WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
становится своеобразным новым постправовым обычаем; во-вторых, в результате санкционирования социально полезных обычаев, т. е. создания правовых обычаев; в-третьих, жестким блокированием с помощью права и всей системы нормативного регулирования обычаев, явно противоречащих правовым предписаниям.
  • Надзор за законностью – это традиционная функция российской прокуратуры. Данная традиция формировалась более двух веков, опосредована правом и может рассматриваться как постправовой обычай. Следовательно, можно заключить, что прокуратура занимает одно из центральных мест в механизме государства по поддержанию баланса между ветвями власти. Недооценка этого обстоятельства в процессе реформирования прокуратуры может привести к дестабилизации деятельности механизма государства, в том числе в системе обеспечения режима законности.
  • Специфика правового регулирования деятельности прокуратуры по обеспечению законности во взаимодействии с обычной регламентацией данной деятельности обусловливает тот факт, что прокурорский надзор нельзя отождествлять с контрольной деятельностью иных государственных органов: во-первых, контролирующие органы, как правило, входят в систему органов исполнительной ветви власти, а прокуратура – самостоятельный орган власти; во-вторых, надзор носит внешний характер, в то время как контроль может быть внутренним; в-третьих, надзор в отличие от контроля осуществляется без вмешательства в оперативно-хозяйственную деятельность.
  • Постправовой обычай обусловливает, что надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина не поглощается общим универсальным надзором, а является самостоятельной его разновидностью. Право регулирует выделение данного направления надзора на основании его собственного предмета, цели и объема полномочий работников прокуратуры. Взаимосвязь права и обычая в рамках данного вида надзора диктует необходимость его расширения и распространения на иностранных граждан, лиц без гражданства и с двойным гражданством.
  • В специализированных прокуратурах действуют специфичные, локальные обычаи (обусловленные особенностями осуществляемой деятельности), которые посредством регулятивного воздействия достигли конвергенции с правом. Ликвидация специализированных прокуратур с передачей их полномочий территориальным прокурорам снизит эффективность деятельности прокуратуры по обеспечению законности в отдельных сферах общественных отношений, так как приведет к уничтожению сложившейся практики и внутренних традиций осуществления данной деятельности.
  • Авторские предложения по совершенствованию законодательства, регламентирующего деятельность прокуратуры по обеспечению законности.
  • Теоретическая значимость исследования определяется его актуальностью и новизной. Основные положения и выводы работы дополняют и расширяют сферу научного познания в области теоретико-правовой науки и могут послужить теоретической основой для дальнейших исследований взаимодействия обычаев и права в регулировании отдельных групп общественных отношений, а также способствовать совершенствованию законодательства в сфере обеспечения режима законности.

    Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты будут полезны при выборе мер по повышению эффективности прокурорского надзора за законностью в Российской Федерации. Материалы исследования могут быть использованы в учебном процессе высших учебных заведений и факультетов юридического профиля при изучении курсов «Теория государства и права», «История государства и права», «Прокурорский надзор» с целью углубления правовых знаний и повышения правовой культуры будущих юристов, а также при разработке учебников, учебных пособий, спецкурсов, подготовке студентами курсовых и дипломных работ по рассматриваемой тематике.

    Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертационного исследования: 1) неоднократно обсуждались на кафедрах государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний и Владимирского государственного гуманитарного университета; 2) излагались на межрегиональных научно-практических конференциях (Владимир, 2006 г., 2007 г., Иваново, 2007 г.) и научно-методических семинарах; 3) используются в процессе проведения занятий по курсам «Теория государства и права», «Прокурорский надзор» со студентами и слушателями юридического факультета Владимирского государственного гуманитарного университета; 4) отражены в публикациях автора общим объемом 5,8 п. л.

    Структура диссертации соответствует логике исследования и состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения и библиографического списка.

    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность темы, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет диссертационного исследования, его цели и задачи, раскрываются методологическая и теоретическая основы, обосновывается научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, доказывается теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

    В первой главе «Методологические основы правового и обычного регулирования деятельности прокуратуры по обеспечению законности», включающей три параграфа, уточняется сущность социально-нормативного регулирования общественных отношений, а также раскрываются особенности взаимоотношений права и обычаев на примере регулирования деятельности прокуратуры в указанной сфере.

    В первом параграфе «Специфика социально-нормативного регулирования деятельности государственных органов» рассматриваются содержание, место и роль социально-нормативного регулирования общественных отношений в аппарате государства.

    На основе анализа фактов, влияющих на упорядочивание поведения людей, автор исследует отправную для настоящего исследования категорию «регулирование».

    В результате сопоставления различных концепций диссертант делает вывод, что социальное регулирование – это специфическое (нормативное, ненормативное) воздействие на человека с целью упорядочивания его поведения и взаимоотношений с другими людьми (объектами) и внешним миром.

    Прежде чем установить место и роль социально-нормативного регулирования деятельности отдельных элементов аппарата государства, автор определяет собственные исследовательские позиции относительно соотношения понятий: «государственный орган», «механизм и аппарат государства». По мнению диссертанта, государственный орган – это элемент аппарата государства, предназначенный для реализации той или иной его (государства) функции, а аппарат государства это основная часть механизма государства.

    Исследование общих и специфических признаков функционирования отдельных элементов государственного аппарата с учетом особенностей социальных норм позволило автору выявить отличительные черты социально-нормативного регулирования деятельности аппарата государства.

    Во-первых, с помощью социальных норм регулируются взаимоотношения: 1) между отдельными органами государства; 2) государственным аппаратом и обществом; 3) отдельными государственными органами и личностью.

    Во-вторых, социальные нормы обязательны и обеспечены деятельностью соответствующих социальных институтов, в том числе государства.

    В-третьих, нормативность внешне выражается в форме системы правил, имеющих преимущественно ценностный либо внеценностный характер.

    В-четвертых, с помощью социальных норм целесообразно регламентировать только стабильные и имеющие широкое распространение взаимосвязи между людьми.

    В-пятых, к социально-нормативным средствам следует относить целый ряд локальных норм, которые формируются во взаимоотношениях между родственниками, коллегами, сотрудниками, друзьями и т. д.

    В-шестых, особенности и видовой состав социальных регуляторов напрямую зависят от регулируемой сферы общественных отношений.

    В заключение параграфа автор делает вывод, что в регулировании деятельности отдельных звеньев аппарата государства ведущее место занимает право, официально признанное в качестве единственного регулятора, которому должны следовать государственные органы. При этом право регулирует деятельность государственного аппарата во взаимосвязи с системой социального регулирования. Отсюда следует, что социальное регулирование, с помощью которого регламентируются деятельность государственных органов, и отношения, возникающие на базе социальных норм и средств, выступает связующим звеном между государственными органами, с одной стороны, и государственными органами и гражданами, с другой. Иными словами, социальное регулирование является одним из основных структурных компонентов механизма государства.

    Во втором параграфе «Право и обычай в регулировании общественных отношений» диссертант исследует различные аспекты взаимосвязи права с обычаями в указанной сфере.

    В отечественной юриспруденции под обычаем понимают правила поведения, которые в результате многократного применения входят в привычку людей и таким образом регулируют их отношения. Вместе с тем в юридической науке расходятся мнения ученых относительно включения в число обычаев нравов, традиций, ритуалов и других подобных регуляторов. На основе анализа отечественной научной литературы диссертант выделяет две господствующие точки зрения.

    Одни ученые считают, что указанные регуляторы нельзя относить к обычаям (О. Э. Лейст, И. С. Зыкин, Н. И. Матузов и др.), другие, в свою очередь (В. И. Гойман, Т. Н. Радько, М. А. Супатаев и др.), придерживаются противоположного мнения и полагают, что указанные регуляторы все же следует отнести к обычаям. Диссертант разделяет вторую точку зрения, поскольку она более обоснована по следующим причинам.

    Во-первых, все основные признаки обычаев присутствуют и в традициях, и нравах, и других выделяемых данным подходом нормах.

    Во-вторых, данная точка зрения вносит терминологическую ясность, позволяя адекватно исследовать взаимосвязь обычаев с правом.

    Далее автор анализирует особенности взаимодействия права и обычаев на примере законодательных материалов современной России и не соглашается с достаточно распространенной точкой зрения о снижении роли обычаев в регулировании общественных отношений. По его мнению, проведенный анализ, напротив, свидетельствует о повышении роли обычаев в отечественной правовой системе. Вместе с тем автор критически оценивает позицию, согласно которой указанная взаимосвязь заключается только в санкционировании обычаев и придании им статуса правовых (Л. Г. Свечникова).

    Исследование специфики взаимодействия права и обычаев позволило автору сформулировать общую классификационную модель обычаев, связанных с правом. Прежде всего, в качестве основания подразделения обычаев на виды диссертант называет область и пространство регулятивного воздействия. С этой точки зрения, как обосновывается в работе, все обычаи подразделяются на национальные, региональные, локальные, индивидуальные. Национальные обычаи связаны с жизнедеятельностью определенной нации или народности и действуют в пределах данного этноса. Эти обычаи складываются веками, обеспечивают жизнедеятельность этноса, его самоидентификацию и часто оказываются сильнее правовых предписаний (например: обычай похищать невесту). Региональные обычаи – это нормы, сформировавшиеся и действующие с учетом специфики региона вне национальной основы (например, обычаи районов Крайнего Севера, Сибири, Кавказа и т. д.). Локальные (местные) обычаи существуют в различных территориально ограниченных общностях людей (город, поселок, деревня и т. д.). Достаточно часто эти обычаи отражаются в актах местного самоуправления. В качестве разновидности локальных можно выделить деятельностные обычаи, т. е. те, которые существуют внутри организаций и сфер деятельности (например, в сфере исполнения наказаний). Эти обычаи соприкасаются с корпоративными нормами и напрямую взаимодействуют с правовыми регуляторами. Индивидуальные обычаи лишь условно можно отнести к нормативному уроню регулирования общественных отношений. Это обычаи, которыми руководствуется то или иное лицо в своей деятельности (например, требование при поддержке обвинения в суде в случае назначения наказания в виде лишения свободы нечетных сроков лишения свободы). На первый взгляд может показаться, что данная группа обычаев весьма незначительна в силу их индивидуализированности, однако на самом деле они могут играть существенную роль в регулировании общественных отношений, в том числе в правовом.

    На основании способа формирования обычаи подразделяются на следующие виды: 1) неправовые – это обычаи, которые в силу различных причин не могут иметь правового характера (например, в силу нецелесообразности – обычаи, складывающиеся в сфере регулирования любви, дружбы, товарищества и т. д.; в силу противоправности – обычай похищать невесту, неверная интерпретация юридических терминов и др.); 2) предправовые – обычаи, которые в перспективе могут стать правовыми, но таковыми еще не стали; 3) правовые – обычаи, закрепленные законом; 4) постправовые – обычаи, сформированные из многократной реализации правовых норм (например, обычай обращаться с жалобой в прокуратуру в связи с мнимым или реальным нарушением имеющихся у гражданина прав).

    По отношению к правовому регулированию автор выделяет: 1) солидарные обычаи – когда требования обычаев и права согласованы; 2) нейтральные обычаи – правила, которые по отношению к правовому регулированию индифферентны; 3) инерционные обычаи – это обычаи, которые сохраняются, а регулируемое отношение фактически перестало существовать (или перестала существовать соответствующая правовая норма) (например, обычай праздновать 7 Ноября, 12 Декабря и т. д.); 4) конфронтационные обычаи – это нормы, которые вступают с правом в противоречия.

    Pages:     | 1 || 3 | 4 |






    © 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»