WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

В параграфе втором раскрываются концептуальные основы генетического принципа и его теоретико-методологическая, системообразующая роль в познании и формировании правовой системы. Анализ генетического принципа осуществляется на основе концепции детерминизма, разработанной автором. Генетический принцип включает в себя систему методов правовой детерминации: метод познания главного детерминирующего звена права и правовой системы; метод познания источников саморазвития права (метод взаимодействия); метод исследования и формирования правовой реальности как системы взаимосвязей и взаимообусловленностей правовых явлений. Использование этих методов помогает понять способы и механизм детерминации, развития и формирования правовой системы и ее институтов. Диссертантом  проанализирована характеристика многоуровневой структуры детерминизма, ее диалектическая природа. Раскрыто специфическое содержание и формы осуществления детерминизма в правовой сфере общественной жизни, показано, что такой подход позволяет выйти на методологию правового детерминизма; проанализирована теоретико-методологическая значимость многоуровневого характера правового детерминизма для познания неоднозначных, противоречивых явлений и процессов становления правовых институтов и правовой системы в целом. Выявлена методологическая несостоятельность и ограниченность попыток сведения методологии правового детерминизма к ее простейшим и абстрактным формам.

Такой подход, как доказывается в диссертации, позволяет с более глубоких теоретико-методологических позиций подойти к обоснованию генезиса, механизма и внутренней взаимосвязи элементов правовой системы. В силу этого данный принцип приобретает фундаментальное значение в методологии познания и построения правовой системы.

В параграфе третьем исследуются основания, методы и методологические подходы в познании и формировании правовой системы. Автор разделяет точку зрения, что предметная область правового мировоззрения – это система взглядов, убеждений, принципов, установок и ориентиров в правовом пространстве как специфическом пространстве общества. Основная теоретико-методологическая роль правового мировоззрения, с точки зрения рассматриваемых в диссертации аспектов, состоит в формировании рационального способа построения правовой системы3

. Вместе с тем анализ правовой ситуации, проведенный в работе, показывает, что в современных условиях при отсутствии необходимого теоретического и методологического обоснования путей и методов формирования правовой системы заметно возросла роль обыденного типа правосознания. Вторая особенность заключается в механизме формирования различных типов мировоззрения. В условиях усиления обыденного правосознания и правового нигилизма возрастает роль иррациональных компонентов мировоззренческих установок, которые оказывают негативное влияние на процессы формирования правового сознания и правовой системы в целом4. Их влияние в современных условиях проявляется в стремлении «вытеснить» из правового пространства рациональные методы и способы формирования правосознания личности. В современном правоведении, кроме этого, проявляется «скрытая» иррациональная форма мировоззренческих установок, основой которых выступает утверждение, что задача построения правовой системы – дело не сегодняшнего дня, а будущего, ибо в условиях «правового беспредела» невозможно продуктивно решать задачи формирования правовой системы. По убеждениям диссертанта, именно в сложившейся ситуации необходима активная жизненная позиция ученого-юриста в решении задач построения эффективной правовой системы.

Проведенный автором анализ гносеологического подхода в познании и формировании правовой системы показывает, что этот подход в общей теории права приобретает особую актуальность, в том числе в силу формирующегося в правоведении гносеологического плюрализма. В последнее время наряду с материалистическим правопониманием получают развитие и идеалистические правовые концепции, питательной основой которых является крайний индивидуализм, абстрагирующийся от конкретных, реальных отношений правовой действительности. Теория познания столкнулась с позицией отдельных правоведов о необходимости пересмотра диалектического метода познания, причем не посредством «снятия», т.е. устранения догматических его форм, а путем отказа от него и замены упрощенными концепциями и приемами, что в конечном счете ограничивает методологические возможности общей теории права и правоведения в целом. По мнению автора, диалектика как теория познания и методология не только не отрицает иных научных подходов и школ, но позволяет увидеть их в единой системе знаний. Особенно важно отметить, что диалектический метод правопознания не умаляет значения других методов и подходов, а напротив, способствует их исследованию и развитию, ибо обладает системообразующей и конструирующей функциями. Другой актуальной проблемой современной гносеологии является дискуссионный вопрос о принципе единства теории и практики. Это происходит потому, что в гносеологии нет четких представлений о механизме взаимодействия юридической теории и юридической практики, что не позволяет правоведу выстроить четкие теоретико-познавательные ориентиры. Важным элементом такого механизма выступает раскрытие внутренней взаимосвязи и взаимообусловленности между юридической практикой и юридической теорией. В качестве примера диссертант анализирует вопросы об истинности норм права и специфической форме юридического знания. В этой связи автор считает правомерной позицию, согласно которой правотворчество представляет собой не столько производство знаний, сколько разновидность социального конструирования, связанную с переводом теоретических знаний в сферу практической деятельности.

Одним из принципиально значимых теоретико-методологических подходов при познании и формировании правовой системы является аксиологический подход. Актуальность этого подхода для рассматриваемых в работе проблем прежде всего связана с осмыслением новых аспектов общечеловеческих правовых ценностей. Современные условия предполагают преодоление абсолютизации либерально-индивидуалистических позиций в трактовке таких правовых ценностей, как справедливость, равноправие, свобода и раскрытие социальной, конкретно-исторической природы этих ценностей, использование новых возможностей, которые предполагает социально-ориентированная экономика, социальное государство, эффективная правовая система и ее институты. В диссертации рассматриваются и другие аспекты аксиологического подхода, среди них: анализ современного общества, государства и права с точки зрения аксиологической составляющей, гуманистической ориентации права; раскрытие ценностного аспекта понятий и категорий общей теории государства и права; определение роли и места аксиологического подхода в выборе и использовании различных методологических средств.

Особое место в диссертации отводится мало исследованным аспектам системного анализа и логике его многоуровневого понимания. Автор делает акцент на исследование диалектической природы системного метода. Осуществлена классификация уровней системной методологии. Критериальной основой первого уровня выступают суммативные характеристики правовой целостности, на втором уровне целостность характеризуется как система взаимосвязанных, но автономных подсистем, на третьем – существенными характеристиками целостности являются «саморазвитие» и «самоорганизация» элементов правовой системы. Показано, что при таком подходе применение системной методологии позволяет эффективно решать сложные теоретико-методологические задачи построения и конструирования правовой системы.

Проводится исследование метода конкретного анализа в познании и формировании правовой системы общества, роли и места в раскрытии этого метода концепции «социальной инженерии» и юридических конструкций. Как показано в диссертации, взгляды отдельных правоведов на метод конкретного анализа как эмпирический прием не вполне правомерны. Ибо такой подход, согласно проведенному исследованию, не позволяет в полной мере использовать для познания и формирования правовой системы принцип историзма, ведет к эмпиризму, создаёт почву для методологического нигилизма, препятствует осуществлению научно обоснованной концепции построения правовой системы, ее структурных элементов. В действительности, с точки зрения проведенного теоретико-методологического обоснования, рассматриваемый метод призван раскрыть предмет исследования посредством анализа конкретной правовой ситуации, представляя собой путь к поиску конкретно-правовой истины. Существенной чертой этого метода является познание конкретной ситуации как единства многообразия определений. Так, использование этого метода предполагает анализ правовой ситуации с различных сторон с учетом всех ее взаимосвязей: соблюдения принципов прав и свобод человека; правовой политики; уровень правотворчества; результативности механизма реализации законов; эффективности и профессионализма правоохранительных органов; уровня правосознания и правовой культуры; уровня и форм преступности и иных правонарушений.

Глава 2. «Справедливость как принцип формирования правовой системы». В параграфе первом осуществляется исследование русской школы возрождения естественного права. Анализируются научные воззрения Б.А. Кистяковского, И.В. Михайловского, П.Н. Новгородцева, В.С. Соловьева, Б.Н. Чичерина.

Автор обращает внимание на проблемы, разработанные этими мыслителями. Они дополняют существующие в то время западно-европейские концепции о праве, правовом государстве и принципе справедливости, конкретизируют и развивают их применительно к своеобразию исторического и национального пути России. Анализ этих работ позволяет установить их историческую связь с современными позициями правоведов по теоретико-методологическим вопросам исследования категории справедливость, соотношения государства и права, роли и места правовой личности в обществе.

В параграфе втором диссертантом проведен анализ принципа справедливости как важнейшего признака права. В работе предпринята попытка преодолеть существующее в правоведении одностороннее представление о справедливости как формальном правовом принципе. Дано авторское видение этого принципа. На основе проведенного автором исследования формальная справедливость – это лишь первая, исходная ступень познания данного принципа и определения его роли в общей теории права. На этой ступени связь между нравственностью и справедливостью внешняя и формальная: право есть нормативное закрепление справедливости. Проведенный в работе теоретико-методологический анализ позволяет раскрыть новые черты и свойства, которые присущи второй, содержательной ступени справедливости. Она представляет собой интегральное единство права и нравственности и социально-экономических ценностей. Связь между ними внутренняя. Право и нравственность выступают по отношению друг к другу как «свое иное» в виде единой сущности: «право как справедливость». Равенство как принцип права приобретает содержательные характеристики и выступает в виде равенства в должном, то есть равенства, включающего в себя оптимальную в данном конкретно-историческом правовом пространстве степень социально-экономической, правовой и нравственной составляющих. Действие справедливости осуществляется на двух уровнях: индивидуальном, представляющем действие справедливости по отношению к конкретной личности, и общем, отражающем общесоциальные интересы, что позволяет установить баланс между личной и общесоциальной справедливостью, придает устойчивость и социально-ценностную ориентацию всей правовой системе. Справедливость, как принцип и высший признак права, предполагает одновременность действия на всех уровнях правовой системы, в том числе в правотворческой, правоприменительной деятельности и в правосознании. Существенным моментом справедливости является свойство гуманизации. Гуманистическая составляющая справедливости имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Она, в частности, означает, во-первых, точное соответствие юридической ответственности характеру правонарушения, его общественной опасности; во-вторых, обязательный учет и оценку индивидуальных особенностей личности, таких, как условия жизни, мотивы совершения правонарушения, возраст, пол, наличие детей, личные качества; в-третьих, она является одним из главных критериев развития гуманистического потенциала отраслевого законодательства и правовой системы в целом, определяет содержание юридической нормы, служит критерием и основой легитимности и легальности государства.

Глава 3. “Системный анализ права как основополагающего элемента правовой системы” В параграфе первом рассмотрены концептуальные, теоретико-методологические аспекты познания сущности права. Автор исходит из позиции, что правовая система как категория общей теории права – это развернутое и конкретизированное понятие права, его сущности. Анализируя различные подходы к понятию сущностных характеристик права, диссертант разделяет существующую в правоведении точку зрения, что оптимальный путь решения проблемы определения сущности права состоит в раскрытии соотношения свободы и права. В работе исследуются логические ступени интеграции права и свободы, и тем самым «снимается» существующее представление о них как о несовместимых понятиях. Логические ступени интеграции формулируются как формально-правовая и как естественно-правовая свобода. В процессе этого анализа рассматриваются отечественные юридические концепции интеграции права и свободы, в частности, либертарно-юридическая (В.С. Нерсесянц), западно-европейские концепции «конвергенции» юридического позитивизма и естественного права (Г. Харт, Л. Фуллер, Н. Лукман).

Используя системный метод, который объясняет целостность элементов в их «самообусловленности», автор, не отрицает положительных моментов этих концепций. Вместе с тем проведенное в диссертации исследование позволяет раскрыть более содержательно уровни и степени интеграции. Среди них особое место занимает уровень интеграции права и свободы, который, по мнению автора, позволяет выявить реальную правовую свободу, правовую свободу как «реально сущее». Это высший уровень интеграции. В то же время единство естественно-правовых и позитивно-правовых начал не исключает асимметричности имманентно взаимосвязанных сторон, а именно относительного приоритета естественно-правовых начал. Эта позиция прежде всего объясняется тем, что при данном подходе к исследованию сущности права (сущности первого порядка) естественно-правовые начала составляют содержание, а позитивно-правовые – форму проявления этого содержания. В конкретно-историческом социуме реальная правовая свобода детерминирована уровнем социокультурного развития общества.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»