WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
  1. начало XV в. - середина XVI в. - местное самоуправление в
    период феодальной раздробленности;
  2. середина XVI в. - конец XVII в. - местное самоуправление
    в период сословно-представительной монархии;

III) конец XVII в. - 70-80-е гг. XVIII в. - местное самоуправ­
ление в период образования и развития абсолютной монархии;

IV)70-80-е гг. XVIII в - 60-е гг. XIX в. - развитие сословного самоуправления;

V) 60-е гг. XIX в. - начало XX в. - местное самоуправление в пореформенной России.

21

В результате обзора исторического опыта развития теоретиче­ской мысли, направленной на решение проблем местного само­управления, и их практической апробации в дореволюционной России, соискатель отмечает, что земский опыт, несмотря на неко­торые недостатки, представляет особую ценность в наши дни.

Второй параграф «Теория социалистического самоуправ­ления народа в системе советского строительства» посвящен развитию теоретической мысли в отношении местного самоуправ­ления в советский период. Система местного самоуправления на данном историческом этапе (начало XX в. - конец 80-х гг. XX в.) была ликвидирована, а на местах действовали Советы, которые яв­лялись органами государственной власти. В связи с этим, боль­шинство авторов склонялось к государственной муниципально-правовой теории (В.Л. Кобалевский, А.И. Елистратов и др.). В сво­их работах советские ученые того периода подчеркивали, что сте­пень относительной самостоятельности органов самоуправления в любом случае находится в зависимости от административных уста­новлений;

Акцентируя внимание на развитии теоретических разработок, посвященных вопросам самоуправления в советский период выяс­нилось, что государствоведами были обозначены несколько подхо­дов к данной проблеме.

Некоторые авторы, например, отрицали самоуправленческие качества Советов, считали, что Советы не обладают качествами, присущими местному самоуправлению. Другие, напротив, полага­ли, что представительные учреждения на местах являются сугубо органами территориального общественного самоуправления. Пред­ставители третьей точки зрения утверждали, что местные органы сочетают в себе функции органов государственной власти и мест­ного самоуправления.

В дальнейшем соперничество всех вышеобозначенных пози­ций дало о себе знать в период реформирования местного само­управления в Российской Федерации в 80-90-е гг. XX столетия. Примечательным является тот факт, что все теоретические разра­ботки исходили из перспективы развития социализма, что естест­венно находило свое отражение, как в научно-исследовательских работах, так и в законодательных актах.

При изучении политических и правовых документов советско­го периода соискатель приходит к выводу о том, что на данном ис-

22

торическом этапе представление о власти на местах как о власти не­государственной было отброшено, а вместо понятия «местное само­управление» стало широко использоваться понятие «социалистиче­ское самоуправление народа». Теория социалистического само­управления народа отражала идею К. Маркса о решающем и актив­ном участии в социальном управлении трудящихся масс как субъек­та исторического процесса. Она интегрировала теории демократиче­ского централизма и социалистического плюрализма. Однако по­пытки представить социалистическое самоуправление народа как качественно новую и единственную эффективную форму участия граждан в управлении государственными и общественными делами не соответствовали действительности. Механизм всенародного уча­стия в формировании общей воли через Советы в значительной ме­ре носил лозунговый, формально-ритуальный характер.

Последние несколько лет периода советской истории отличались крайней сложностью и противоречивостью, резкими изменениями амплитуды и частоты колебания «маятника» -централизм - децентрализм. Началом последнего советского этапа реформы «сверху» местного самоуправления можно считать 9 апреля 1990 г. Именно в этот день был принят Закон «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР». В основу концепции данного закона легло положение о государст­венной природе самоуправления. Правда, тогда же государствове-ды выдвинули точку зрения, что такая постановка вопроса является односторонней, и правильнее говорить о двойственной природе местного самоуправления, а именно государственной и обществен­ной. Вслед за этим принимается Закон РСФСР «О местном само­управлении в РСФСР» от 6 июля 1991 г., менее демократичный, чем союзный закон, но более точно отражающий реальное состоя­ние дел в области самоуправления.

Однако местное самоуправление, декларированное в упомяну­тых законах, не было обеспечено ни в материальном, ни в органи­зационном, ни, в должной мере, в правовом отношении.

Подводя итог, автор полагает, что к вопросу об использова­нии советского опыта развития местного самоуправления необхо­димо подходить двояко. С одной стороны, советская модель не мо­жет представлять практический интерес, что обосновывается орга­низацией власти с присутствием жесткой централизации, при пол­ном игнорировании прав населения. А с другой стороны, большой

23

потенциал осуществления власти с попытками привлечения народ­ных масс к этой работе, в какой-то степени может быть использо­ван и сегодня.

В третьем параграфе «Развитие теорий местного само­управления в постсоветской России» автором детально исследо­ваны и проанализированы данные теории.

Как свидетельствует история, для постсоветской России ха­рактерно противоборство трех школ местного самоуправления: об­щественной, государственной и дуалистической. Данное явление было связано, прежде всего, с принятием в 1993 г. новой Конститу­ции Российской Федерации. В частности, формулировка ст. 12 Конституции о том, что местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно, органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, сразу породила множество споров и дискуссий, касающихся правовой природы ме­стного самоуправления.

Для того чтобы выявить развитие научной теоретической мысли в рамках названных трех противоборствующих школ автор ведет корректную полемику с рядом ученых и политиков: С.А. Ав-кьяном, И.А. Алебастровой, М,В. Баглаем, В.А. Баранчиковым, В.И. Васильевым, А.А. Кармолицким, Ю.М. Козловым, О.О. Миро­новым, Б.Н. Топрниным, А.И.. Черкасовым и др. Не отрицая суще­ствующих позиций данных ученых и политиков, занимающихся проблемами местного самоуправления, но придерживаясь, а иногда и соглашаясь с мнением Г.В. Барабашева, Н.С. Бондаря, Д. Козака, П.М. Курдюка, В.А. Лапина, B.C. Мокрого, В.И. Фадеева и др. дис­сертант утверждает, что модель местного самоуправления, провоз­глашенная Конституцией 1993 г., обрела качества правового дуа­лизма.

Продолжая исследование, автор анализирует отдельные поло­жения Федерального закона РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» 1995 г., акцен­тируя внимание на его достоинства и недостатки. В результате дис­сертант приходит к выводу, что провозглашенные в законе прин­ципы в большинстве своем не реализовались на местах. Первопри­чиной этому, прежде всего, явилось как всегда неопределенное от­ношение государства к местному самоуправлению.

С принятием Федерального закона РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»

24

2003 г. начался новый этап в развитии местного самоуправления. Автор отмечает, что для данного закона характерно присутствие государственного начала, а данное обстоятельство, по сути, явля­ется первым шагом, направленным на встраивание местного само­управления в систему государственной власти. Прослеживается ментальность советской поры, когда местная власть для принятия собственных решений ждет установок от власти государственной. Представляется, что законодатель пошел по пути постепенного «свертывания» демократии, который приведет к жесткой «центра­лизации» власти. Несмотря на то, что трактовка органов государст­венной власти и органов местного самоуправления как единого ин­ститута власти представляется теоретически некорректной, на дан­ный момент она имеет большую популярность.

В целом, диссертант делает вывод о том, что принятие данно­го закона не закрывает дискуссию о месте и роли местного само­управления в системе публичной власти, о возможности реализа­ции конституционной модели в новых условиях. Он лишь перено­сит ее на новое правовое поле, так как, разрешая многие ранее по­ставленные правовые и методологические вопросы, одновременно вводит новые правовые термины, формулирует принципиально но­вые правовые подходы, ставит новые задачи и тем самым требует новых теоретических и исследовательских разработок, без которых практическая реализация закона может оказаться если не невоз­можной, то весьма затрудненной и неэффективной.

Автор полагает, что реформы, которые в очередной раз осу­ществляются сверху, «буксуют» не только и не столько потому, что они отвергаются противниками их, а во многом потому, что отсут­ствует четкая формулировка идеи реформ. Необходима рациональ­ная идеология реформ, близкая людям, соответствующая образу жизни, культуре, образованию и обычаям народа, материальной и технической базе страны.

В рамках четвертого параграфа «Трансформация ино­странных муниципалыю-правовых теорий в отечественной правовой науке» диссертант обращается к теоретическим идеям и взглядам на местное самоуправление ученых зарубежных стран, акцентирует внимание на их достижения, которые были заимство­ваны в науку муниципального права России.

С этих позиций, автор, анализируя и сопоставляя научные точ­ки зрения отечественных и зарубежных ученых П. Ашлея,

25

А.Б. Венгерова, А.И. Герцена, В.А. Гольцева, Д. Дженнингса, Т. Маунца, Т.Н. Свешникова, А. Токвиля, Д. Харвея, К. Худа, Б.Н. Чичерина, А.П. Щапова и др. приходит к выводу, что пробле­ма «соотношения между центральными и местными органами» до сих пор ни в одной стране Европы полностью не решена, о чем свидетельствует факт, по меньшей мере, двухвековой дискуссии между представителями «общественной» и «государственной» тео­рий. Однако, как показал анализ, в большинстве своем, западных и отечественных ученых объединяет мысль о том, что, разрешая дан­ное противоречие правильнее было бы двояко подходить к вопросу о централизации и, децентрализации власти. Как свидетельствует история местного самоуправления подобные идеи находят свое во­площение в теории дуализма.

Далее автор акцентирует внимание на то, что противоречивое развитие муниципально-правовых теорий привело на практике к развитию следующих моделей и систем местного самоуправления в зарубежных странах:

  • англосаксонской (Великобритания, Канада, США, Индия,
    Новая Зеландия, ЮАР);
  • французской, или континентальной (Франция, Италия, Гол­
    ландия, Португалия, Бельгия, Испания и др.);
  • германской (Германия).

Приведя краткую характеристику вышеназванных моделей местного самоуправления, выявив основные черты каждой, а, также изучив огромное, количество научной и учебной литературы по данному вопросу, диссертант приходит к выводу о том, что единой модели для всех стран быть не может. Выбор той или иной модели всегда обусловлен историческими традициями, национальными, территориальными и политическими особенностями. Поэтому, ана­лизируя ту или иную модель, всегда вырисовывается такая картина местного самоуправления, которая в данный момент соответствует его повседневной.практике.,,

В связи с этим,.,.применительно к России, опыт решения
проблем местной организации власти должен заимствоваться с оп­
ределенной долей условности, учитывая благоприятные предпо­
сылки для адаптации системы местного самоуправления к требова­
ниям страны, региона, времени и сложившейся ситуации с учетом
исторических традиций,, политической и правовой культуры насе­
ления...., >:,

26

Подводя итог исследованию, диссертант формулирует вывод о том, что мировая научная мысль все же так и не смогла решить за­дачу создания общей муниципально-правовой теории, которая бы определяла природу и формы местного самоуправления, как в Рос­сии так и зарубежных странах. Автор полагает, что в будущем бу­дут возникать новые теории, которые «снимут» противопоставле­ние местного самоуправления и государственной власти.

В заключении подведены итоги проведенного диссертацион­ного исследования, сформулированы основные положения и выво­ды, намечены перспективы дальнейшей разработки темы.

По теме диссертационного исследования опубликованы сле­дующие работы:

1. Чуева А.С. Принцип использования местных обычаев и тра­диций в организации и деятельности органов местного самоуправле­ния / А.С. Чуева // Проблемы юридической науки и правопримени­тельной деятельности: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 5. - Краснодар: Куб. ГАУ, 2004. - 0,4 п.л.

  1. Чуева А.С. Понятие, предмет и основные черты науки муни­
    ципального права / А.С. Чуева // Проблемы юридической науки и
    правоприменительной деятельности: Межвузовский сборник науч­
    ных трудов. Вып. 7. - Краснодар: Куб. ГАУ, 2004. - 0,4 п.л.
  2. Чуева А.С. Генезис понятийного аппарата о власти на местах
    / А.С. Чуева // Проблемы юридической науки и правоприменитель­
    ной деятельности: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 8. -
    Краснодар: Куб. ГАУ, 2005. - 0,5 п.л.
  3. Чуева А.С. Становление советской системы власти на мест­
    ном уровне в 1917 - 1924 годах / А.С. Чуева // Вестник института им.
    Российского. 2005, №1 (10) -0,3 п.л.
  4. Чуева А.С. К вопросу о проблеме собственной компетенции
    органов местного самоуправления / А.С. Чуева // Право и правосудие
    в современном мире: Материалы международ, науч.-практ. конф., по­
    священной пятилетнему юбилею Северо-кавказского филиала Рос­
    сийской академии правосудия. - Краснодар, 2006. - 0,5 п.л.
  5. Чуева А.С. К вопросу о формировании и развитии местного
    самоуправления в постсоветской России (конец 80-хначало 90-х го­
    дов XX века) / А.С. Чуева // Проблемы юридической науки и право­
    применительной деятельности: Межвузовский сборник научных тру­
    дов. Вып. 10. - Краснодар: Куб. ГАУ, 2006. - 0,2 п.л.

27

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»