WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

- приход гостей: Поперхнулся за столом – кто-то спешит в гости; Упала со стола вилка или ложка – гостья будет, нож упал со стола - мужчина придёт в гости; Собака во сне лает - к гостям; Полено дров откатится в печи - к гостям; Ложка, забытая на столе, - к гостю; Зевается - всегда к гостям; Куры дерутся - к гостям. Кошка чистится - гостей "намывает".

- отношения, любовь, дружба, ссора: Хором куры кудахчут – к семейной ссоре; Нельзя стучать ключами по столу – это приводит к конфликтам; Соль просыпать нечаянно – к ссоре; Ладонь горит – кого-нибудь бить.

  1. Смыслы, связанные с трудом, учёбой и профессиональной деятельностью человека:

- урожай/неурожай: Много снега – много хлеба; Гром в ноябре – к урожайному году; Май холодный – не будешь голодный; Снег глубок – год хорош.

- удачный/неудачный улов: Если лягушка попадёт на крючок, то улова не видать.

- результат экзамена: Перед экзаменом нельзя бриться, мыть голову; Если в день экзамена встретишь на улице старика с палочкой – к большим неприятностям.

- различные профессиональные приметы, например, у лётчиков: Подстриг ногти на умирающей луне - лишился денег или задержка вылета; Пришил пуговицу перед рейсом - жди беды; у моряков: День выхода корабля в море – пятница – несчастливый день; Швабра или ведро, уроненные за борт, - к неудаче; у автомобилистов: Если машину сфотографировали – жди скорой аварии; Нельзя мыть машину в дальнюю дорогу.

  1. Смыслы-экзистенциалы судьба, жизнь, доля, счастье-несчастье, исполнение желаний: В сорочке родился – счастливый; Сын на мать походит, дочь на отца – к счастью, и наоборот.

Корпус суеверий и предрассудков в русской лингвокультуре также представлен нами в качестве системы взаимосвязанных иерархически организованных смыслов, включающих три базовых уровня, каждому из которых соответствует свой тип смысла: Смысл-основа - Культурно-смысловые доминантыСмыслы. Реализация смысла-основы «Добро-зло» при смыслопостроении суеверий и предрассудков в русской лингвокультуре осуществляется в соответствии с принципом её конкретизации по следующим смысловым линиям – смысловым доминантам: «Счастье-несчастье» («Удача-неудача»). Реализацию смысловых доминант в свою очередь составляют такие смыслы, как «Рождение ребёнка», «Выздоровление», «Богатство», «Урожай-неурожай», «Удачная женитьба (замужество)» и т.д.

В большинстве рассмотренных нами примеров речевой реализации суеверий и предрассудков в русской лингвокультуре фиксация рефлексии происходит на уровне предметных представлений (МД), поднимаясь затем до уровня опыта действования в ситуациях коммуницирования (М-К). Выход в пояс М-К происходит, когда участник коммуникации пытается объяснять, толковать смыслы, опредмеченные в суевериях. Было зафиксировано несколько случаев невербализованного выхода к этическим смыслам и смыслам культуры, что позволяет отнести данные примеры к фиксации рефлексии в парадигмах чистого мышления.

В случае объективации рефлексии в поясе МД суеверия выступают как единицы, имеющие заданный смысл, который не обсуждается, а принимается на веру как знак чего-то плохого или хорошего, эмоционально переживается. Суеверность, вера в приметы подчёркивают наивность, простодушие героя произведения, его близость к народной среде, помогают создать поэтический образ:

«Её тревожили приметы;

Таинственно ей все предметы

Провозглашали что-нибудь,

Предчувствия теснили грудь.

Жеманный кот, на печке сидя,

Мурлыча, лапкой рыльце мыл:

То несомненный знак ей был,

Что едут гости [Пушкин А.С., Евгений Онегин].

Однако слишком пристальное внимание к иррациональному свидетельствует о чрезмерной чувствительности, мистической настроенности персонажа произведения. Возникают ноэмы «экзальтированность», «страх», «предчувствие беды»:

Когда случалось где-нибудь

Ей встретить чёрного монаха

Иль быстрый заяц меж полей

Перебегал дорогу ей,

Не зная, что начать со страха,

Предчувствий горестных полна,

Ждала несчастья уж она» [там же].

В данном поясе мыследеятельности реализуются следующие ноэмы: «авторитет старших», «простодушие», «наивность», «экзальтированность», «страх», «смутное предчувствие беды», «тревога», «упрямое нежелание прислушаться к голосу разума», «смутное ощущение опасности», «ожидание новых бед», «положительное отношение», «стремление развенчать мифы», «недостаточное понимание».

Объективируясь в поясе предметных представлений, рефлексия в процессе коммуникации поднимается до уровня МК, где суеверия обсуждаются в контексте определённых ситуаций. Участники коммуникации зачастую объясняют свою веру в приметы с привлечением собственного опыта или опыта других людей или, наоборот, отрицают всякий смысл определённого суеверия. В данном поясе мыследеятельности реализуются ноэмы «грех», «опасность», «неясное предчувствие беды» «отчаяние», «безысходность», «осуждение», «чудо», «несправедливость», «обида»:

«- Так и знал! Чуяло моё сердце! - пробормотал он, снимая фуражку и вытирая со лба пот. – Опять не выберут!

- Что такое Почему

- Да нешто не видишь, что отец Онисим навстречу едет Уж это как пить дать… Встретится тебе на дороге этакая фигура, можешь назад воротиться, потому – ни черта не выйдет. Это уж я знаю! Митька, поворачивай назад! Господи, нарочно пораньше выехал, чтоб с этим иезуитом не встречаться, так нет, пронюхал, что еду! Чутьё у него такое!

- Да полно, будет тебе! Выдумываешь, ей богу!

- Не выдумываю! Ежели священник на дороге встретится, то быть беде, а он каждый раз, как я еду на выборы, всегда норовит мне навстречу выехать» [А.П. Чехов, Не судьба!].

В поясе МК общепринятые смыслы суеверий и предрассудков могут приобретать дополнительные характеристики и даже полностью пересматриваться реципиентом в зависимости от ситуации:

«Наш шестидесятилетний бухгалтер Глоткин пил молоко с коньяком по случаю кашля и заболел по сему случаю белой горячкой. Доктора, со свойственной им самоуверенностью, утверждают, что завтра помрёт. Наконец-таки я буду бухгалтером! Это местом не уже давно обещано. … Во дворе Глоткина всю ночь выла собака. Моя кухарка Пелагея говорит, что это верная примета, и мы с нею до двух часов ночи говорили о том, как я, ставши бухгалтером, куплю себе енотовую шубу и шлафрок. И, пожалуй, женюсь. Конечно, не на девушке – это мне не по годам, а на вдове» [А.П. Чехов, Из дневника помощника бухгалтера]. В данной дроби текста суеверие с негативным прогнозом (Собака воет – к покойнику) приобретает противоположную, положительную аксиологическую характеристику, что способствует достижению юмористического эффекта.

В парадигмах чистого мышления читатель выходит к рефлексии над общечеловеческими ценностями и базовыми смыслами культуры. Примеров, где задавался бы вопрос о сути или ценности суеверий и предрассудков в русской лингвокультуре, было обнаружено довольно немного – в основном в работах русских религиозных философов, а также в художественных произведениях, выводящих к рефлексии над этическими и культурными смыслами. Весьма интересными с точки зрения смыслопостроения представляются примеры, где рефлексия поднимается с уровня МД к уровню М (чистое мышление) под влиянием интертекстуальности – использования поэтики одного произведения в структуре другого в завуалированном виде: «Женщина повернулась, прищурилась, причём на лице её выразилась холодная досада, и сухо ответила по-гречески:

- Ах, это ты, Иуда А я тебя не узнала сразу. Впрочем, это хорошо. У нас есть примета, что тот, кого не узнают, станет богатым…» [Булгаков, Мастер и Маргарита]. Здесь мы наблюдаем обращение ко всему культурному опыту, ко всей онтологической конструкции («душе») человека, что позволяет выходить к бесчисленному множеству смыслов и метасмыслов.

В данном поясе мыследеятельности имплицитно присутствуют такие смыслы, как «грех», «предательство», «ожидание отрицательного чуда», «причастность», «иррациональность».

Исследуемые лингвокультуры обнаруживают значительное сходство в том, что касается способов смыслообразования суеверий и предрассудков. Наиболее продуктивным способом смыслообразования для обеих лингвокультур в рассматриваемой нами области являются тропы – метафора, метонимия, символ, что объясняется архетипическим, «наднациональным» характером возникновения исследуемых единиц. Что касается лексических средств смыслообразования, то для суеверий русской лингвокультуры характерно более высокое содержание эвфемизмов. Так, лексема «death» («смерть») в текстах английских суеверий и примет встречается в три раза чаще, чем в русских: A lantern on the table is death in the stable (Фонарь на столе – в конюшне смерть); If a big black spider comes into the house it is a sure sign of death (Если в дом заползёт большой чёрный паук – это к смерти). If a rainbow arched over a house a death was to be in it soon (Радуга над домом – к скорой смерти одного из домашних). В суевериях русской лингвокультуры неблагоприятный прогноз зачастую «смягчается», например, Разбить зеркало – крайне плохая примета, или используются дериваты лексемы «покой»: Собачий вой – на вечный покой, Гроб больше покойника – к другому покойнику. Возможным объяснением подобного явления может служить особый характер отношения к смерти в русской культуре как к упокоению, переходу от жизни земной в царство вечное. Здесь прослеживается также страх накликать беду, опасение, что, называя предмет по имени, мы как бы зовём его, рискуя нарушить зыбкую грань между миром реальным и потусторонним.

Довольно значительным для обеих исследуемых лингвокультур представляется смыслообразовательный потенциал фонетических средств непрямой номинации. Ритм и рифма наряду с тропеическими, лексическими и стилистическими средствами художественной выразительности служат формированию метафорического значения отдельных сочетаний в текстах суеверий и примет и организации нескольких значений в единую смысловую структуру. Однако в английской лингвокультуре нами обнаружено значительно большее количество примеров использования фонетических средств смыслопостроения (32 единицы), чем в русской (11 единиц).

Само наличие рифмы в тексте, восприятие текста как рифмованного, по выражению А.А. Петровой, во многом задает его семантику [Петрова 2006]. Установка исполнителя на порождение рифмованного дискурса, рифмованной речи в некотором смысле определяет если не тематику, то настроение, общий тон его сообщения. Рифмованный текст всегда будет окрашен эмоционально, зачастую комически. Многие исследователи (А.Вежбицкая, Карасик В.И. и др.) отмечают, что для английской культуры характерны игра слов, юмор, самоирония. Своеобразие английской культуры в рассматриваемой нами сфере заключается в некоторой доле ироничности, как бы взгляде со стороны, в то время как для русской лингвокультуры характерно более серьёзное отношение к суевериям.

Построение типологии смыслов суеверий и предрассудков сопоставляемых лингвокультур позволило выявить при общем сходстве типов некоторое национально-культурное своеобразие, заключающееся в различной степени наполняемости смысловых лингвокультурных сфер языковыми единицами. Полученные результаты позволяют делать выводы об особенностях ценностной картины мира у представителей рассматриваемых лингвокультур. Исследованный материал показал наличие в русской лингвокультуре многочисленных суеверий, связанных с приходом гостей (48 единиц), что можно объяснить традиционным русским гостеприимством и хлебосольством. Подтвердим это положение словами Н.А.Бердяева, который отмечает отсутствие условностей в общении у русских людей и их потребность видеть не только друзей, но и хороших знакомых, делиться с ними мыслями и переживаниями, спорить. «Русские очень склонны соединяться в кружки и группы, спорить в них о мировых вопросах. Русские – народ не столько семейственный, сколько коммюнотарный» [Н.А.Бердяев 1990]. Английская лингвокультура демонстрирует гораздо меньшее число суеверий и предрассудков в этой области (16), причём некоторые из них прогнозируют приход нежеланных гостей и/или содержат совет о том, как избежать прихода «чужака» (stranger). Вероятно, это связано с такой ценностью английской лингвокультуры как «приватность» (privacy). Следует также отметить особый статус в корпусе суеверий и предрассудков английской лингвокультуры морских, шахтёрских примет, а также суеверий, связанных с театром, что обусловлено спецификой географического положения и культурно-исторического развития нации.

Иерархии смыслов суеверий и предрассудков сопоставляемых лингвокультур выстраиваются идентично, поскольку основу корпуса суеверий и предрассудков составляют единицы, связанные с общечеловеческими ценностями и насущными проблемами человека: повседневным трудом, здоровьем, смертью, рождением детей, благосостоянием. Анализ примеров вербализации исследуемых единиц показал принципиальное сходство смыслопостроения суеверий и предрассудков в английской и русской лингвокультурах. Отметим, что рассматриваемым явлениям в обеих лингвокультурах даётся в основном негативная оценка. Поскольку суеверия и предрассудки в европейской культуре традиционно подвергались критике, считаясь признаком невежества и ограниченности, авторы зачастую используют их для создания иронического контекста. Интересным представляется, что в обеих лингвокультурах присутствует ноэма «упрямство», свидетельствующая об укоренённости предрассудков в обыденном сознании, и ноэма «причастность», объясняемая включённостью суеверий в национально-культурную традицию.

Укажем ноэмы, реализующиеся только в рамках английской лингвокультуры: «ужас перед неотвратимостью судьбы», «благополучное избегание опасности», «дискомфорт», «ирония», «самоирония», «невезучесть вопреки общепринятым представлениям», «чрезмерное обожание традиций», «оскорбление Божества» «разрушение», «варварство». Специфичными для русской лингвокультуры оказались следующие ноэмы: «авторитет старших», «положительное отношение», «недостаточное понимание», «грех», «чудо», «несправедливость», «обида», «ожидание отрицательного чуда», «иррациональность». При анализе текстов русской художественной литературы было зафиксировано несколько случаев невербализованного выхода к этическим смыслам и смыслам культуры в парадигмах чистого мышления, что обусловило реализацию ноэмы «грех», отсутствующей в английской лингвокультуре в рассматриваемой нами области.

В заключении обобщаются результаты проведенного исследования, а также намечаются перспективы его дальнейшего развития.

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.