WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Так, предлагается видеть сущность суверенитета государства в узком смысле в свойстве быть единственной политико-терри­ториальной организацией властвования, устанавливающей такой пра­вопорядок, которому подчиняются все физические лица и организации внутри страны, и быть независимой на международной арене (в отно­шениях с другими суверенными политико-территориальными союзами и международными организациями), вне зависимости от того, пред­ставляет она интересы всего государства в целом или его отдельных представителей (групп, классов и т.д.).

Иначе решается вопрос, если рассматривать суверенитет как свойство государства в широком смысле. Сущность такого сувере­нитета проявляется в неотъемлемом свойстве государственно-органи­зованного на определенной территории народа, решать вопросы своего коренного устройства, то есть в праве свободно выбирать и развивать свою политическую, социальную, экономическую и культурную систе­му и выступать самостоятельным субъектом международного общения.

Сущность государственного суверенитета наиболее полно отража­ется в его признаках. Поэтому четвертый параграф «Признаки госу­дарственного суверенитета» посвящен раскрытию основных черт госу­дарственного суверенитета.

Думается, что признаки государственного суверенитета необходи­мо подразделять на «основные» (отражающие сущность суверенитета) и «факультативные» (дополняющие основные). Если рассматривать суверенитет государства в широком смысле (как особого политико-территориального союза людей), то можно выделить такие основные признаки как:

во-первых, неотъемлемость суверенитета. Суверенитет является таким свойством государства, которое характеризует его как особую

14

форму организации общества, пришедшую на смену родоплеменной организации общества;

во-вторых, независимость государства на международной аре­не. Этот признак означает, что народ актуализировался в среде других народов (государственно организовался на определенной территории) и способен быть самостоятельным субъектом международных отноше­ний;

в-третьих, верховенство государства внутри страны. Данный при­знак проявляется в упорядочении и организованности внутренней жиз­ни народа (установлении определенного общественного и государст­венного строя и т.п.), в наличии особой политико-территориальной ор­ганизации властвования, выраженной вовне в системе органов управ­ления и принуждения, которая управляет территориально организован­ным народом.

Если же говорить о основных признаках суверенитета государ­ства в узком смысле, то необходимо отметить, что суверенитет вы­ступает, как:

во-первых, атрибут государства, характеризующий его как особо­го субъекта политических отношений, как главный компонент полити­ческой системы общества, отличающийся от всех остальных публично-правовых союзов;

во-вторых, суверенитет внутри страны выражается в его верхо­венстве в пределах территориальных границ. Это означает, что госу­дарство, являясь единственной политико-территориальной организаци­ей властвования, чьи решения в пределах собственных территориаль­ных границ имеют решающее значение. Только оно определяет весь строй общественных отношений в стране, законодательно закрепляя определенный правопорядок и обеспечивая его осуществление в соот­ветствующих формах. То есть суверенитет государства распространя­ется на территорию всей страны и всех людей, на все природные и иные объекты в пределах государственных границ (признак универ­сальности). А это означает, что на территории суверенного государства ни одна другая власть не может составлять конкуренцию государствен­ной власти, поскольку государственный суверенитет исключает суще­ствование других суверенных, то есть независимых и верховных поли­тических организаций, кроме самого государства. Таким образом, вер­ховенство исключает двоевластие.

В-третьих, на международной арене суверенитет проявляется, как независимость государства, под которой, как правило, понимают сво­бодную от вмешательства извне деятельность государства на междуна­родной арене.

15

К факультативным же признакам необходимо отнести: неотчуж­даемость суверенитета от государства, а применительно к федератив­ному устройству государства необходимо говорить таких признаках, как единство и неделимость суверенитета.

Пятый параграф «Источник (основа) и носитель государственного суверенитета» посвящен вопросу о том, что лежит в основе государст­венного суверенитета и кто является его субъектом.

Вопрос о источнике (основе) является в науке одновременно ма­лоизученным и дискуссионным. Как правило, под ним понимают в гносеологическом смысле - источник познания, то, откуда получают сведения о суверенитете (т.е., прежде всего, юридическую доктрину, законодательство и правоприменительную практику), в материальном смысле - материальные (фактические) условия осуществления (реали­зации) государственного суверенитета (в этом смысле говорят о поли­тической, экономической и правовой основе суверенитета). И, наконец, в политико-юридическом (формальном) смысле под источником понимают то, что фактически выступает основой верховенства госу­дарства в пределах своих территориальных границ и его независимости на международной арене. В этом смысле источник суверенитета видит­ся, в зависимости от политико-правовой традиции, либо в народе, либо в государственной власти, либо в субъектах федерации, либо в транс­цендентном начале - боге, либо в монархе.

Как представляется, вопрос о источнике суверенитета необходимо рассматривать в зависимости от того, что мы будем понимать под госу­дарством. Так, рассматривая данный вопрос применительно к узкой трактовке государства необходимо учесть тот факт, что, как правило, в государствах с монархической формой правления источником всех властей в государстве признается - монарх, а в государствах с респуб­ликанской формой правления - народ, соответственно, можно предпо­ложить, что источником суверенитета государства в узком смысле выступает монарх в монархиях, и народ в республиках. Рассматривая же государство в широком смысле, необходимо отметить, что источ­ником его суверенитета выступает государственно-организованный на определенной территории народ. Думается, что только такой подход к пониманию источника суверенитета поможет выяснить, кто является носителем (субъектом) государственного суверенитета.

На вопрос о носителе суверенитета в науке не сложилось единого подхода. Как правило, предлагается видеть в качестве такового Бога, право, власть, государство, народ, нацию, различные государственные органы, господствующий класс, международное сообщество и т.п. Од­нако, думается, что этот вопрос также решается с учетом дуалистиче-

16

ской трактовки государства. Поэтому можно предположить, что носи­телем суверенитета в широком смысле является государство, как идеальное триединство государственной власти, народа и территории, то есть, по сути, нация, или народ, образовавшие государство, но не по частям (каждому в отдельности лицу или группам лиц (классам, стра­там)), а их совокупному единству, обществу, территориально организо­ванному и управляемому особой публичной властью. А носителем су­веренитета государства в узком смысле будет выступать государст­во, как особая политико-территориальная организация властвования. То есть, по сути, определенным образом организованная власть, выра­женная во вне как система государственных органов. Однако, это вовсе не означает того, что каждый из органов государственной власти явля­ется носителем суверенитета. Только все органы государства, взятые в совокупности, могут выступать носителем суверенитета.

По сути, относительно государства в широком смысле источник и носитель суверенитета совпали в одном лице - государственно органи­зованном на определенной территории народе (нации).

В шестом параграфе излагаются основные походы к соотношению суверенитета государства с суверенитетом народа и нации.

Прежде всего, в исследовании обращается внимание на то, что различные подходы к пониманию народного, национального и государ­ственного суверенитета обусловлены тем, что возникновение этих су­веренитетов пришлось на тот период, когда в науке еще не выработа­лось понятие «государство» в современном смысле этого слова. Его либо отождествляли с личностью монарха (или иными высшими орга­нами государственной власти), либо с народом. Таким образом, идея народного, национального, парламентского и монархического сувере­нитета возникла для характеристики сравнительно высшего юридиче­ского положения народа, нации, парламента или государства соответ­ственно.

Теория государственного суверенитета зародилась в средневековье для обоснования верховенства и независимости власти монарха как единоличного властителя в рамках территории конкретного государст­ва, способного самостоятельно представлять его-в отношениях с дру­гими государствами. Суверенитет в этом смысле рассматривался как монархический (нисходящий).

В эпоху Просвещения началось возвращение к греческой трактов­ке государства как народа для того, чтобы теоретически обосновать факт производности и принадлежности всей власти в государстве a pri­ori именно ему, а не монарху, что было исторически обусловлено фор­мированием качественно новых общественных отношений несовмес-

17

тимых с идеями абсолютизма. То есть идея народного (восходящего) суверенитета, как идея тождественная демократии (народовластию), развивалась в противовес теории монархического суверенитета.

Концепция же «национального суверенитета» изначально разви­валась в рамках общегражданского подхода, то есть, по сути, отожде­ствлялась с государственным или народным суверенитетом. Все изме­нилось в середине прошлого столетия. В эпоху деколонизации появи­лось понятие национального суверенитета в собственном, этническом смысле. Под ним стали понимать «верховенство и независимость на­циональностей в решении вопросов своей внутренней жизни и взаимо­отношений с другими нациями на основе права каждого народа на са­моопределение»3.

Все это породило множество концепций соотношения понятий на­родный, государственный и национальный суверенитет. Как представ­ляется, достаточно сложно разграничить данные понятия в силу того, что почти невозможно дать четкие формулировки понятиям «народ», «нация» и «государство» часто употребляемых как синонимы. Соотно­шение этих понятий предпочтительнее рассматривать, исходя из того, что мы будем понимать под государством.

Если мы будем рассматривать государство в узком смысле, то со­отношение этих понятий видится следующим образом. Юридически правомерной категорий мыслится лишь «государственный суверени­тет». Иные виды суверенитета представляются категориями, прежде всего, политическими. Так, понятие «народный суверенитет» рассмат­ривается как политико-философская категория, возникшая в целях оп­ровержения теории суверенитета государства, олицетворявшегося в глазах сторонников идеи народовластия, с абсолютной властью монар­ха и принципом коронного владения. Возникновение же термина «на­циональный суверенитет» напрямую связано с оправданием политиче­ских лозунгов о праве наций на самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Суверенитет нации мыс­лился как своего рода «правовая гарантия» самоопределения в рамках СССР и возможности реализации советскими союзными республиками права выхода из состава Союза. Соответственно, если рассматривать суверенитет государства в узком смысле, то термины народный и на­циональный суверенитеты носят скорее политико-философский харак­тер, de jure указывающий лишь на то, что источником суверенитета является народ (нация). Они служат лишь гарантией права нации (на­рода) самоопределиться в виде отдельного государства (права на госу-

J С'удницын Ю.Г. Национальный суверенитет в СССР. М., 1958. С. 4.

18

дарственный суверенитет) или получить национальную автономию в рамках единого государства. Юридически правомерной представляется в этом смысле исключительно категория «государственный суверени­тет».

Если же мы будем рассматривать государство в широком смысле, то, понятия народный, национальный и государственный суверенитеты возможно рассматривать, как совпадающие, при условии если народ и нации государственно организовались на определенной территории. В этом смысле понятия «народ» и «нация» будут тождественны понятию «государство». До момента образования государства нацией или наро­дом говорить о наличии у них суверенитета (как верховенства внутри страны и независимости на международной арене) не приходится. По­этому, как уже упоминалось ранее, применение терминов «народный» и «национальный суверенитет» является не совсем корректным. Более логичным видится перспектива их постепенной замены. Например, термин «национальный суверенитет» можно вполне охватить понятием «право нации на культурную или иную автономию», а народный суве­ренитет - демократией, поскольку этот термин вполне отражает свой­ство народа быть источником суверенитета.

Вторая глава «Основные теории государственного суверените­та», посвящена исследованию различных теорий горизонтального де­ления государственного суверенитета, теорий суверенитета в системе федеративных отношений и теорий отрицания государственного суве­ренитета.

Так, в первом параграфе рассматриваются основные классифика­ции теорий горизонтального деления суверенитета. Как правило, суверенитет, подразделяют по способу разделения властей на законо­дательный, исполнительный и судебный. По субъекту (носителю) на суверенитет личности (потребительский, индивидуальный), нацио­нальный (этнический, общегражданский), народный и государственный и т.д. По факту реального существования суверенитет подразделяют на формальный и реальный. По методу осуществления (реализа­ции) суверенитет подразделяют на жесткий и мягкий. По содержа­нию суверенитет подразделяют на экономический, территориальный, правовой, информационный, военный, языковой, лингвистический и т.п.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»