WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Однако в судебной и прокурорской практике юридически ориентирующим являлся подход к этой проблеме, который был выражен в вышеупомянутом постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 октября 1997 года. Об этом свидетельствует судебная практика Верховного Суда Российской Федерации и, в частности, определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 29 марта 2001 года № 12-ГО 1-3.2 Подход судов общей юрисдикции к оценке правомерности нормативных положений о компетенции конституционных (уставных) судов учитывался в принятых после этого законах субъектов Федерации (к их числу относится, например, Закон города Москвы № 10 от 13 февраля 2002 года "Об ставном Суде города Москвы").3 Неопределенность в вопросах компетенции конституционных (уставных) судов в связи с судебной практикой Верховного Суда Российской Федерации стала тормозом в дальнейшем развитии регионального законодательства об органах конституционного (уставного) контроля.

В формировании правовой основы для деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации большую роль сыграл Конституционный Суд Российской Федерации. Особое значение имеет Определение

1 По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда...: Постановление Конституционного Суда РФ от 11.04.2000 г. № 6-П // Российская газета. 2000. 27 апр. № 82-83.

2 Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2001г. № 12-ГО 1—3 // Справочно-правовая система ГРАНТ- Максимум.

3 Закон города Москвы от 12 февраля 2002 г. № 10 "Об Уставном Суде города Москвы" // Тверская, 13. 2002. 30 марта. № 38 - 39.

16

Конституционного Суда Российской Федерации от 6 марта 2003 года № 103-О1, целиком посвященное интерпретации части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации". Конституционный Суд Российской Федерации легитимировал конституционные (уставные) суды субъектов Федерации. Он рассматривает их в качестве самостоятельных органов в судебной системе Российской Федерации, соучаствующих в общем процессе осуществления конституционного контроля в Российской Федерации, "подталкивает" своими решениями о принципах конституционного судопроизводства уполномоченных субъектов к повсеместному образованию таких судов. Кроме того, Конституционный Суд конкретизирует существующее правовое регулирование в части понимания юрисдикции конституционных (уставных) судов, исходя из того, что они обладают бесспорными полномочиями при проверке актов по вопросам, относящимся к ведению субъектов Федерации, вправе проверять иные нормы, кроме тех, которые изданы по предметам исключительного ведения Российской Федерации, а также способны при наличии законодательных оснований осуществлять и другие полномочия, включая проверку федеральных законов.

Правовая реальность современной России такова, что действующая Конституция и законодательство о судоустройстве предоставляют субъектам Российской Федерации весьма ограниченные возможности по развитию судебной ветви региональной государственной власти. Представляется необходимым согласиться с высказанным в юридической литературе предложением принять Федеральный закон "Об общих принципах организации и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации"2, несмотря на то, что эта точка зрения подвергается критике. Необходимость принятия данного федерального закона можно обосновать тем, что

' По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации": Определение Конституционного Суда РФ от 06.03.2003 г. № 103-О // Российская газета. 2003. 29 апр. № 82. 2 Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации. М., 1999. С. 36.

17

в целях активизации процесса создания региональной конституционной юстиции необходимо, чтобы правовые основы конституционной юстиции субъектов Российской Федерации развивались не только в пределах регионального законодательства, но и на уровне федеральных установлений, что позволит обеспечить единство в подходе к правовому регулированию статуса конституционных (уставных) судов, создаст правовые гарантии их учреждения и независимой деятельности.

Во втором параграфе «Становление и развитие законодательства о конституционных (уставных) судах в субъектах Российской Федерации» проведен анализ законодательства, регулирующего становление и развитие органов конституционного (уставного) правосудия в субъектах Российской Федерации с исторической точки зрения с целью выявления тенденций и перспектив его дальнейшего развития.

Законодательство об органах конституционной (уставной) юстиции субъектов Российской Федерации имеет сравнительно не продолжительную историю. Первыми прообразами ныне действующих конституционных судов республик в составе Российской Федерации были учрежденные в 1990 году Комитеты конституционного надзора этих республик. Их созданию предшествовало принятие некоторыми автономными республиками в составе РСФСР собственного законодательства о конституционном надзоре. Полномочия Комитетов

конституционного надзора были довольно широки, однако их заключения о несоответствии рассматриваемого акта конституции республики не имели самостоятельной юридической силы и направлялись в органы их издавшие. Такое заключение не приостанавливало действия акта и могло быть отклонено решением Верховного Совета республики, принятым двумя третями голосов от общего числа народных депутатов. После внесения изменений в 1991 году в главу 21 Конституции РСФСР и дополнении судебной системы Конституционным Судом РСФСР, был принят Закон РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР». В результате претерпело изменение и законодательство республик в составе РСФСР. В республиках Башкортостан и Татарстан в 1992 году были приняты соответствующие законы о конституционных судах республик, в Республике Коми в закон о конституционном надзоре внесли изменения, но название Комитета конституционного надзора оставили неизменным. Кроме того, также в 1992 году были приняты законы о конституционных судах еще в трех республиках

18

(Кабардино-Балкарской, Тыва и Саха (Якутия). Эти законы уже по-иному закрепляли статус органов конституционного контроля, как органов судебной власти, самостоятельно и независимо осуществляющих правосудие посредством конституционного судопроизводства. Вступившие в силу решения конституционных судов были обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, юридических и физических лиц и подлежали неукоснительному исполнению на всей территории республики. Под влиянием «парада суверенитетов» конституционные суды республик составе Российской Федерации были наделены наибольшим за всю их историю существования числом полномочий.

Вступление в силу Конституции Российской Федерации

1993 года, а также нового Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», послужило основой для принятия и другими субъектами Российской Федерации своих законов об органах конституционной юстиции. В

1994 году были приняты законы в республиках Бурятия, Карелия, Коми; в 1996 году в республиках Адыгея и Дагестан. Ввиду неопределенности конституционных положений о возможностях иных кроме республик субъектов Федерации формировать свои собственные судебные органы, законодательство об органах конституционного контроля за пределы республик так и не вышло.

Лишь после вступления в силу с 1 января 1997 года Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» в общей форме определившего компетенцию конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, начался вяло текущий процесс принятия законов о конституционных (уставных) судах и в других субъектах Федерации. В этот период, вплоть до настоящего времени, были приняты законы: в 1997 году - Республикой Марий Эл, Кабардино-Балкарской Республикой, Свердловской областью, Ханты-Мансийским АО; в 1998 году - Тюменской областью; в 1999 году-Красноярским краем, в 2000 году - Иркутской, Курской, Калининградской областями и городом Санкт - Петербургом; в 2002 году - городом Москвой; в 2004 году - Карачаево-Черкесской Республикой и в 2006 году - Московской областью.

На основе историко-правового анализа регионального законодательства в сфере организации и деятельности региональных органов конституционной (уставной) юстиции

19

предложена следующая периодизация его создания и становления: первый этап - с 1990 по 1992 гг., формирование законодательства о конституционном надзоре (Комитеты конституционного надзора); второй этап - с 1992 по 1994 гг., принятие законов о конституционных судах республик под влиянием Закона РСФСР "О Конституционном Суде РСФСР"; третий этап - с 1994 по 1997 гг., формирование нового законодательства республик в составе Российской Федерации под влиянием Конституции Российской Федерации 1993 года и Федерального конституционного закона от 24 июля 1994 года «О Конституционном Суде Российской Федерации»; четвертый этап - с 1997 года и по настоящее время, распространение законодательства о конституционной юстиции и на другие (кроме республик) субъекты Российской Федерации.

Наиболее интенсивно региональное законодательство об органах конституционного (уставного) контроля развивалось с 1997 года (вступление в силу Федерального закона «О судебной системе Российской Федерации») по 2001 год (формирование судебной практики Верховного Суда Российской Федерации ограничивающей компетенцию конституционных (уставных) судов). В этот период в 11 субъектах Федерации были приняты новые законы об органах конституционной юстиции. С 2001 года стал наблюдаться определенный «застой» как в формировании новых органов конституционного контроля в субъектах Федерации, так и в развитии соответствующего регионального законодательства. Лишь три субъекта Российской Федерации -город Москва (2002 г.), Карачаево - Черкесская Республика (2004 г.) и Московская область (2006 г.), приняли новые законы об органах конституционного правосудия и также три субъекта Федерации: Тюменская (2001 г.), Курганская (2003 г.) области, приостановили действие своих законов об уставных судах, а в Иркутской области (2006 г.) он признан утратившим силу. Однако, ввиду размытости временных рамок и незавершенности данного процесса, представляется невозможным выделить данный период времени в самостоятельный этап.

Начиная с 1997 года - после вступления в силу Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» - во многие законы субъектов Российской Федерации были внесены изменения в целях их совершенствования и приведения в соответствие и изменившимся федеральным законодательством. Эти изменения касались уточнения статуса

20

конституционных (уставных) судов, их полномочий, статуса судей конституционных (уставных) судов и других вопросов. Правовой анализ внесенных изменений в региональное законодательство о конституционной (уставной) юстиции дает основания утверждать, что далеко не все изменения были юридически обоснованными и при их принятии прослеживались политические мотивы. Особенно это наглядно видно на изменениях в законодательстве таких субъектов Федерации, как Красноярский край, Иркутская, Курганская и Тюменская области.

Процесс совершенствования законодательства об конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации, осуществленный на рубеже тысячелетий, затронул практически повсеместно положения о полномочиях этих судов. Если в республиках сокращение некоторого числа полномочий органов конституционной юстиции было оправдано и являлось следствием приведения законов этих субъектов Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, то в субъектах Российской Федерации, где традиции деятельности органов конституционного контроля менее богаты (края, области), полномочия уставных судов урезаны значительно, что превращает их в декоративные, второстепенные органы. Этим нарушается конституционный принцип разделения властей.

По мнению многих российских ученных, правовое регулирование деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации остро нуждается в совершенствовании и с этим нельзя не согласиться. В первую очередь это должно касаться компетенции региональных органов конституционного (уставного) контроля. В юридической теории и практике пока еще отсутствует четкое, единообразное и нормативно закрепленное понятие компетенции региональных органов конституционного (уставного) контроля, что создает трудности в правотворческой и правоприменительной деятельности при осуществлении нормоконтроля различными звеньями судебной системы. Проведенный анализ компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Федерации позволяет сделать вывод о том, что целесообразно в определенной степени унифицировать компетенцию рассматриваемых органов. Для этого следует законодательно закрепить само понятие компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. Сравнительно-правовой анализ

21

федерального и регионального законодательства в сфере конституционного (уставного) нормоконтроля позволяет сформулировать понятие компетенции конституционных (уставных) судов, как деятельности, в определенных законом рамках, по разрешению дел: о соответствии конституции (уставу) субъекта Российской Федерации законов и иных нормативных правовых актов субъектов Федерации, нормативных актов исполнительных органов государственной власти, уставов муниципальных образований, нормативных актов органов местного самоуправления; споров о компетенции между органами государственной власти субъекта Федерации, между органами государственной власти субъекта Федерации и органами местного самоуправления, между органами местного самоуправления; о соответствии конституции (уставу) субъекта Российской Федерации договоров субъекта Федерации с другими субъектами Федерации, между органами государственной власти субъекта и федеральными органами государственной власти; о толковании конституции (устава) субъекта Российской Федерации.

Не претендуя на исключительность, такое определение компетенции, закрепленное в законах субъектов Российской Федерации о конституционных (уставных) судах, позволило бы унифицировать их полномочия и соблюсти конституционный принцип равенства граждан Российской Федерации перед законом и судом.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»