WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Другой проблемой было сохранение таких церковных памятников, как иконопись и фресковая живопись, состояние которых в храмах было удручающим. Портились иконы и фрески от небрежения приходского духовенства. На это впервые обратили внимание в ХVIII веке. Копоть от свечей, неотап­ливаемые храмы или, наоборот, слишком подверженные теплу крайне негативно воздействовали на фресковую и иконописную живопись. Портились иконы и от различных «поновлений». В среде иконописцев выработались на этот счет какие-то способы, но научной реставрации не существовало. Встречались и варварские способы реставрации.

Несмотря на старания духовного начальства, проблема с сохранением иконописи оставался животрепещущей. Этим даже заинтересовалось Министерство юстиции, которое в 1916 году устроило специальное совещание. Обсуждался вопрос о соответствии правил Устава духовных консисторий с действительной охраной древней иконописи.

Не менее важной проблемой сохранения церковных памятников было состояние храмового зодчества, которое довольно часто подвергалось перестройкам и различного рода переделкам, зачастую в зависимости от желаний богатых доброхотов. Первый нормативный документ, касающийся починки церквей, был совместно издан Синодом и Сенатом в ноябре 1743 года.

Всего за исследуемый период Синодом было издано 45 указов и определений по охране памятников старины. Неоднократные напоминания Синода о сбережении церковных памятников, с одной стороны, свидетельствовали о заботе, а с другой – показывали неблагополучие в вопросах их охраны и реставрации. В 1911 году П.С. Уварова, желая помочь делу охраны церковных памятников, вышла с инициативой составить для духовенства указатель, содержащий сведения о памятниках и их сохранении. Однако эта инициатива осталась без ответа.

На разрешение проблемы охраны памятников положительно повлияли и составляемые летописи приходских церквей, а также появление во второй половине ХIХ века церковно-археологических музеев. Первоначально таковой возник в 1872 году одновременно с церковно-археологической комиссией при Киевской духовной академии с целью ученой разработки и успешного преподавания церковной археологии и сохранения для науки церковных древностей. К концу ХIХ столетия насчитывалось уже шестнадцать музеев, состоящих при церковно-археологических обществах, комитетах, братствах и духовных семинариях. Чаще всего их называли древлехранилищами. Местные церковно-археологические комиссии в меру своих сил и способностей несколько активизировали дело охраны памятников, спасая их от уничтожения. Большинство епархиальных архиереев с должным рвением отнеслись к задачам музеев, комитетов и древлехранилищ, стараясь как можно быстрее сформировать их коллекции. К делу охраны памятников постепенно подключалось и приходское священство, которое стало ставить эти вопросы на своих съездах.

Следующим шагом Синода в проявлении заботы по охране памятников стала выработка проекта учреждения при нем архивно-археологической комиссии, правила которой были приняты 25 апреля – 2 мая 1909 года. В ведении комиссии поступали все состоящие в духовном ведомстве церковно-археологические и церковно-исторические музеи и общества, но только с их разрешения.

Почему же служители клира в основном равнодушно относились к церковным реликвиям Одной из причин тому был слабый интерес к своей истории. Другой, пожалуй, самой главной причиной являлся утилитарный взгляд на объекты церковной старины как на чисто богослужебные предметы. Иногда их и относили к реликвиям, но исключительно к реликвиям веры. Такой функциональный взгляд приводил к тому, что храмы перестраивались, иконы «поновлялись», обветшалые предметы в лучшем случае хранились в ризницах.

Парадокс заключается, однако, в том, что именно благодаря религии, лучшим представителям духовенства некоторые древнейшие храмы все же дошли до потомков, несмотря на неумелую их «реставрацию» и «поновления». Однако, кто сейчас подсчитает, какого количества драгоценнейшего церковного и богослужебного наследия в дореволюционной России лишились мы в результате невежества и неподготовленности соотечественников к задачам сохранения памятников

Судьба церковного историко-культурного достояния ничем не отличалась от судьбы светских памятников старины: наблюдались те же проблемы с их сбережением, как в правовом, так и практическом плане.

В третьем параграфе «Церковная власть и законодательное обеспечение архивов и рукописных памятников» речь идет о сохранении одного из ценнейших видов историко-культурного отечественного наследия. Вопрос об охране архивов и архивных документальных источников относится к категории проблемных. В первую очередь, это касается законодательного обеспечения их сохранности. До Петра I власть не интересовало правовое сбережение исторических документов. Во всяком случае, исследователи не обладают подобными нормативными актами. Законодательное творчество Петра Великого коснулось и охраны письменных древностей. При нем в законах впервые появляются термины «архивы» и «архивариусы» и издается Генеральный регламент 28 февраля 1720 года, фактически послуживший основой развития дальнейшего отечественного законодательства об архивах.

Какое внимание правительство стало уделять архивам, свидетельствует сенатский Указ «О определении в архивариусы людей трезвых и неподозрительных и о свидетельствовании архива ежегодно» от 28 мая 1768 года. Надо отметить, что, несмотря на правительственное «законотворчество» в данном вопросе, положение с архивами, особенно на местах, было не всегда благополучным. Они продолжали гибнуть в основном по причине неквалифицированного состава архивариусов и руководителей губерний. К примеру, в 1881–1883 годах из Витебского губернского архива был продано на переработку более трех тысяч пудов (по 1 руб. 18 коп. за пуд) документов ХVI–ХVIII столетий10.

В России не существовало централизации актов делопроизводства ведомств, общего центрального органа управления государственными архивами и общих правил архивной службы, как и общего архивного законодательства.

Что же касается духовной власти, то в данном вопросе явно прослеживается своя история, идущая параллельно с историей светской власти. Конечно, сенаторские указы о сборе в епархиях и монастырях рукописных исторических памятников Синодом выполнялись. Первый правовой акт, изданный самим Синодом и касающийся рукописных памятников, появился 6 марта 1722 года, когда высшая духовная власть приказала синодальному ризничему Филагрию принять по описи и тщательно хранить Соборное уложение 1667 года и всякие иные книг. В указанном документе еще нет понятия о памятнике, а лишь проявлена обычная забота хозяина о ценностях ризницы, правда, содержащей, несомненно, большое количество памятников общерусского значения.

Тем не менее, духовенство и монахи утилитарно смотрели на свои рукописные раритеты, которые в массовом порядке продолжали гибнуть. Тому печальное свидетельство известного знатока отечественной старины Евгения Болховитинова. Назначенный в 1804 году епископом в Новгород он пожелал осмотреть Юрьев монастырь, по дороге встретил воз, нагруженный древними рукописями, среди которых оказались манускрипты ХI века. Готовясь к епископской встрече, в обители произвели тщательную уборку, а «мусор» решили выбросить в Волхов11.

Сенатский указ «О определении в архивариусы людей трезвых и неподозрительных и о свидетельствовании архива ежегодно» был воспринят и духовным ведомством, о чем 30 июля 1768 года появилось соответствующее определение Синода.

Архивная тема вновь всплыла 22 июня 1832 года, когда Синод выпустил очередное определение «О состоянии синодального архива и мерах к лучшему его устройству». Причины его появления заключались в утрате дел и книг из синодального архива, библиотеки и ризницы.

В 1853 году митрополит Филарет составляет «Записку о средствах и препятствиях сохранности церковных древностей и рукописей в церквах и монастырях», которая нацеливала коллег на усовершенствование способов сохранения такого вида памятников.

С запозданием и в высших церковных кругах задались вопросом о правилах по уничтожению ненужных архивных дел. В конце 1865 года Синод учреждает комиссию для разбора синодального архива и комиссию об уничтожении архивных дел в консисторских архивах. Выяснилось, что большинство архивных дел уничтожались по причине нехватки помещений для их хранения. С целью избежания этой проблемы комиссия предлагала изымать дела из церковных архивов и помещать их в ближайшем к консистории монастыре или церкви.

31 июля 1897 года появляется высочайше утвержденное Положение об архиве и библиотеке Синода. В архиве планировалось сосредоточение документов всех бывших и действующих центральных учреждений Синода, а также дела, поступившие туда по распоряжению высшего духовного ведомства.

Несмотря на настойчивые усилия Синода по сохранению архивов, тем не менее, печальная судьба постигла многие из них. Причем иногда это совершалось из-за «благих» побуждений. Особенно это наблюдалось со стороны ревностных и усердствующих священнослужителей, которые письменные памятники древности, напоминавшие о тяжелых и пережитых церковью временах, старались уничтожить. Так, к примеру, поступил игумен одного из волынских монастырей. Перейдя из униатства в православие, он решил затопить в реке богатейший монастырский архив только из-за того, что его документы относились к периоду пребывания обители в униатстве12

.

К 1911 году почти во всех епархиях России, за исключением окраинных и сибирских, действовали церковно-археологические учреждения, работающие в области сбережения церковных древностей. Они издавали книги и брошюры с их описанием, устраивали музеи и библиотеки, собирали рукописные и старопечатные книги, составляли историко-статистические описания епархий, давали отзывы по реставрационным вопросам и сносу старинных церквей. Однако не все проводили такую активную работу. Причина заключалась в их обособленности от более авторитетных учреждений и в отсутствии компетентных лиц на местах. Для их контроля 25 июня 1911 года издается указ «О присылке отчетов о деятельности церковно-археологи­ческих учреждений в комиссию по описанию синодальных архивов». Этим циркуляром, по-видимому, нормотворческая деятельность Синода по сбережению архивных дел заканчивалась.

Подводя итог общероссийской законодательной и правоприменительной практики в области сбережения архивных документов и учреждений архивохранилищ, следует отметить, что в данном направлении власти прошли сложный, но закономерный путь развития. Осознание значимости документальных памятников, как и иного историко-культурного достояния, проходило в Российском государстве с перманентным успехом. И здесь не последнюю роль сыграло общекультурное развитие общества и правительственных кругов, меркантильные интересы определенной части людей, имеющих отношение к архивам.

В заключении излагаются основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Мин­обрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Чукова И.М. Государственные правовые проблемы охраны отечественного церковного историко-культурного наследия XX в. // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. – 2006. – № 3. – С. 439–448.

Иные публикации:

2. Чукова И.М. Правовые особенности обеспечения охраны отечественных церковных памятников древностей в ХIХ – начале ХХ в. // Очерки по истории государства и права ХVIII – начала ХХ века: Учебное пособие / Под ред. А.В. Никитина, Ю.Г. Галая, А.А. Демичева. – Н. Новгород, 2005. – С. 220–236.

3. Чукова И.М. Русские научные общества и проблемы охраны культовых памятников в ХIХ – начале ХХ в. // Проблемы государства и права: история и современность / Отв. ред. А.В. Чубаров, И.В. Михеева. – Н. Новгород, 2005. – Ч. 1. – С. 278–286.

4. Чукова И.М. Законодательные проблемы сохранения отечественных церковных памятников в ХVIII в. // Глобализация, политика, право: Материалы III межрегиональной научной конференции 19 мая 2005 г. – М.; Н. Новгород, 2005. – С. 322–327.

5. Чукова И.М. Законодательное и практическое обеспечение охраны церковных архивов и рукописных памятников в Российской империи // Проб­лемы правового регулирования общественных отношений в сфере экономики: Сборник научных статей. – Н. Новгород, 2006. – С. 31–34.

Общий объем опубликованных работ – 2, 4 п. л.

Корректор Н.Н. Кукушкина

Компьютерная верстка Т.М. Солдаевой

Тираж 100 экз. Заказ № _________

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России.

603600, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.


1 См.: Исторический очерк мер, принятых в России для сохранения и исследования древностей // Журнал общеполезных сведений. – 1858. – № 5; Данилов И. Правительственные распоряжения относительно отечественных древностей с императора Петра I, особенно в царствование императора Александра II // Вестник археологии и истории. – СПб., 1886. – Вып. 6. – С. 1–50; Смолин А.Ф. Краткий очерк истории законодательных мер по охране памятников старины в России с древнейших времен до начала ХХ века // Известия Археологической комиссии. – Пг., 1917. – Вып. 63. – Ч. 2. – С. 122–148.

2 См.: Гаврилов А.В. Постановления и распоряжения Святейшего Синода о сохранении и изучении памятников древностей // Вестник археологии и истории. – СПб., 1886. – Т.6. – С. 58–90; Неуважение к древностям и сохранение их // Исторический вестник. – 1887. – Апрель. – С. 234; Продажа упраздненных церквей во Пскове в 1793–1798 гг. // Русская старина. – 1890. – Ноябрь. – С. 575–577; Покровский Н.В. О мерах к сохранению памятников церковной старины // Христианское чтение. – 1906. – Т. 221. – № 4. – С. 482–483; Комиссия по осмотру и изучению памятников церковной старины Москвы и Московской области //Исторический вестник. – 1905. – Июль. – С. 304–305.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»