WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

С 1701 года богадельнями ведал Монастырский приказ, а с его закрытием в 1720 году – Святейший Синод. С 1729 года эти дела были отданы «Коллегии экономии Синодального правления», которая в 1738 году перешла под власть Правительствующего Сената, а с 1744 года – в ведение «Канцелярии Синодального экономического правления». При Екатерине II богадельни перешли под управление Камер и Штатс-конторы. Наконец, Духовная комиссия взяла в свои руки общее разрешение данного вопроса.

Петр I особое внимание обратил и на улучшение способов благотворительности нищих из церковных доходов, признав, что главное назначение их состоит в обеспечении неимущих: от венчальных сборов, продажи свеч и т. п. Целям призрения, по мысли Петра I, должны были служить и монастыри, которых в государстве насчитывалось 478. При обителях заводятся приюты. Из женских монастырей мыслили сделать мастерские (шпингаузы) для женского труда: прядение, шитье, ткачество. С мая 1722 года при обителях стали устраивать «странноприимницы» или лазареты на монастырские средства.

Не ограничиваясь этими мерами и ссылаясь на практику иностранных держав, в которых и в больших, и малых городах существовали госпитали, содержащиеся за счет общих земских и частных средств, Петр I решает такие же учредить и в России для призрения сирых, убогих, больных и увечных обоего пола. Новым стало и то, что дело призрения постепенно изымается из ведения духовенства и переходит к правительству. Тем самым призрение утратило первоначальный характер частной благотворительности и сделалось предметом общегосударственного попечения.

В пользу госпиталей обращалось и имущество, конфискованное у духовных лиц по делам Тайной канцелярии и оставшееся от скрывшихся раскольников, шли и штрафные деньги, наложенные на высокопоставленных чиновников, и др.

При преемниках Петра I система призрения несколько укрепляется, а некоторые ее черты получили даже некоторое развитие, но по-прежнему церковь играла важную роль по призрению неимущих. Власти делали распоряжения и о возобновлении пришедших в упадок благотворительных заведений, стараясь обустроить новые.

Правление Екатерины II стало заметным этапом в истории отечественного призрения и благотворительности. Проводилась двойная задача попечения о нищих: заставить их работать, а неимущим – дать надежное пропитание и лечение. Не отвергались и традиционные виды призрения – богадельни. По своему сословному составу провинциальные богадельни выглядели следующим образом: преобладающим элементом являлись лица духовного звания, затем шли солдаты, потом разночинцы и, наконец, крестьяне.

Но наибольшим толчком к развитию закрытых благотворительных заведений стало учреждение приказов общественного призрения, начавших свою деятельность с 1781 года. Им поручалось «установление и надзирание сиротских домов для призрения и воспитания сирот мужского и женского пола, оставшихся после родителей без пропитания»; «установление и надзирание» мужских и женских богаделен для убогих, увечных и престарелых, «кои пропитания не имеют»; заведение «особого дома для неизлечимых больных, кои пропитания не имеют»; установление домов для сумасшедших и работных домов. Приказам вменялось в обязанность устраивать и содержать народные школы, сиротские дома, больницы, аптеки, богадельни, работные дома, дома для неизлечимых больных, дома для сумасшедших и смирительные дома8.

Приказы вводились в действие постепенно: первый был открыт в Новгороде в 1776 году, а второй – в 1778 году в Твери. К концу правления Екатерины II из пятидесяти губерний в сорока были открыты данные учреждения.

Глава вторая «Нищенство и бродяжничество в России в ХIХ начале ХХ века: законодательные и практические проблемы» посвящена анализу законодательства против нищих и бродяг, их судебному преследованию и призрению, а также причинам сохранения данного общественного зла на рубеже веков; состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Законодательное и судебное преследование нищих и бродяг» исследуются правовые и судебные меры против профессионального нищенства и бродяжничества.

При Александре I отношение к нищим стало более гуманным. Однако это оказалось недостаточным для пресечения нищенства и бродяжничества. 23 мая 1825 года он издает указ. Данным указом предлагалось:

1) губернаторам привести в порядок всех нищих калек и помещичьих крестьян;

2) полиции строго указывалось, чтобы нищие калеки и в особенности лженищие самовольно не отлучались из своих селений;

3) за нерадение о призрении нищих калек, за допуск им отлучаться из своих селений и за бродяжничество приказывалось подвергать строжайшему взысканию помещиков и волостных голов9.

Принятые им меры к пресечению нищенства были подтверждены, дополнены и развиты Николаем I. Ввиду значительного количества нищих, наполнивших Московский и Белорусский тракты, Николай I в 1826 и 1827 годах командировал особых чиновников для письменной их фиксации: помещичьих и казенных селений крестьян – нищих полиции приказывалось возвращать «по принадлежности»; калек и увечных, принадлежавших к казенному ведомству, помещать в приказы общественного призрения; задержанных нищих из других губерний препровождать за счет помещиков или крестьянских обществ в места их прежнего жительства. Затем последовали другие указы и распоряжения.

Долгое время бродяжничество квалифицировалось как деяние, влекущее за собою не столько карательную репрессию, сколько меры, направленные на возвращение беглого его хозяину. Уголовных репрессий против бродяг российское законодательство ХVIII века не знало, и лишь с изданием Закона 22 марта 1828 года начинается криминализация бродяжничества. Уложение о наказаниях 1845 года придало бродяжничеству характер уголовно наказуемого деяния и послужило основой действующего впоследствии законодательства, по которому бродяжничество было определено как преступное состояние, характеризуемое моментом сокрытия личности.

Особенные меры предпринимались для охраны Санкт-Петербурга и Москвы от нашествия нищих из других городов и запрещения и искоренения нищенства в столицах. Однако полиции было не до нищих, так как у правоохранительных органов, как они сами считали, были дела поважнее, и потому зачастую они делами просящих милостыню не занимались.

В губерниях существовала система мер по предотвращению нищенства, в которой были задействованы разные уровни власти. В обязанности губернского правления по-прежнему входило попечительство о прекращении нищенства. Губернаторы должны были предпринимать меры к уменьшению нищенства, земская полиция стараться его пресекать, применяя дифференцированный подход к нищим. Кроме этого, каждое сословие должно было не допускать своих людей до нищенства и в необходимых случаях оказывать им призрение и общественную помощь. Но, несмотря на это, борьба с нищенством в основном сводилась к репрессивным мерам. Законодательные запреты оставались мертвой буквой. Указами не затрагивались коренные причины появления нищенства, и в лучшем случае обращалось внимание на их функционирование.

Законодательство различало простое и квалифицированное нищенство. Дела о простом нищенстве подлежали рассмотрению мировых судей на основе «Устава о наказаниях налагаемых мировыми судьями». Общее число осужденных мировыми судами по Европейской России, например, за 1896–1905 годы было 10 431 человек. Ежегодно осуждалось за такое деяние около 1 000 человек. Приговаривались к наказанию в основном городские, а не деревенские нищие. Однако доля осужденных за прошение милостыни к количеству выявленных нищих по России в целом была ничтожной и составляла лишь 0,3%.

Законом от 12 июня 1889 года в Российской империи, за исключением столиц и некоторых крупных городов, был упразднен институт мировых судей, рассмотрение дел о прошении милостыни было отнесено к компетенции волостных и городских судов. Подобного рода дела в волостных судах составляли редкое исключение и не подлежали статистическому учету.

Второй параграф «Причины профессионального нищенства, его виды и формы на рубеже ХIХХХ веков» посвящен причине распространения профессионального нищенства в изучаемый период.

Различные причины нищенства, существовавшего в Российском государстве, можно объединить в три большие группы: внешние, внутренние и социальные. Первые причины были обусловлены стихийными факторами, такими как пожары, неурожаи, градобития, падежи скота. Вторые – вызваны индивидуальными физическими, психическими особенностями людей, а также их семейным положением и моральными качествами. Главное значение имели социальные причины, так как два первых вида причин обычно опосредовались ими и составляли при определенных условиях только возможность обеднения и нищеты.

Сложные и многообразные социальные причины можно разделить на несколько групп: экономические, юридические, культурные и административные.

Экономические причины следует считать коренными, так как сама нищета относится к области экономических явлений. В целом главными экономическими причинами, способствовавшими превращению русского бедняка в нищего, были, во-первых, недостаточная обеспеченность крестьян землей и ее низкая производительность; во-вторых, несоответствие повинностей, лежавших на крестьянах, с их доходами; в-третьих, непостоянство заработка в промышленных центрах; в-четвертых, низкая заработная плата неквалифицированных рабочих.

Юридические причины нищенства заключались в слабой правовой защите населения и несовершенстве некоторых законодательных норм. Так, лица, высланные на местожительство за нищенство, бродяжничество, а также отбывшие уголовное наказание с последствиями, запрещавшими проживание в столицах и губернских городах, увеличивали контингент нищих, создавая бродячий пролетариат.

Административные причины нищенства заключались в неэффективности государственного и общественного призрения. В России существовал комплекс причин, вызывавших нищенство, которые переплетались во взаимодетерминирующий узел зависимостей, порождавших появление различных типов нищих.

Дореволюционные исследователи пытались разработать классификацию типов нищих, подразделяя их на классы и группы. Но несмотря на социальную неоднородность, нищим была свойственна общая субкультура, которая была отгорожена от общепринятых культурных ценностей и норм. Нищие составляли особый слой маргиналов в обществе.

В крупных городах нищие жили организациями, где существовала своя иерархия и строгие правила поведения. Например, в 1910 году в Киеве организованная шайка нищих разделила город на сферы влияния между «нищей аристократией».

Сельское нищенство отличалось от городского по формам организации. Нищенствовали не только отдельные лица, но и целые деревни, волости, образуя «нищенские гнезда». Эти профессиональные нищие, из поколения в поколение сохранявшие ремесло, собирали подаяние в деревнях и городах «на погорелое», убожество, неурожай, градобитие, построение храмов.

Среди нищих встречались индивиды, скопившие на подаяниях тысячи и даже десятки тысяч рублей. В городах сбережения нищих нередко служили ростовщическим капиталом.

Данные всероссийской переписи 1897 года дают цифры о количестве нищих. В них имеются две группы, одна – нищие бродяги, странники, богомольцы, гадалки и прочие составили 362 514 человек; другие, не указавшие своих занятий и средств к существованию, – 316 646.

Контингент нищих формировался из представителей разных сословий, в состав которого входили обедневшие дворяне, разорившиеся купцы и мещане, бывшие фабричные рабочие. Но основной массив нищих – 80% составляли выходцы из деревни.

Нищенство России в конце XIX – начале XX века представляло обычное явление, пустившее глубокие корни в обществе.

В третьем параграфе «Система государственного призрения нищих» анализируются благотворительные меры правительства в отношении неимущего населения.

Заслуги народной «жалостливости» и нравственное значение обычного соболезнования «несчастным» были признаны и Александром I, когда Указом от 16 мая 1802 года учреждается Филантропическое общество. Впоследствии оно переименовалось в Императорское человеколюбивое общество, которое довольно быстро расширилось и уже за время правления императора успело открыть несколько крупных учреждений и образовать четыре попечительства о бедных в Казани, Воронеже, Уфе и Слуцке.

Для призрения нищих и бедных в губерниях Российской империи продолжали действовать приказы общественного призрения. Изданные по этому предмету законы подробно определяли их обязанность, средства, права и преимущества. По указу Николая I некоторые из заведений Санкт-Петер-бургского приказа общественного призрения 6 января 1828 года были приняты императрицей Марией Федоровной под ее августейшее «начальство». После ее кончины монарх утвердил Положение для управления богоугодными заведениями в Санкт-Петербурге. 30 апреля 1828 года появляется «Дом императрицы Александры Федоровны для призрения бедных», который в 1860 году причисляется к ведомству Учреждений императрицы Марии.

Этими мерами не исчерпывалась деятельность правительства Николая I по призрению нищих в столице. 9 декабря 1835 года при комитете Санкт-Петербургского попечительного общества о тюрьмах учреждается особый Комитет для разбора нищих и изыскания способов к искоренению нищенства в столице, который в 1838 году принимается под высочайшее покровительство.

Главная цель Комитета – искоренение нищенства:

1) разбор нищих или людей, просящих милостыню и забираемых полицией;

2) изыскание средств к надежному помещению и возможному пособию первым и деятельных мер к обращению последних от праздности к честному и полезному труду;

3) изыскание способов к учреждению впоследствии заведений для призрения нищих;

4) составление из всех наблюдений, опыта и изданных постановлений одного общего и полного Положения об искоренении нищенства.

В 1838 году учреждается подобный комитет и в Москве, который также продемонстрировал свое бессилие: с 1877 по 1892 год около половины клиентов отправлялись в места приписки или отпускались с внушением «не нищенствовать». Столичные комитеты не имели достаточно средств для того, чтобы справиться со всеми нищими; собственных мастерских также не было; фабриканты и заводчики нищих не брали.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»