WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Законодательные акты призваны быть важнейшим инструментом ограничения всевластия государства вообще и бюрократии в частности. Однако, законодательно-представительная власть подвергается значительному бюрократизационному воздействию со стороны исполнительной в процессе своей деятельности. Так основным субъектом, инициирующим разработку и принятие законодательных актов, являются исполнительные органы государственной власти. Также в процессе рассмотрения законопроектов ими оказываются значительное воздействие (лоббирование) на содержание законопроектов. Рассматривая функциональную характеристику законотворчества в контексте бюрократизации, следует отметить, что разного рода регламенты, определяющие детализированный порядок рассмотрения и принятия законопроектов, затрудняют и усложняют процесс правового регулирования. Однако следует признать, что в целом положительная роль детализированных правотворческих регламентов значительно выше, чем издержки бюрократической процедуры в процессе правотворчества.

Основное средство, через которое государственный аппарат обеспечивает свои интересы и, вместе с тем, бюрократизирует общество – это подзаконные нормативные правовые акты. В сотни раз превышая количество законов, именно подзаконные нормативные правовые акты подвергают общественную жизнь детальному правовому регулированию. Поэтому создание ведомственных подзаконных нормативных правовых актов – это мощный механизм: во-первых, появления и закрепления новых положений, обеспечивающих воспроизводство и самосохранение государства, а во-вторых, эффективное средство реализации конституционных положений и законодательных актов наиболее «удобным» для государства и бюрократии образом. Реагируя на однажды совершенные нарушения, государство желает избежать последующих и с этой целью начинает универсализировать форму, чтобы довести ее до совершенства. Государство стремится свести субъективный, волевой человеческий фактор к минимуму, отделяя форму от содержания. Таким образом, основной первичной задачей становится соблюдение правовой формы, а содержание выхолащивается, становится малозначительным.

Следует отметить, что в основе государственного подзаконного регулирования лежит презумпция недоверия к гражданину, реализующему свои права. Человек воспринимается как потенциальный нарушитель, поэтому выстраивается механизм, состоящий из запретов и позитивных обязанностей, направленный на предотвращение потенциальных нарушений. Для этого необходимо множество подзаконных нормативных правовых актов, регулирующих процессуально-процедурные элементы реализации права. Это приводит к тому, что правовая норма превращается в «пошаговую инструкцию по применению». Но предусмотреть все многообразие человеческой деятельности невозможно, возникают новые ситуации и новые отношения, а потому множатся подзаконные нормативные правовые акты и бюрократический аппарат.

Государство исходит из той же презумпции правоприменителя как потенциального нарушителя. Исходя из этого, прописывается максимально детальный порядок деятельности правоприменителя, и создается множество контролирующих организаций. Все это делается с целью избежать произвола чиновников, устранить возможные нарушения и максимально упорядочить правоприменительную деятельность, как это понимает государство, то есть в принципе повысить эффективность правоприменения.

Но в результате достигается обратный эффект. Связанный правовыми нормами, даже самый добросовестный чиновник, начинает работать на соблюдение процедуры и на удовлетворение контролирующих организаций. В результате само содержание – разрешение дела уходит на второй-третий план. Продолжают «происходить нарушения», снижается эффективность правоприменительной деятельности, и государство начинает усложнять процедуру, увеличивать число контрольных организаций и их штат, и эффективность опять падает.

В третьем параграфе «Внутренний компонент бюрократизации права» исследуются процессы, происходящие в самом праве, которые приводят к бюрократизации.

Собственно правовой компонент бюрократизации права – это ответ права на бюрократизационное воздействие государства. В условиях бюрократизационного воздействия государства и бюрократии на право, использующего его как средство упорядочивания отношений в обществе, все естественные правовые процессы видоизменяются и трансформируются. Юридизация общественных отношений, в результате активного воздействия механизмов государственного правотворчества, из естественного процесса, адекватно отражающего потребности общества и призванного всего лишь оформлять изменяющееся содержание социальных отношений, превращается в самодостаточный, функционирующий для обеспечения собственного воспроизводства процесс. В результате начинает неестественно углубляться и расширяться сфера правового регулирования, начинает усложняться ее внутренняя структура.

Собственно правовой компонент бюрократизации права представляет собой совокупность правовых характеристик. Это такие характеристики как: формализация права, «чрезмерное» разрастание правового массива, процессуализация, консерватизм права, увеличение числа органов, обеспечивающих формирование и функционирование права, распространение правового регулирования в те сферы, где оно неестественно, использование административных методов правового регулирования в тех сферах и в том объеме, в которых это неоправданно.

Формализация права представляет собой процесс, когда соблюдению разделенной формы отдается первичное значение по сравнению с содержанием. Возникнув как естественная необходимость урегулировать общественные отношения, формально-определенные правила начинают довлеть над самим эффективным урегулированием отношений, противостоять им. Соблюдение правовой формы становится самоцелью, самодостаточным процессом, которым подменяется само разрешение дела по-существу. Жизненные ситуации сложны и многообразны, и зачастую конкретный случай невозможно адекватно облечь в существующую форму с учетом всех его особенностей. Так совершенствуясь, форма «обрастает» множеством положений, которые необходимо реализовывать. Когда же в каком-то частном конкретном случае их соблюдение бесполезно и бессмысленно, и сопряжено со значительными трудностями, происходит правовое регулирование ради соблюдения самого правопорядка, а не для упорядочивания общественных отношений. «Формальные предписания ни на кого конкретно не нацелены, они безразличны к индивидуальному. Но иначе чем через индивидуальное они не реализуются, а потому противоречат реальности»6. По мере развития общественных отношений, разрастания социальных связей, усложняется область правового регулирования, и соответственно усложняется форма, а значит, растут и накапливаются противоречия между реализуемой формой и существующим содержанием. Формальные правила рассчитаны на субъектов, а действуют в них люди, отнюдь не тождественные своему формализованному правовому статусу. Таким образом, социальные связи и отношения оказываются значительно богаче и сложнее, чем те которые предусмотрены формой.

Диалектика формы и содержания исходит из того, что это противоречие, в конечном счете, приводит к «сбрасыванию» устаревшей формы, в результате чего содержание, облеченное в новую, соответствующую ему форму, получает больший простор для своего дальнейшего развития. Однако в настоящий момент наблюдается явный дисбаланс в пользу формы. Представляется, что на данном этапе развития общества и правового регулирования негативные последствия, возникающие из-за противоречий формы и содержания, начинают активно сказываться и серьезно влиять на жизнедеятельность общества и государства. Этот процесс задается стремлением государства формализовать управление обществом, используя право как средство. Право трансформируется в ответ на такое воздействие, и естественный для права формализм перерастает в общую тенденцию формализации и начинает ответное воздействие на государство и общество. Таким образом, прямое бюрократизационное воздействие государства на право усиливается видоизмененной формализацией права.

Четвертый параграф «Характеристика процесса бюрократизации права в современном обществе: тенденции, проблемы, вероятные пути решения» посвящен исследованию развития бюрократизации права, вызываемых ей проблем, также разработке комплекса мер, направленных на снижение негативных последствий бюрократизации.

Бюрократизация является тенденцией развития государства, права и общества и вызвана как сущностными характеристиками государства, так и логикой развития права в современном мире.

Негативный эффект бюрократизации права не является однородным и представляет собой совокупность четырех групп проблем, прямо вызываемых или тесно связанных с бюрократизацией права. В настоящий момент, совокупность негативных последствий, вызванных бюрократизацией права, становится заметной проблемой, игнорировать которую просто невозможно. Для ее решения необходим ряд комплексных мер, направленных на преодоление или минимизацию этих последствий. В наиболее общем виде эти меры можно выразить следующим образом:

  1. первичность содержания общественных отношений, а не правовой формы;
  2. децентрализация правового регулирования;
  3. сужение правотворческих функций исполнительных органов власти;
  4. стимулирование активности всего общества в выработке общих форм правового регулирования;
  5. учет местных особенностей при использовании зарубежных правовых институтов;
  6. совершенствование правовой формы должно дополняться адекватными мерами правового воспитания граждан;

Следует отметить, что зачастую наличествует избыточность, чрезмерность формы и одновременно ее недостаточное совершенство. Поэтому для повышения эффективности правового регулирования необходим сбалансированный подход, учитывающий особенности и специфику конкретной отрасли и института права, с тем, что бы адекватно разрешать возникающие проблемы с минимальными издержками.

В заключении подводятся итоги исследования, кратко формулируются основные выводы, приводятся предложения соискателя по дальнейшему исследованию проблемы.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

I. В изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Щелоков К.С. Понятие бюрократизации права // История государства и права 2007. №12. С. 17-19. (0,3 п.л.).

II. В иных изданиях:

2. Щелоков К.С. Сущность и содержание бюрократизации права в современном обществе. // Научные школы московского университета МВД России. Концепция истории государства и права. / Под ред. В.М. Курицына.- М.: Юнити-Дана, 2008. С. 713-717 (0,4 п.л.);

3. Щелоков К.С. Проблема бюрократии в работах Г.В.Ф. Гегеля, К. Маркса и М. Вебера // Проблемы развития государства и права в современном российском обществе. Выпуск VIII. Роль позитивного права в жизни общества: Сборник научных статей. – М.: Московский университет МВД России, 2006. С. 335-345 (0,5 п.л.);

4. Щелоков К.С.. Сущностные характеристики бюрократизации права. Проблемы развития государства и права в современном российском обществе. Выпуск IX. Социальное государство: сущность, принципы, условия формирования: Сборник научных статей. – М.: Московский университет МВД России, 2007. С. 135-143 (0,4 п.л.).


1 Российская газета № 86. 25.04.2005 г.

2 Проблему влияния управленческих групп (бюрократии) на форму позитивного права активно разрабатывает С.А. Денисов. См. Денисов С.А. Бюрократия и позитивное право // Российский юридический журнал. – 2000. №2 – с.131-143; Денисов С.А. Влияние обособленных управленческих групп на форму позитивного права // Ленинградский юридический журнал. СПб., №1. с. 79-97; Денисов С.А. Бюрократизация правовой системы // Правоведение. – 2006. - № 5. – с. 41-52 и др. работы.

3 См. например: Бурдье П. Социология социального пространства СПб., 2007; Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990; Маркс К. К критике гегелевской философии права Соч. 2-е изд., т.1; Мизес Л. Бюрократия. М., 1993; Вебер М. Избранные произведения. М., 1990; Коэн Дж. Л., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория. Пер с англ. / Общ. Ред. И.И. Мюрберг. – М., 2003, Спиридонова В.И. Бюрократия и реформа (анализ концепции М. Крозье). – М., 1997. и др.

4 См. например: Кропоткин П.А. Анархия М., 2002; Ленин В.И. Государство и революция // Полн. собр. соч. Т. 33; Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Соч.: в 15 кн. М., 1960 Кн. 2 и др.

5 См. например: Бузгалин А.В., Колганова А.И. Анатомия бюрократизма. М., 1988; Воротников А.А. Бюрократия в российском государстве: историко-теоретический аспект. Дисс. … докт. юрид. наук. Саратов, 2005; Гулиев В.Е. Колесников А.В. Отчужденное государство. М., 1998; Оболонский А.В. Бюрократия и государство. М. 1996; Зверев А.Ф. Бюрократия как социальный феномен: социальный анализ. Липецк, 2006; Курашвили Б. П. Борьба с бюрократизмом. М., 1988 и др.

6 Малахов В.П. Философия права. Идеи и предположения. М., 2008. С. 106.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»