WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Вполне естественно, что художественная жизнь общества неразрывно связана с политическими, экономическими, и другими процессами жизни общества. Следовательно, рассматривать искусство без взаимосвязи с другими институтами жизни общества невозможно. Так, например, для русского искусства во второй половине XIX века было характерным обращение к реальной действительности, познанию самого себя через окружающую среду. На первый план в творчестве выходят социальные проблемы общества. Такое направление не могло не оказать влияние на развитие изобразительного искусства и в Сибири. Сибирская интеллигенция, особенно областники, выражали идеи и эстетические воззрения Белинского, Герцена, Тургенева, Бакунина, Добролюбова, Чернышевского и других просветителей-шестидесятников.

Однако, процесс формирования художественной среды в Сибири имел свои особенности, которые были обусловлены многими факторами. Стремление видеть свой край процветающим и богатым к середине XIX века проявлялось в Сибири все отчетливее. Возрастают духовные и интеллектуальные запросы сибиряков, при этом особо ярко, выражаясь в стремлении к знаниям, образованию и искусству. Становление художественной среды, в первую очередь, было связано со строительством народных домов, школ, библиотек, театров, появлением газет и возникновением частных коллекций.

Значительное влияние на развитие художественной жизни оказывало также переселение. Взаимодействие различных культур обеспечивало не только обмен в области художественных традиций, быта, но и порождало создание новых художественных форм, направлений в искусстве.

Дефицит культурно-просветительских учреждений в Сибири способствовал направлению основных сил интеллигенции на организацию культурных центров. Такие призывы находили понимание среди большинства сибирского населения. Одними из первых организаторов развития художественной жизни Сибири второй половины XIX в. стали представители и сторонники сибирского областничества. Это А.В. Анохин, Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев, А.В. Адрианов. Участвуя в развитии художественной жизни сибирского общества, они участвовали в экспедициях по изучению быта и культуры инородцев, собиранию фольклорного материала; организовывали археологические экспедиции, выставки художников, читали лекции, писали отзывы на выставки художников, публиковали свои работы на страницах периодических и научных изданий.

Это в свою очередь вызывало большой интерес у художников, которые фиксировали мотивы, связанные с жизнью и бытом народов региона. Деятельность художников несла в себе не только художественно-историческую, но и археолого-этнографическую направленность.

До конца XVIII в. в Сибири не было профессиональных художников. Их появление было связано не только с открытием Академии художеств в России, но и во многом с деятельностью Кабинета Его Императорского Величества. Среди первых профессиональных живописцев, кто побывал в Сибири, были А.Е. Мартынов, П.П. Александров, Т.А. Васильев, В.П. Петров. Художники рисовали виды сибирских заводов и городов, писали иконы для местных православных церквей, портретировали частных лиц. С Алтаем свое творчество связали В.П. Петров и М.И. Мягков.

Во втором параграфе первой главы «Сибирское областническое движение как разновидность общественных движений в России середины XIX - начала XX вв.» раскрывается понятие «Сибирское областническое движение», его социальный состав, история возникновения, эволюция, направления общественной деятельности.

Возникновение областнического движения в Сибири относится к 60-м гг. XIX в., когда в Петербурге стал создаваться сибирский земляческий кружок, хотя предпосылки возникновения движения появились еще в 20 – 30 гг. XIX в. и были связаны с деятельностью первого русского освободительного движения – движения декабристов. В России в этот период освободительное движение состояло из двух течений: революционно-демократического и либерального.

Актив сибирского землячества состоял из Г.Н. Потанина, Н.М. Ядринцева, С.С. Шашкова, Н.И. Наумова, Ф.С. Усова, С.С. Попова, И.В. Федорова-Омулевского, Е.Я. Колосова, Н.Н. Пестерева. Это были выходцы из семей чиновников, купцов, казачьих офицеров, духовенства. Поэтому объединение этих людей произошло не на основе социальной или этнической общности, а по другим признакам: это были люди, которых объединяла любовь к Сибири, ее местному населению и сибирской природе. В дополнение к этому они еще примыкали к демократическому движению и тянулись к литературному, научному и художественному творчеству.

Таким образом, свою дальнейшую судьбу сибирские областники связывали с этим краем, с его географическим пространством, природой и местным народом, который жил на этой территории тысячелетиями, имел свою систему экономической жизни, гражданского общества, эстетических отношений и художественной традиционной культуры.

Экономика Сибири в XIX веке представляла собой очень сложное и нестандартное явление. Имея большие богатства пушнины, леса, плодородных земель, скота, золота и серебра, Сибирь находилась на низкой ступени экономического развития и социальных отношений. Старые способы ведения хозяйства были не эффективны и отрицательно сказывались на потенциале природных богатств. Быстрыми темпами развивалась лишь золотопромышленность.

Исходя из этого, главная идея областников изначально была направлена не на политическую организационную деятельность, а на производственно-экономическое обустройство Сибири. Исторические события складывались таким образом, что сибирские областники просто были втянуты в политическую борьбу. Их авторитет среди сибирского общества был настолько велик, что в период революционных событий 1917 г. этим воспользовались политики. Таким путем был втянут в политические события Г.Н. Потанин, возглавивший Временный сибирский областной Совет в 1918 г., художник Г.И. Чорос-Гуркин, ставший в 1917 г. председателем Алтайской Горной Думы, а позднее и Каракорумской горной управы.

В третьем параграфе первой главы «Мировоззренческая платформа и идейные истоки сибирского областничества» рассматриваются особенности воззрений сибирских областников на решение задач по развитию сибирского края, анализируются их общемировоззренческие, эстетико-художественные позиции, а также национально-этнический компонент программы в решении социальных, экономических, политических и культурно-эстетических проблем населения Сибири.

Большое влияние на разработку основных положений программы областников оказала земско-областная теория А.П. Щапова и исторические исследования П.А. Словцова. В получении нового знания сибирскими областниками в области социальных, общественных наук и в духовном воспитании, формировании их культурнических и эстетических взглядов большое влияние оказали сосланные сюда декабристы и петрашевцы. Определенную роль в формировании программы областников на начальном этапе оказали революционеры-демократы Н.Г. Чернышевкий и Н.А. Добролюбов, русский писатель, философ, революционер А.И. Герцен. Также большое значение имела социально-философская основа анархистской доктрины М. Бакунина.

Большой интерес у областников вызывали и труды П.Ж. Прудона, Луи Блана, Г. Кэрри, В. Рошер, А. Леруа-Болье, Д. Дрепера.

Основные темы выступлений сибирских областников - а их было пять: запрещение ссылки в Сибирь, ликвидация экономической зависимости от метрополии, создание центров просвещения, решение «переселенческого» и «инородческого» вопросов - исследователи часто объясняют и характеризуют с традиционных политических и экономических позиций. Однако, оставленное научное и художественное наследие областников указывает на серьезное изучение ими местной литературы, искусства, быта «инородцев». Об этом свидетельствует прямое участие областников в формировании региональной художественной литературы. Возникает вопрос, как на основе их экономических и политических идей объяснить процесс формирования «местного патриотизма», самоопределения народностей, «культурного» сепаратизма (автономии).

В результате серьезного изучения отечественной и зарубежной философии, положения естественнонаучного материализма были восприняты сибирскими областниками с первых моментов разработки своей идеи. Следование идеям естественнонаучного материализма особенно продуктивно отразилось в изучении сибирскими областниками художественной культуры народов юга Сибири. Большую роль сыграло и сочинение американского ученого Д. Дрепера о влиянии климата на развитие художественной культуры населения Америки.

Особое значение имел в программе областников национально-этнический компонент. Формирование данного направления относится к 1870-1890-м гг. Этот период отмечен большой научной и культурной деятельностью областников. Система организации гражданского общества инородцев, изучением которой в это время сибирские областники стали активно заниматься, была несколько другой, нежели у русского населения, так как отражала иной экономический и культурный образ жизни. Большую роль здесь играла окружающая природная среда. При таком образе жизни, природный фактор играл очень важную роль. Человек как бы постоянно находился в окружении природы и зависел от нее.

Изучая жизнь и быт инородцев Сибири, монголов, китайцев, сибирские областники стали понимать, что общинная форма организационной деятельности в том виде, в котором она существовала в европейской части России, в Сибири не могла успешно развиваться. Нужно было придать ей новую форму развития. Эта новая форма должна была объединить различные национальные культуры, уравнять их в правах, но с сохранением национальных особенностей. Такие идеи в 20-х гг. XX в. и легли в основу евразийского мировоззрения.

Общие положения сибирских областников и евразийцев сходятся в понимании культуры и ее значения в дальнейшем развитии не только сибиряков, но и всего человечества. В их понимании культура тесно взаимосвязана с этническими отношениями и природной средой, поэтому она проявляется во всех сферах человеческой деятельности и среды обитания.

Трудность для инородцев Сибири заключалась в сложной культурной ситуации на их территории: многие считали их культуру отсталой, слаборазвитой. Поэтому свои задачи сибирские областники видели в признании и защите древней культуры, искусства, обычаев, мифов, легенд малочисленных народов Сибири представителями других культур, в том числе и пришлого населения из европейской части России. А для этого необходимо было пропагандировать изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство, устное народное творчество, литературу и другие составляющие инородческой художественной культуры в общей массе сибиряков.

Четвертый параграф первой главы «Научно-публицистическая деятельность сибирских областников и ее влияние на художественную жизнь региона» содержит исследование источников, в которых отразилось основное содержание идеологии и мировоззрения сибирского областничества.

Процесс становления сибирской литературы в первую очередь связан с деятельностью идеологов областничества Г.Н. Потанина и Н.М. Ядринцева. Их стремление обозначить развитие материальной и духовной культуры Сибири в масштабе общерусской культуры сводилось к изучению, описанию не только Сибири, но и по-сибирски.

Петербургский период деятельности сибирских областников был тесно связан с российским периодическим изданием «Колокол», где постоянно обсуждались идеи о федеративном устройстве России. Лекции

Н. Костомарова, А. Щапова также оказывали влияние на формирование мировоззрения молодых сибиряков. Это было время обсуждения сибирских проблем, вопросов развития региона и составления программы обустройства Сибири.

С возвращением в Сибирь большинства членов землячества в регионе началось оживление художественной и общественной жизни. Появляются статьи Г.Н. Потанина об областном искусстве, культурных традициях, фольклоре. Огромным успехом пользовались лекции С.С. Шашкова по истории Сибири, лекции Н.М. Ядринцева об открытии сибирского университета, лекции Н.С. Щукина.

Таковым было начало разработки идеологии сибирских областников.

Следующий этап изложения идеологии и мировоззрения областничества обозначился в пропаганде строительства школ, гимназий, библиотек, народных домов. Для того, чтобы их идеи быстрее доходили до читателя, областники выбрали не научные издания, а в первую очередь сибирскую периодику. Попытки издания газеты и выступления в печати со статьями по «сибирским» вопросам были направлены на пробуждение общественного самосознания в Сибири, на развитие региональной художественной культуры. Все это отражалось на идейной направленности в творчестве сибирской интеллигенции и способствовало развитию местного патриотизма, формированию художественных кадров.

Одним из важных факторов, определяющих сибирскую действительность, Н.М. Ядринцев считал ссылку и взаимоотношения местного населения с ссыльными. В этом плане большое влияние на Н.М. Ядринцева оказала работа Ф.М. Достоевского «Записки из Мертвого дома», под влиянием которой Ядринцев выпустил книгу «Русская община в тюрьме и ссылке». Но больше всего статей и заметок им было посвящено народному образованию. Статьи Н.М. Ядринцева «Потребность знания на Востоке», «Нужды и условия жизни рабочего населения Сибири» отличались глубоко аргументированными доказательствами и документальным изучением просвещения в Сибири. Не только сибирские, но и лучшие газеты и журналы России того времени помещали на своих страницах исследования Н.М. Ядринцева: «Отечественные записки», «Вестник Европы», «Азиатский вестник», «Камско – Волжская газета», «Голос», «Сибирь», «Неделя» - все это лишь малая часть изданий, где он публиковался.

Большое значение для развития местной художественной критики, тематики произведений художников играли статьи и публикации областников об изобразительном искусстве, прикладных видах народного творчества, фольклоре. Образцом этнографического и художественного анализа картин художников стали рецензии Г.Н. Потанина.

Фундаментальный труд Н.М. Ядринцева «Сибирь как колония» стал итогом всего того, что было сделано им за все предыдущие годы. Это своего рода попытка изложения основного содержания идеологии областничества на жизнь аборигенов и русскоязычного населения Сибири.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»