WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

Вместе с тем, хотя Военно-судебный устав был принят вслед за Судебным уставом 1864 г., в новых правилах деятельности военных судов сохранился ряд недостатков прежнего судоустройства, а также были сделаны значительные отступления от общих начал судебной реформы.

В результате сравнительного анализа организации судебных учреждений в гражданском и военном ведомствах России после реформ 60-х гг. XIX в. диссертант приходит к выводу, что в военных судах принцип независимости суда от администрации был реализован не полностью, особенно на уровне полковых судов. Институт временных судей военно-окружных судов не являлся адекватной заменой присяжных заседателей окружных судов, что не позволяло в полной мере реализовать принцип свободной оценки доказательств.

Образование военных судов, как постоянных, так и временных, происходило на основании распоряжений воинских должностных лиц, которые также оказывали заметное влияние на формирование его состава. В отдельных случаях по требованию властей постоянные суды подменялись особыми присутствиями или комиссиями, а нередко – определенными должностными лицами (командирами, генерал-губернаторами, министром внутренних дел).

Надзор за деятельностью военных судов (вплоть до утверждения их приговоров) осуществляли органы исполнительной власти в лице командира полка, командующих округами, военного министра и самого монарха.

На практике сохранялся сословный критерий комплектования состава суда и организации судебного разбирательства, имелись серьезные отступления от принципа состязательности, права на защиту и др.

При подготовке и проведении реформы военного судоустройства учитывался не только опыт судебной реформы в гражданском ведомстве Российской империи, но и состояние аналогичных структур в армиях других стран.

Наиболее серьезным отличием российской военно-судебной системы после реформы 1867 г. от западноевропейских систем было наличие в России постоянных военных судей-офицеров, получавших солидную научную юридическую подготовку в Военно-юридической академии и составлявших отдельную корпорацию.

Таким образом, на основе анализа новой структуры органов юстиции российской армии можно сделать однозначный вывод, что реальной независимости и самостоятельности военные суды в результате реформы 1867 г., как и в предыдущие исторические периоды, так и не получили.

Во втором параграфе «Военно-уголовное судопроизводство по Военно-судебному уставу 1867 г.» диссертантом рассмотрены новые подходы к организации военного уголовного процесса. В Военно-судебном уставе подсудность уголовных дел была значительно сокращена и оправданно дифференцирована относительно мирного и военного времени.

В мирное время в военных судах по первой инстанции подлежали рассмотрению дела, касающиеся:

– всех воинских чинов сухопутного и морского ведомства, а также чинов пограничной стражи, совершивших преступления и проступки во время состояния на действительной службе;

– воинских чинов, не состоящих на действительной военной службе (находящиеся в запасе, отставке), совершивших преступления во время службы;

– гражданских чинов военного ведомства, совершивших должностные преступления и допустивших нарушения правил военной дисциплины;

– гражданских лиц, совершивших преступления в соучастии с военнослужащими.

Военным судам также были подсудны дела о военнопленных до передачи их в гражданское ведомство.

В военное время подсудность военных судов значительно расширялась и распространялась: на чиновников военного и гражданского ведомств, состоявших на службе в армии; лиц, служивших по вольному найму при войсках, военнослужащих и лиц, состоящих при войске; лиц, следовавших за войском с разрешения военного начальника (поставщики, торговцы, работники, проводники и др.), за все преступления, совершенные ими в военное время; гражданских лиц в местностях, объявленных на военном положении (они подлежали полевому суду только за преступления, которые перечислялись в соответствующем высочайшем указе); жителей неприятельских областей, занятых армией, но только за преступления, объявленные в прокламации главнокомандующего или совершенные ими вместе с лицами, подлежащими военному суду.

Полковым судам были подсудны дела о преступлениях только нижних чинов, за которые предусматривались исправительные наказания (не больше одного года и 4 месяцев заключения в крепости или тюрьме, без лишения прав и преимуществ и денежные взыскания не свыше 100 руб.).

Уголовные дела возбуждались командиром полка или лицом, равным ему по чину. Предварительное следствие не проводилось, хотя в необходимых случаях командир полка мог поручить одному из офицеров (не из состава суда) провести дознание. Если же командир считал, что дело ясное, очевидное, то сразу же передавал его в суд. Дела рассматривались без участия сторон – обвинения и защиты. Выяснение всех обстоятельств дела входило в обязанности непосредственно самого суда.

Командир полка утверждал приговор и при этом мог смягчить наказание осужденному в пределах своих дисциплинарных прав. Утвержденный приговор немедленно вступал в законную силу и подлежал исполнению. После этого жалобы на приговор не допускались.

Военно-окружным судам были подсудны дела о преступлениях, совершенных генералами, штаб- и обер-офицерами и чиновниками военного ведомства; преступлениях нижних чинов, за совершение которых предусматривались наказания более строгие, чем мог назначить полковой суд, либо о преступлениях, совершенных совместно с гражданскими лицами, против военной службы. Также военно-окружным судам были подсудны все дела о государственных преступлениях военнослужащих, а в местностях, объявленных на военном положении, – дела и в отношении гражданских лиц.

Право возбуждения уголовного преследования по преступлениям, подсудным военно-окружным судам, принадлежало только строевым командирам – от полкового и выше. Рассмотрение дел по первой инстанции проводилось в составе наличных постоянных судей и шести временных членов суда. В заседании обязательно участвовали военный прокурор (или его помощник) и защитник из кандидатов на судебные должности или присяжных поверенных гражданского ведомства, а также секретарь суда или его помощник.

Приговоры военно-окружных судов являлись окончательными и сразу вступали в законную силу, за исключением случаев их опротестования прокурором или обжалования осужденным. В этом случае дело направлялось в Главный военный суд для рассмотрения в кассационном порядке. Кассационными поводами в рассматриваемый период являлись: нарушение либо неправильное истолкование уголовного закона при квалификации преступления или назначении наказания; существенное нарушение порядка судопроизводства; выход суда за пределы своих полномочий. Если ошибка в применении закона не повлекла назначения несправедливого наказания, то это не считалось основанием для протеста или жалобы.

Поводы и основания к возбуждению уголовного дела в гражданском и военном ведомствах были аналогичны. В случаях, когда сам факт преступления или его признаки представлялись сомнительными, возбуждению уголовного дела предшествовало дознание (проверка), производимое несудебными органами – полицией или военным начальством.

В то время как порядок возбуждения уголовного преследования, что, по мнению диссертанта, очень важно, имел существенные отличия. В гражданском ведомстве данным правом обладал широкий круг должностных лиц: мировые судьи, прокуроры и судебные следователи. В военном же ведомстве такой властью обладали только строевые начальники – полковые командиры и им равные, начальники дивизий, начальники войск военного округа, военный министр.

Предварительное следствие в гражданском ведомстве по всем видам уголовных дел вели исключительно судебные следователи (указом от 19 мая 1871 г. следствие по делам о государственных преступлениях было передано жандармам), в свою очередь, в военном ведомстве его могли проводить военные следователи или по постановлению военного начальства – следственные комиссии.

Кроме того, решение о предании суду по материалам следствия в гражданском ведомстве принимал уголовный департамент судебной палаты, а в военном ведомстве это зависело от чина или занимаемой должности подсудимого.

Судебные заседания проводились публично, в зале заседания мог присутствовать любой желающий, за исключением некоторых случаев, когда дела слушались «при закрытых дверях».

Относительно особенностей порядка судопроизводства в военное время Военно-судебный устав 1867 г. содержал следующие положения: о производстве дознания преимущественно начальством или военной полицией, а по возможности и местной полицией; производстве предварительного следствия, которое, если не получалось командировать для этого военного следователя, производилось по поручению военного начальства офицером, знакомым с военно-судебной частью, или следственной комиссией; сокращении в значительной мере всех сроков совершения разных процессуальных действий до суда и на обжалование приговоров; наконец, наиболее существенное отступление от обычного порядка судопроизводства заключалось в кассации приговоров.

Таким образом, созданная в России новая система военных судов и переход от инквизиционного процесса к смешанному, по мнению автора, вполне соответствовали европейским тенденциям рассматриваемого периода. При подготовке военно-судебной реформы активно использовался зарубежный опыт, в первую очередь континентальный, в частности, французский, но это не было точным копированием.

В третьей главе «Трансформация военно-судебной системы в 7090-е гг. ХIХ в.», включающей два параграфа, рассмотрены причины и основные тенденции ее последующих изменений.

В первом параграфе «Мероприятия по введению в действие Военно-судебного устава 1867 г.» автором исследованы основные меры по реализации судебной реформы, возникающие при этом трудности и поиск путей их преодоления.

Введение в действие новых судебных учреждений производилось постепенно на протяжении двадцати двух лет. Длительность этого процесса была обусловлена, по мнению диссертанта, недостатком финансовых средств, дефицитом подготовленных кадров, а также необходимостью согласовывать открытие новых военно-судебных мест со временем открытия и начала функционирования новых гражданских судебных учреждений. В результате в одном и том же округе продолжительное время могли одновременно существовать и функционировать как новые, так и старые военно-судебные органы и должностные лица.

Военное министерство в эпоху переустройства военных судов не имело в своем распоряжении ни юридически образованных юристов, ни достаточного числа знакомых с военно-юридическими науками аудиторов. Автором установлено, что в ходе подготовки реформы была разработана программа решения проблемы нехватки кадров, включавшая следующие меры: развитие специального военно-юридического курса аудиторского училища; создание при этом училище особых военно-юридических классов для офицеров; развитие юридических познаний офицеров, выпускаемых из военных училищ и даже готовящихся из вольноопределяющихся в юнкерские училища.

Однако через полгода офицерские классы были переименованы в Военно-юридическую академию, окончательное Положение о которой было утверждено в 1868 г. Курс обучения составлял два года.

Начиная с 1882 г. назначение на военно-судебные должности гражданских чиновников прекратилось, для них остались только канцелярские должности. По мнению диссертанта, это способствовало росту авторитета военных судов и повышению стабильности всей судебной системы.

Автором коротко рассмотрен опыт применения на практике положений раздела «О суде в военное время» Военно-судебного устава. В армии, действовавшей на Балканском полуострове, на основании распоряжений главнокомандующего они применялись со значительными изменениями и дополнениями. Относительно полковых судов никаких общих распоряжений сделано не было. Всего во время войны были созданы полевой военный суд и шесть временных полевых военных судов. Первый находился при главной квартире. Для того чтобы не отвлекать офицеров от строевых обязанностей, в 1877 г. было предписано назначать в военные суды временных членов из числа офицеров, находящихся вне строя, в количестве трех человек, вместо полагавшихся тогда шести. В кавказской армии кассационное присутствие было составлено из одних чинов военно-судебного ведомства, но также только из числа военных судей. Особых присутствий, как удалось выяснить диссертанту, во время войны учреждено не было.

Кроме того, в период войны многие начальники очень часто прибегали к недозволенным мерам расправы с солдатами без всякого суда: избивали их розгами, нагайками и т. д. Такого рода «наказания» были распространены во многих частях действующей армии.

Отклонения от уставных положений в организации и деятельности военных судов в ходе русско-турецкой войны, по мнению диссертанта, были вызваны как просчетами при составлении Военно-судебного устава, так и отсутствием практического опыта у чинов военно-судебного ведомства в организации работы в условиях боевых действий на удалении от мест постоянной дислокации. Также следует отметить отсутствие у подавляющего большинства командиров желания делить с кем бы то ни было власть над подчиненными.

Во втором параграфе «Последующие изменения в военном судоустройстве и судопроизводстве в России до конца XIX в.» отмечается, что принятие и введение в действие Военно-судебного устава 1867 г. вовсе не означало прекращения борьбы вокруг него различных группировок в правительственных кругах.

В литературе для характеристики рассматриваемого периода часто используется термин «контрреформы». Диссертант считает, что в современных условиях требуется уточнить его оправданность. С этой целью им проведен краткий анализ основных мероприятий, осуществленных правительством в судебной области в данный период.

Тридцатым октября 1885 г. датируется доклад К. П. Победоносцева Александру III, содержавший программу постепенного пересмотра Судебных уставов 1864 г. путем внесения в них отдельных поправок, нацеленных на подрыв демократических начал и принципов судоустройства и судопроизводства. В докладе, в частности, предлагалось:

– ликвидировать несменяемость судей, независимость суда от администрации, установив такой порядок, когда неугодного судью можно было бы «сместить или заменить, как прежде можно было поступить с негодным секретарем или делопроизводителем»;

– «...дать председателю безусловное право устранить публичность по некоторым делам и умножить разряды дел, по закону производимых в закрытом заседании»;

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.