WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Все случаи реализации конституционно-правовых норм, когда она сопряжена с юридической деятельностью и направляется не только собственно положением Конституции, но опосредована решением какого-либо органа, с точки зрения чистоты терминологии не может рассматриваться как проявление прямого действия Конституции. Используемое словосочетание «прямое применение Конституции» для характеристики деятельности судебных органов также лишено смысловой нагрузки, ибо любая реализация права, сопряженная с правоприменением, получила в общей теории права наименование «опосредованная». Не умаляя значения деятельности органов судебной власти по применению положений Конституции РФ, тем не менее не считаем возможным с общетеоретической точки зрения рассматривать такую деятельность как форму прямого действия Конституции.

В свою очередь, прямое действие Конституции включает в себя все формы реального влияния входящих в нее положений непосредственно на сознание, психику людей, а также на все общественные отношения. Об этом влиянии в широком смысле речь может идти безотносительно к тому, входят ли данные отношения в настоящий момент в предмет конституционно-правового регулирования. В узком смысле под прямым действием Конституции следует понимать лишь те случаи ее непосредственного влияния и осуществления, которые связаны с конкретной активностью граждан, других адресатов Конституции в политико-правовой и социально-экономической сферах, когда каждый может наиболее выгодно использовать положения Конституции для осуществления своих законных интересов. Принцип прямого действия конституции восходит к естественно-правовому течению европейской юридической мысли, в рамках которого утверждался приоритет универсальных правовых принципов и аксиом, обеспечивающих защиту естественных и неотъемлемых прав и свобод человека, над законами, установленными государственной властью. Именно в таком качестве Конституция превращается в мощный практический инструмент непосредственного воздействия на конкретные общественные отношения, поведение людей, деятельность их разнообразных объединений. Она становится юридическим ресурсом в современных непростых условиях происходящих общественных преобразований.

Данный вывод позволил автору конкретизировать понятие правовой деятельности применительно к современным российским правореализационным процессам и обосновать предложения по внесению дополнений и уточнений в Конституцию РФ. В связи с исследованием прямого действия Конституции РФ представляется целесообразным дополнить ст. 18 Конституции РФ пунктом 2: «Воплощение в жизнь основных прав и свобод человека не запрещенными законом способами правомерно и не должно зависеть от усмотрения государственных органов и должностных лиц». В статье 17 Конституции РФ пункт 2 следует уточнить и изложить в следующей редакции: «2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы, принадлежат каждому от рождения, реализуются добровольно и свободно и не требуют подтверждения органами государственной власти и местного самоуправления».

Приступая к рассмотрению типов (видов) правовой деятельности в последней, пятой главе, автор напоминает, что под деятельностью в философской и социологической литературе часто понимается не только индивидуальное, но и массовое поведение людей, когда говорится о всей совокупности различных общественных мероприятий, коллективных действий, поступков отдельных людей. Поэтому проблема выделения типов правовой деятельности разрешима лишь на уровне структуры совокупной общественной деятельности.

В первом параграфе внимание диссертанта останавливается прежде всего на имеющемся в литературе предложении различать свободную (частную) и несвободную (публичную) деятельность.

Однако при внимательном изучении системы российского права вполне правомерно различение следующих типов правовой деятельности, анализируемых в диссертации:

  •  материально-правовой и процессуально-правовой;
  •  международно-правовой и национально-правовой;
  •  публично-правовой и частноправовой.

В рамках предлагаемых типов можно продолжать выделять виды правовой деятельности (например, по отраслевой принадлежности). Кроме этого, опыт методологического анализа искусственных средств человеческой жизнедеятельности позволил нам выделить несколько разновидностей правовой деятельности. В частности, к ним можно отнести:

  •  осуществление правовых норм в ходе их воплощения в общественные отношения;
  •  разработку и внедрение правовых норм в практику общественной жизни;
  •  правовое обучение и воспитание, повышение правовой культуры граждан и общества;
  •  правовое исследование (историческое, теоретическое, фундаментальное или прикладное).

Качественные различия данных видов правовой деятельности коренятся, по нашему мнению, в расхождении методологического статуса правовых норм в системе целеполагающей деятельности. В первом случае они выступают средством преобразования объекта; во втором – целью созидающей деятельности; в третьем – средством преобразования самого совокупного субъекта; наконец, в четвертом – объектом познания. Диалектика целей, средств, методов деятельности в каждом случае предстает в особой форме, что обусловливает различие внутренней логики этих процессов.

Для уяснения предлагаемой схемы, в которой находят отражение все существующие типы и виды правовой деятельности, автору представляется целесообразным затронуть проблему так называемой фактической деятельности, которую отличают от собственно правовой.

Диссертант убежден, что любая правовая деятельность неотделима от фактической, ее нельзя свести к юридическим формам, лишенным живого содержания, или, наоборот, к фактическим действиям, оторванным от правовых форм. Многочисленные организационно-правовые мероприятия, хотя и носящие вспомогательный, дополнительный характер по отношению к собственно-правовой деятельности, но оцениваемые в совокупности с последней, приносят ощутимый общественно-политический эффект. Поэтому в диссертации поддерживается предложение не обособливать жестко отдельные разновидности правовой деятельности, а говорить о сложной правовой деятельности, которая включает в себя регулятивные, организаторские и идеолого-психологические способы воздействия на общественные отношения. Сказанное вовсе не означает, что выделение фактических действий, при помощи которых оказывается организационное или идеолого-воспитательное воздействие на общественные отношения, вообще невозможно. Однако следует помнить о том, что юридически оправданные организационные и воспитательные меры всегда предпринимаются «под сенью права». Должное осознание соотнесенности организационных и воспитательных мер с собственно правовыми способами воздействия на общественные отношения, их неразрывных взаимосвязей в рамках современного общества важно для правильного понимания роли его правовой системы, где организационная и культурно-воспитательная «технология» активности субъектов не может быть оторвана от общих правил «игры», проходящей на правовом поле.

Чтобы приведенные выводы обрели зримость и наглядную доказательность, во втором параграфе в рамках рассматриваемой картины основных направлений правовой деятельности автор останавливается на такой ее относительно новой разновидности, как информационно-правовая деятельность. Современный этап развития России характеризуется возрастающей ролью информационной сферы, представляющей собой совокупность информации, информационной инфраструктуры, субъектов, осуществляющих сбор, формирование, распространение и использование информации, а также системы правового регулирования возникающих при этом общественных отношений. В настоящее время в получили широкое распространение новые виды деятельности в глобальных информационных системах и сетях, например: Интернет, электронная торговля, образовательная, коммерческая деятельность и т.д. Все это свидетельствует о том, что в рамках правовой системы России появилась новая грань ее функционирования – информационно-правовая, которая нуждается в расширении, укреплении и совершенствовании на базе теоретического осмысления ее основных закономерностей и тенденций развития.

Автор полагает, что главная особенность информационно-правовой деятельности заключается в том, что она носит комплексный характер, так как пронизывает все срезы российского правового пространства – частное и публичное, материальное и процессуальное, внутригосударственное и международное. При этом диссертант отмечает, что взаимопроникновение частноправовых и публично-правовых начал в информационной сфере носит не искусственно сконструированный характер, а обусловлено органикой, природой самого информационного пространства.

В аспекте различения в структуре информационно-правовой деятельности правовых, организационных и идеолого-психологических способов можно указать на явное преобладание организационных и идеолого-психологических. В целом можно даже заметить ее некий дополнительный, вспомогательно-посреднический характер. Оценка важности и значимости информационно-правовой деятельности в отрыве от той прикладной роли, которую она обеспечивает в рамках правовой системы совместно с другими направлениями правовой деятельности, лишает ее содержательной ценности. Например, рассматривая возможности Интернет в правовой сфере, нельзя не заметить, что Интернет позволяет решать проблемы транснациональной передачи данных и сокращает до минимума время, требуемое для представления правовой и иной информации. Внедрение Интернет-технологий в правовую систему позволит обеспечить доступ к информационным ресурсам максимальному количеству заинтересованных пользователей (субъектов права), независимо от того, является ли пользователь органом государства, коммерческой организацией или физическим лицом. Это положение важно в контексте реализации прав и свобод человека и гражданина, сформулированных в Конституции РФ.

Автор считает, что информационно-правовая деятельность может рассматриваться как самостоятельный вид правовой деятельности только в противопоставлении традиционной правовой деятельности, осуществляемой в современном российском обществе. В связи с расширением ее диапазона появились новые профессии и усложнились требования к специалистам, работающим в данной области. Что же касается ее общей направленности на обслуживание потребностей остальной правовой деятельности, то вряд ли это может послужить основанием для отрицания ее самостоятельности. Как известно, процессуально-правовая деятельность направлена на обслуживание материально-правовой, что не является препятствием для ее выделения в качестве самостоятельной разновидности.
К тому же, настаивая на широком (с точки зрения охвата как организационных, воспитательных, так и собственно порождающих правовые последствия волеизъявлений) понимании правовой деятельности в целом, мы оказываемся в состоянии охватить понятием «информационно-правовая деятельность» все ее многообразные проявления и модификации в формирующем информационном обществе России. На основании этих теоретико-методологических представлений диссертантом предложена теоретическая модель структуры части первой Информационного кодекса РФ (см. приложение 2), в котором законодательное закрепление получают субъекты, объекты и их связи в информационной сфере.

В заключении автор формулирует основные общетеоретические выводы по теме проведенного исследования и привлекает внимание к его методологической значимости, а также определяет перспективы дальнейшего изучения правовой деятельности в условиях формирования в нашей стране информационного общества.

В приложениях содержатся: теоретическая модель усовершенствованных ст.ст. 17 и 18 Конституции РФ, теоретическая модель структуры части первой Информационного кодекса РФ (законопроект), проект федерального закона «О нормативных правовых актов в Российской Федерации».

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Монографии

1. Процессуально-правовые нормы и их реализация в социалистическом обществе: Монография / Р.В. Шагиева. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1986. – 6,25 п.л.

2. Правовая деятельность в современном российском обществе (проблемы теории и методологии): Монография / Р.В. Шагиева. – М.: РПА Минюста России, 2004. – 13,5 п.л.

3. Концепция правовой деятельности в современном обществе: Монография / Р.В. Шагиева. – Казань: Изд-во Казанского ун-та. 2005. – 16,25 п.л.

4. Концептуальные основы теории правовой деятельности: Монография / Р.В. Шагиева. – М.: РПА Минюста России, 2005. – 4 п.л.

Статьи, опубликованные в журналах,
входящих в перечень, рекомендуемый ВАК

5. Правовая деятельность в системе категорий юридической науки // Вестник Российской правовой академии. – 2003. – № 4. – 0,75 п.л.

6. Содержание и форма правовой деятельности // Вестник Российской правовой академии. – 2004. – № 1. – 0,5 п.л.

7. Теоретические проблемы права и правовой деятельности в современном информационном обществе // Закон и право. – 2004. – № 9. –
0,4 п.л.

8. Правовая деятельность и ее разновидности в современном российском обществе // Журнал российского права. – 2004. – № 10. – 1,1 п.л.

9. Теоретические основы правореализации в современном российском обществе // Вестник Российской правовой академии. – 2005. – № 1. – 0,5 п.л.

10. Право и правовая деятельность: методологические основы соотношения // Право и образование. – 2005. – № 3. – 0,6 п.л.

11. Правовая деятельность в общетеоретической модели действия права // Закон и право. – 2005. – № 4. – 0,4 п.л.

12. Правовая и юридическая деятельность: теоретические аспекты единства и взаимодействия // Вестник Московского университета МВД России. – 2005. – № 2. – 0,4 п.л.

Научные доклады, представленные

на международных и всероссийских конференциях,
приравненные (согласно Положению о порядке присуждения
ученых степеней) к опубликованным работам,
отражающим основные научные результаты диссертации

13. Общетеоретическая модель залога (на примере ипотеки) // Сб. материалов Первой Международ. науч.-практ. конф. «Инвестиции в недвижимость как фактор финансовой стабилизации». Ульяновск: УлГУ, 1999. – Ч. 1. – 0,4 п.л.

14. К вопросу о прямом действии Конституции Российской Федерации 1993 года (проблемы теории и практики) // Судебно-правовая реформа в России на рубеже столетий: Материалы Всерос. науч.-практ. конф.
(22–23 ноября 2002 г.). – Ульяновск: УлГУ, 2002. – 0,4 п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»