WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

принуждения: меры, принимаемые Конституционным Судом; приостановление Президентом действия акта органа исполнительной власти субъекта Федерации; отмена Президентом РФ постановлений и распоряжений Правительства РФ; роспуск Государственной думы; отказ в заверении списков кандидатов, вынесение предупреждения кандидату, избирательному объединению, отказ в регистрации кандидата (списка), отмена решстрации кандидата (списка); признание выборов недействительными по решению суда.

Государственно-правовое принуждение в сфере конституционного права призвано закрепить и сформировать правомерное поведение высших должностных лиц, урегулировать их деятельность и деятельность государства в целом.

В рамках данного параграфа анализируются наименее исследованные в юридической литературе, самостоятельные виды конституционно-правовой ответственности: федеративная и мунщипалъно-правовая.

Проблемы, связанные с ответственностью субъекта Федерации, ответственностью муниципальных образований, органов и должностных лиц местного самоуправления отличаются особой актуальностью и требуют более активного обсуждения научной общественностью. В первую очередь, по мнению диссертанта, в дальнейшей научной разработке нуждаются вопросы об особенностях конституционно-правовой ответственности Федерации и ее субъектов, органов местного самоуправления, органов территориального общественного самоуправления, о формах ответственности, о соотношении понятий «ответственность субъекта Федерации» и «ответственность органов государственной власти субъекта Федерации».

Рассматривая меры уголовно-правового принуждения, диссертант отмечает, что в них особенно остро выражено принудительное начало. Уголовное право предусматривает для лиц, виновных в преступных посягательствах, наступление таких серьезных последствий как привлечение к уголовной ответственности и назначение уголовного наказания. Необходимость применения уголовно-правового принуждения обусловливает включение уголовно-правовых норм всех видов в механизм правового регулирования. Нередко в юридической литературе охранительная функция уголовно-правовых норм абсолютизируется.

23

Уголовно-правовые нормы, традиционно называемые охранительными, не могут охранять общественные отношения, не регулируя их. В качестве регулятора уголовно-правовая норма действует не с момента применения санкции (реальное государственно-правовое принуждение), а с момента издания и введения в действие законодательного акта, в котором она содержится (потенциальное государственно-правовое принуждение).

Выделяя меры уголовно-процессуального принуждения, диссертант приходит к выводу, что не все ученые-процессуалисты признают существование уголовно-процессуальной ответственности. Однако пока УПК РФ содержит нормы, устанавливающие субъектов, основание, порядок и санкции за нарушение процессуальных обязанностей (ст. 117 УПК РФ), справедливо утверждать о присутствии ее в российской системе права.

Особое внимание в рамках параграфа уделяется рассмотрению административно-правового принуждения, к пониманию которого правовая наука до сих пор не выработала единого подхода. На основе анализа наиболее распространенных в юридической литературе представлений об административно-правовом принуждении и нормативных актов, являющихся его источниками, автор выводит характерные черты исследуемого явления как формы государственно-правового принуждения.

Автор отмечает, что административное право демократического государства формируется, в том числе, и для контроля деятельности органов государственной администрации и их должностных лиц с целью недопущения нарушения прав, свобод и законных интересов граждан. Не вызывает возражений и то, что даже во многом реформированное сегодня административное право является результатом деятельности самой администрации. В связи с этим, административно-правовое принуждение должно создавать механизм эффективной защиты конституционных прав всех субъектов, и, прежде всего, со стороны органов государственной власти. В четвертом параграфе «Тенденции развития государственно-правового принуждения в отраслях публичного и частного права» диссертант выделяет некоторые тенденции развития государственно-правового принуждения, которые проявляются на фоне обпщх социально-экономических и государственно-правовых процессов в россии.

Исследовательский интерес, проявляемый в последнее время в правовой науке к проблемам принудительных средств воздействия государства на

24

общественные отношения, обусловлены целым рядом причин, среди которых автор выделяет: 1) экономические - стремление государства построить рыночную экономику, потребность государственного регулирования рыночных отношений в определенных пределах конкретными правовыми средствами; 2) политические - необходимость обеспечения реализации провозглашенных и закрепленных Конституцией РФ основных прав и свобод граждан; создание и поддержание режима законности в деятельности всех ветвей государственной власти; обеспечение защиты государства, поддержание общего правопорядка, механизма государственного управления и общественного порядка; 3) правовые -создание в России нового и реформирование старого законодательства, регулирующего общественные отношения в сфере функционирования исполнительной власти и государственного управления и устанавливающего меры государственно-правового принуждения.

С учетом данных причин, диссертант выделяет следующие тенденции развития государственно-правового принуждения:

1. Тенденция формирования и усиления правозащитного характера деятельности государства. Формирование и усиление правозащитной доминанты в деятельности государства означает, прежде всего, соблюдение государством своих обязанностей перед личностью. Основные преобразования должны быть направлены на создание условий, обеспечивающих соблюдение и защиту прав граждан.

В настоящее время обществу необходимо создание такого механизма государственного реагирования, который гарантировал бы оперативное применение мер государственно-правового принуждения к виновному лицу и одновременно исключал проявления беззакония и произвола в отношении любого гражданина.

2. Тенденция изменения законодательства о принудительной деятельности государственных органов в сфере управления. Изменение российского законодательства о принудительной деятельности государственных органов происходит сегодня быстрее, чем когда бы то ни было. Однако этот процесс сопровождают многочисленные противоречия: нормативные установления одних законов бывают противоречащими другим законам; формулировки, содержащиеся в законодательстве, часто бывают нечеткими и некорректными; принимается и действует множество

25

ведомственных, подзаконных актов (инструкции, положения и т.д.), изданных зачастую без надлежащей юридической подготовки. В таком огромном числе нормативно-правовых актов трудно разобраться не только конкретному правоприменителю, но и юристу-практику.

3. Тенденция появления новых мер государственно-правового принуждения. В силу резкого обострения проблемы терроризма в современном мире, его все большей транснациональности и невероятной жестокости и масштабов насилия, диссертант рассматривает чрезвычайные меры государственно-правового принуждения.

4. Тенденция расширения круга общественных отношений, регулируемых посредством принудительных мер. Для права современной России, развивающейся в направлении формирования цивилизованного гражданского общества и правового государства, характерно некоторое сужение сферы применения государственно-правового принуждения. Однако это ни в коей мере не означает недооценки или умаления значения принуждения в праве, сокращения сферы правового регулирования вообще. Напротив, как показывает опыт последнего времени, круг общественных отношений (в частности, имущественных, финансово-налоговых, жилищных, семейных, экологических и др.), охватываемых регулирующим воздействием юридических норм, возрастает.

5. Тенденция определенного сокращения интенсивности (гуманизация принудительного инструментария государства) применения мер государственно-правового принуждения. Так, в уголовном праве декриминализирован ряд деяний экономического характера (в области рекламы, налогооблажения), а также уменьшен размер наказаний. По мнению диссертанта, изменение карательной политики государства во многом связано с вопросом обеспечения прав, свобод и законных интересов осужденных. От направленности политики в пенитенциарной сфере зависят как судьбы этих людей, так и состояние безопасности общества в целом.

Таким образом, государственно-правовое принуждение в последнее время приобретает практическую и теоретическую значимость в государственной системе. При этом практические возможности для формирования современной государственно-правовой политики в сфере принуждения определяются необходимостью поиска новых и совершенствования имеющихся государственно-правовых средств,

применяемых субъектами исполнительной власти в условиях различных форм собственности и свободы экономической деятельности.

В стратегическом плане это общее положение предполагает выделение и реализацию ряда направлений повышения эффективности государственно-правового принуждения:

- выработка приоритетов, целей и задач соответствующих направлений государственной деятельности всех звеньев законодательной, исполнительной, судебной власти в области принуждения;

- формирование в соответствии с выработанными целями и задачами общегосударственных программ в различных сферах жизнедеятельности общества и государства, имеющих отношение к применению принуждения;

- направление усилий на восстановление уважения к праву, на утверждение и соблюдение принципов законности;

- создание новых, постоянно действующих правовых механизмов, которые исключили бы в будущем возможность деформации института принуждения.

Заключение диссертации содержит обобщенные итоги исследования в виде основных выводов, предложений по повышению эффективности применения мер государственно-правового принуждения, высказываются предложения по дальнейшей разработке проблем государственно-правового принуждения.

27

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»