного органа вовсе не озна­чает, что во всех случаях ее реализация будет характеризоваться властными полномочиями. Правовая действительность такова, что осуществлять власт­ные полномочия по применению норм права, не будучи органами государст­ва, могут и негосударственные органы, тем самым предопределяя приоритет властных свойств правоприменения над государственной сущностью.

В этой связи диссертант аргументированно доказывает, что основной составляющей правоприменительной деятельности является властная орга­низация деятельности лиц по реализации права.

В настоящее время совершено очевидно, что внешнее регулирование не исчерпывает содержания внутригосударственного правового регулирова­ния. В отношениях между различными субъектами права неуклонно расши­ряется область применения метода координации, основанного на централи­зации и автономизации, внешнее регулирование все более тесно переплета­ется с саморегулированием, что позволяет расширить круг субъектов право­применения.

Автор аргументированно доказывает, что граждане и общественные организации также являются субъектами правоприменения, как лица, кото­рым государством были делегированы властные полномочия по применению права в рамках определенного круга вопросов.

Властно организующее значение правоприменительных актов, а следо­вательно, и эффективность правоприменения, становятся более понятными, если рассматривать их в качестве особого правового процесса, запускающего в жизнь реализацию права. Правоприменительный акт является правовым средством воздействия права на волю субъектов отношения путем ее органи­зации. Результат реагирования субъектов на правовое воздействие прослежи­вается в формах реализации права. Это позволяет автору прийти к выводу, что правоприменительный акт выступает связующим звеном между нормой

15

права и ее осуществлением в поведении адресатов права, выступает юриди­ческим фактом, с которым связано их дальнейшее осуществление.

В зависимости от субъектов правоприменения автор делит его на две разновидности: государственно-властное и негосударственно-властное. Го­сударственно-властное правоприменение осуществляется государственными органами и должностными лицами, наделенными властными полномочиями по реализации норм права исходя из своей компетенции. К таким субъектам относятся правоохранительные, судебные органы и т. д. Негосударственно-властное применение права осуществляют субъекты в силу делегирования им государством властно организующих полномочий по определенному кругу вопросов. Данные полномочия обеспечивают реализацию норм права путем конкретизации правовых норм в правоотношениях. К субъектам данного ви­да применения права диссертант относит органы местного самоуправления, коммерческие и некоммерческие организации (общественные объединения), отдельных граждан.

В диссертации выявляются и характеризуются признаки правоприме­нения исходя из властно организующего характера этой деятельности, опре­деления места в механизме реализации правовых норм и выявления круга субъектов-правоприменителей, что позволяет уточнить дефиницию данного процесса. Таким образом, правоприменение — это властно организующая дея­тельность субъектов права, с помощью которой обеспечивается реализация правовых норм в правоотношениях путем их конкретизации и индивидуализа­ции прав и обязанностей субъектов права в данных правоотношениях.

Второй параграф «Категория договора в праве и его типы» посвя­щен исследованию понятия договора в праве и выявлению его типов.

Проанализировав определения договоров, присущих различным отрас­лям права, сопоставив их с дефинициями договора, разработанными видны­ми теоретиками права, автор пришел к выводу, что проблематика договора лежит в плоскости исследования волевой активности субъектов права. Внешними выражениями волевой активности субъектов права являются пра-

16

еовые акты. Это позволило автору прийти к выводу, что содержательной стороной договора является соглашение сторон, а соглашение по внешней форме представляет собой акт волеизъявления или правовой акт.

Несомненно, что договору, как и любой правовой категории, присущ ряд признаков, позволяющих его индивидуализировать. Диссертант выделяет и анализирует следующие признаки договора:

  • обособленность волеизъявлений субъектов;
  • согласованность волеизъявлений субъектов;

..-: -формальное равенство свободы волеизъявлений субъектов;

  • универсальность в регулировании общественных отношений;
  • обязательность исполнения договорных условий.

Сказанное позволяет определить договор, как совместный правовой акт, выражающий обособленные, согласованные и формально автономные волеизъявления двух или нескольких субъектов права, регулирующий общест­венные отношения и устанавливающий условия, исполнение которых обяза­тельно.

Определив договор разновидностью правового акта, автор выделяет два типа договоров: нормативные и индивидуальные договоры, различие ме­жду которыми видится различием между правовыми результатами — право­вой нормой и индивидуальным правовым установлением, разрешающим конкретную жизненную ситуацию.

В третьем параграфе «Индивидуальный договор как акт правоприме­нения» исследуется правовая природа, признаки, определяется правовая при­надлежность индивидуального договора к одному из видов правовых актов.

По мнению диссертанта, законодатель использует индивидуальный до­говор как минимум в четырех значениях. Проанализировав каждое из них на предмет выявления его роли в механизме правового регулирования, диссер­тант аргументированно доказывает, что особенностью индивидуального до­говора, позволяющей выделить его из массива юридических фактов, является то, что он параллельно определяет и содержание этих отношений, представ-

17

ляя собой своеобразную юридическую и фактическую программу будущей деятельности участников договора.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»