WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

5. В отношении «прямых нищих» Петр I не игнорировал и мер призрения, обратив особое внимание на улучшение способов их благотворительности из церковных доходов, признав, что одно из главных назначений церкви состоит в помощи нищим. Правление Екатерины II стало заметной вехой в истории призрения данной группы населения. Она создает закрытые благотворительные учреждения в виде приказов общественного призрения, ставших первыми специальными государственными органами, на которые возлагалась обязанность разрешать дела призрения и иные социально-культурные вопросы в отношении неимущих людей. Однако закрытость приказов сказалась на их деятельности, ставшей малодоступной для населения, постепенно вырождаясь в обюрократившуюся отрасль государственного управления делами призрения.

6. Русское государство не скоро отказалось от уверенности в успехе борьбы с нищенством путем репрессий, хотя и делались заметные уступки требованиям новейших правовых и общественных взглядов. К тому же строгие законы и сенатские постановления мало применялись, во-первых, потому, что наказание нищенства противоречило правилам церкви, во-вторых, не было согласно с взглядами общества на милостыню. Практика мировых судов показала, что к уголовной ответственности привлекалось не более 3–5% от всех просящих милостыню. К началу ХХ столетия судебно-уголовные репрессии против нищих и бродяг были признаны недостаточными, и бремя борьбы взяли в свои руки совместно правительство и общество, изыскивая новые способы и приемы по искоренению этого зла.

7. Общественное призрение ХIХ – начала ХХ века явилось высшей формой помощи бедным и было основано на сознании необходимости помочь всем его членам, на известной солидарности всех граждан. Преследуя цель разумной помощи беднейшей части населения, общественное призрение нуждалось в широкой организации, которая и была создана как в столицах, так и на губернском уровне. Первоначально законодательство утверждало обязанности призрения по месту рождения или проживания, но постепенно пришлось отказаться от такой схемы, оказавшейся дорогой и затруднительной. Потому с введением земского и городского самоуправления и упразднением приказов общественного призрения на него легла передача разбора и призрения нищих.

8. Ведомственный антагонизм, ревнивое отстаивание каждым учреждением своих прерогатив препятствовали созданию общегосударственного объединяющего органа по делам призрения неимущего населения. И публичное призрение, и частная благотворительность распылялись между отжившими сословными корпорациями и учреждениями. Планомерная организация публичного призрения и координирование его с частной благотворительностью оказались при таких условиях неосуществленными. К тому же, учреждения, оказывавшие помощь нуждающимся в дореформенных условиях, за немногим исключением имели в виду не призрение, как определенную задачу, лежащую на государстве и местных союзах, а чисто благотворительную помощь, проявление христианского милосердия.

Теоретическая значимость исследования. Основные положения работы дополняют и развивают определенные разделы истории права и государства, а также административного и муниципального права. Они будут полезны ученым разных специальностей (юристам, религиоведам, социологам, историкам и т. п.).

Практическая значимость исследования заключается в том, что результаты диссертационного исследования могут быть использованы в преподавании теории и истории права и государства, административного и муниципального права. Полученные в результате исследования выводы могут быть также применены при совершенствовании законодательства в социальной деятельности общества, государства и церкви.

Апробация результатов исследования. Работа подготовлена и обсуждена на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской правовой академии. Основные положении диссертационного исследования отражены в научных публикациях, а также в докладах на научных конференциях: «Конституция Российской Федерации и перспективы дальнейшего развития российского законодательства» (НФ ГУ – ВШЭ, Н. Новгород, 2003 г.); «Современные проблемы в области экономики, менеджмента, социологии и юриспруденции» (НФ ГУ – ВШЭ, Н. Новгород, 18 мая 2004 г.); «Перспективы социального управления» (Волго-Вятская академия государственной службы, Н. Новгород, 2006 г.); «Современные проблемы в области экономики, менеджмента, социологии и юриспруденции» (НФ ГУ – ВШЭ, Н. Новгород, 27 апреля 2005 г.); 11-я Нижегородская сессия молодых ученых. Гуманитарные науки. Секция юриспруденции (ННГУ, Н. Новгород, 15–19 октября 2006 г.); «Национальное достояние России: история, политика, экономика, право» (НФ ГУ – ВШЭ, Н. Новгород, 12 апреля 2007 г.); «Современные проблемы в области экономики, менеджмента, социологии и юриспруденции» (НФ ГУ – ВШЭ, Н. Новгород, 20 апреля 2007 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая глава «Законодательные и практические меры по регулированию нищенства и бродяжничества в Российском государстве до ХIХ века», состоящая из трех параграфов, посвящена историко-правовым вопросам развития нищенства и бродяжничества, борьбе с этим явлением и призрению неимущего населения в России с древнейших времен и до конца ХVIII столетия.

В первом параграфе «Причины распространения нищенства и бродяжничества в Российском государстве в ХХVIII столетиях» анализируются религиозные и бытовые причины возникновения и существования в течение веков нищенства и бродяжничества.

Российское право определяло нищих как класс людей, о существовании которых должны заботиться другие, а в уголовно-юридическом смысле нищенство – это проступок, заключающийся в обращении к благотворительности, при условиях, делающих такое обращение наказуемым.

Что касается термина «бродяжничество», то законодательство под этим явлением признавало как «жительствующих где-либо, так и переходящих или переезжающих из места в место не только без ведома подлежащих полицейских начальств и без установленных на то видов, но и без всяких средств доказать настоящее свое состояние или звание, или же упорно от сего оказывающихся».

В своем исследовании мы будем говорить об определенной категории бродяг, бродяг-нищих, так как нищенство составляло привилегированную и наиболее распространенную профессию бродяжничества (по терминологии древнерусского общества – «страннолюбие»).

Исследователи, занимавшиеся данной проблемой, согласны с тем, что данный социальный недуг был связан с возникновением христианства, положившим в свою основу любовь к ближнему, проявляя ее подачей милостыни нищим. Первое яркое проявление такого христианского нищелюбия на отечественной почве, отмеченное летописцами, относится ко времени правления Владимира Великого. В церковном уставе 996 года князь передает церков­ному управлению заботы о целом ряде нуждающихся лиц: вдовиц, калек, странников, хромцов и слепцов. С этого времени щедрость к нищим вошла в народный обычай, составляя, после сооружения храмов, главную сущность русского благочестия, и породила новый род жизни, новое ремесло – нищенство.

У древнерусского человека подача милостыни выражалось чувством милосердия и сострадания. Если бы не было нищих, благочестивый человек не мог бы утешить свою совесть: подать нищему – стало означать проложить себе путь к прощению от Бога. Постепенно укореняется взгляд на благотворительность, «нищекормление» как на богоугодное дело, а на нищих как на ходатаев Бога.

При господстве такого взгляда на нищих никто, разумеется, не смотрел на них с точки зрения общественного благоустройства и порядка, а потому мало кто останавливался на вопросе о чрезмерном увеличении их числа. Обильная и всем доступная милостыня соблазняла многих оставить трудовую жизнь и идти побираться.

Ради спасения души проявляется новая особенность нищенства в Древней Руси: полная безразборчивость в милостыни, отсутствие всякой дифференциации ее просящих. Почти при каждой церкви или соборе находилась изба (иногда даже несколько) или особое помещение для нищих. Их питомцы назывались «церковными нищими» или «соборными нищими» и именовались еще по имени того собора, при котором они находились: архангельскими, успенскими, васильевскими и т. п.

На рубеже ХV–ХVI веков к нищим оседлым присоединились «калики перехожие», нищие кочевые или бродяги, в числе которых с трудом можно было распознать, кто питается Христа ради, а кто укрывается от наказания. Питательной средой для нищих являлись экономические и социальные условия того времени, а также многочисленные войны, разруха и голод.

Нищенство, выросшее на благодатной почве бесконтрольной подачи милостыни всякому просящему, чрезмерно развивалось и разрослось, и это заставило правительство принимать различные меры борьбы с ним. Такие попытки были предприняты даже в законодательном плане. Иван Грозный, созвав Стоглавый собор, в череде поставленных вопросов перед иерархами церкви поставил вопрос и о нищих. Собор впервые попытался установить классификацию нищенства. Тогда же была предпринята законодательная попытка регулирования проблемы с призрением нищих. Статья 91 Судебника 1550 года разрешала жить при монастыре лишь «нищим, которые питаются от церкви Божия», то есть нетрудоспособным. Однако нет свидетельств о том, была ли эта мера осуществлена на практике.

Нищенская милостыня была самой первой, сначала спонтанной, а потом укоренившейся традицией в русском общественном сознании, видом своеобразной благотворительности на Руси.

Во втором параграфе «Законодательная и практическая борьба против нищенства и бродяжничества в ХVIIХVIII веках» речь идет о правовом противодействии властей распространению нищих и бродяг.

В России первым законодательным актом, трактующим нищенство как преступление и устанавливающим за это известное наказание, стал Указ царя Федора Алексеевича 1682 года. Предпринимается правовая дифференциация тунеядствующих нищих от не способных к труду людей. Здоровым нищим запрещалось бродить по улицам городов «всего Московского государства». 30 ноября 1691 года увидел свет указ «О забирании нищих, притворяющихся увечными; о пересылке на прежние жительства, и о наказании их, когда пойманы будут в нищенстве во второй раз».

Власть надеялась путем ужесточения наказания за «притворное» нищенство искоренить его вообще. Но обычная русская бытовая практика «опрокидывала» пожелания правительства. Указы оказались бессильными в борьбе с «гулящими людьми», а общество по-прежнему милостынями поощряло и тем самым укореняло и развивало нищенское зло.

Правление Петра I в этом направлении сделало решительный шаг, задавшись целью уничтожить нищенство, в особенности лженищенство. Преобразователь России впервые усомнился в святости нищих. Монарх издал серию указов, запрещавших под опасением наказания нищим переходить для прошения милостыни из одного города в другой, из одного уезда в другой. Нищих арестовывали, имеющиеся у них деньги отбирались в пользу их помещиков, а самих попрошаек подвергали телесному наказанию. Под угрозой денежного штрафа подданным предписывалось не подавать милостыню.

Нищие на короткое время затаивались, а некоторые, видимо, были пойманы и наказаны, но сам порок не искоренялся, и опять приходилось повторять старые и издавать новые, еще более строгие законы.

На местах надзор за недопущением просить милостыню осуществлялся земскими комиссарами, выбираемыми из дворянской среды. Высший же надзор в провинциях возлагался на обер-комендантов и комендантов (по Инструкции 1719 года – на воевод), в Петербурге – на генерал-полицмейстера, а в Москве с 1722 года – на обер-полицмейстера.

С 1722 года правительство стало производить «разбор» нищих: крепостных отдавали помещикам, посадских – в посады, молодых – в казенные работы, женщин – на фабрики, мальчиков – в гарнизонные школы, или, если кто пожелает, в частные руки на воспитание.

В последовавшее за правлением Петра I время борьба с нищенством и нищими продолжилась. Но, несмотря на проводимые правительством репрессивно-полицейские меры против нищих и «прочих пришлых бродящих людей», положение не менялось, а указ «О прекращении нищенства» от 28 августа 1736 года подтвердил неэффективность ранее применяемых мер. К 60-м годам ХVIII столетия дело с нищими и нищенством обстояло чуть ли не хуже, чем в прежние годы.

Указ от 8 октября 1762 года прошение подаяния рассматривал как деяние, запрещенное законом. Сенатским указом от 27 февраля 1772 года праздношатающихся и собирающих милостыню в Москве рекомендовалось собрать «с надлежащею осторожностью», выслать из Москвы в места их жительства. Данное гуманное выражение скоро привьется в российском законодательстве, перейдет ХIХ век и даже сохранится в своде положений Устава о предупреждении и пресечении преступлений.

При Екатерине II получает широкое развитие наказание нищих в виде принудительных работ. Указ 12 августа 1775 года в этом плане стал решающим: в Москве создается особое подведомственное полиции учреждение – работные дома для «молодых лет ленивцев», просящих милостыню, «нежели получить пропитание работаю»7. Работные дома можно рассматривать как карательно-исправительные учреждения, но впоследствии они получили несколько иной характер – работаю доставить прокормление неимущим и отучить их от попрошайничества и тунеядства. Практические последствия этому, однако, были невелики: кроме Москвы, в провинции возникло лишь два работных дома.

В третьем параграфе «Правовое регулирование призрения нищих в ХVIII столетии» рассматриваются благотворительные меры правительства в отношении нищих.

Петр I в отношении «прямых нищих» не игнорировал и мер призрения, на первых порах оставляя и открывая новые при приходских церквах богадельни.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»