WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Диссертант отмечает, что потенциальное государственно-правовое принуждение содержится в нормах права и оказывает определенное воздействие на регулирование общественных отношений, направленное на широкое развитие юридически значимого правомерного поведения физических и юридических лиц. Моментом возникновения потенциального государственно-правового принуждения можно считать стадию правотворческой деятельности. На этой стадии принуждение присутствует в своем психологическом виде как проявление «воли» законодателя, что предполагается императивностью правовых предписаний и возможностью применения государственно-правового принуждения. С момента официального опубликования нормативно-правового акта принуждение начинает психологически воздействовать на сознание каждого индивида, формируя мотив дальнейшего поведения. В этом случае степень понимания необходимости того или иного поведения будет зависеть от уровня правосознания и правовой культуры личности, воспринимающей информацию.

В свою очередь, как реальное явление общественной жизни государственно-правовое принуждение реализуется в рамках правовых отношений, связанных с правоохранительной деятельностью государства, с разрешением конкретных правовых ситуаций по применению правовых норм и исполнению принудительных мер.

Исходя из этого, автор выделяет существенные признаки исследуемого явления:

- представляет собой воздействие государства на сознание, волю и поведение людей для достижения основной цели, выраженной в нормах права;

16

— основывается на всех структурных элементах правовой нормы, а не только на санкции;

- применяется для достижения основной цели: охраны и защиты прав и свобод, интересов человека и гражданина, общества и государства;

- реализуется в рамках правовых отношений в строго обозначенных законом процессуальных формах;

- включает в себя совокупность следующих элементов: субъект; объект и содержание, т.е. взаимные, корреспондирующие друг другу права и обязанности субъектов (юридическая сторона) и конкретные действия по применению принудительных мер (материальная сторона).

- имеет юридическое и фактическое основания своего применения. Под юридическим основанием государственно-правового принуждения,

по мнению автора, следует понимать нормативно-правовую базу, на основе которой к субъекту могут быть применены принудительные меры. Фактическим основанием применения государственно-правового принуждения служат юридические факты, указывающие на необходимость охраны и защиты нарушенных прав и свобод или законных интересов индивида, общества и государства. Кроме того, к фактическому основанию применения государственно-правового принуждения, связанного, в первую очередь, с использованием физического принуждения в отношении субъектов права со стороны государства следует относить проприменительный акт.

Руководствуясь указанными признаками, диссертант усматривает содержание государственно-правового принуждения в нормативно предусмотренном применении специально уполномоченными на то государственными органами, должностными лицами и иными субъектами права соответствующих принудительных мер к физическим и юридическим лицам, сопряженное с причинением им определенных правоограничений.

Глава 2 - «Государственно-правовое принуждение в сферах частного и публичного права» - посвящена рассмотрению особенностей и тенденций развития мер государственно-правового принуждения, применяемых в сферах частного и публичного права

В первом параграфе «Система государственно-правового принуждения» автором разрабатывается определенная система принудительных мер, которая позволяет дать этим мерам как

17

интегрированную, так и дифференцированную характеристику, а также послужить необходимым условием законности практического применения.

Общим недостатком в существующих классификациях является отсутствие единообразного понимания того, как называть единицу классификации и группы принудительных мер. Исходя из использования философских категорий «содержания» и «формы», классификационной единицей при определении принудительных мер должна стать «форма», а первичной единицей классификации - «мера». По мнению диссертанта, внутреннюю сторону различных форм государственно-правового принуждения составляет специфика конкретных мер принуждения, цели, основания и последствия их применения, а также материально-правовая регламентация. Внешнюю сторону составляет специфически обособленный способ государственно-правового воздействия на регулируемые отношения (сознание, волю и поведение субъектов), который выражается в особенностях процедуры применения конкретных принудительных мер.

Таким образом, под формой государственно-правового принуждения следует понимать обособленные группы принудительных мер, объединенные общими целями, фактическими и юридическими основаниями, правовыми последствиями и процедурой их применения.

В юридической литературе традиционно выделяются следующие формы государственно-правового принуждения:

- в соответствии с юридическим основанием применения государственно-правового принуждения: материальная и процессуальная',

— в соответствии с целевым предназначением, юридическим и фактическим основанием применения государственно-правового

принуждения: предупреждение (превенция), пресечение,

правовосстановление и наказание;

- в соответствии с характером и спецификой причиняемых правовых ограничений: физическое, психическое, имущественное и организационное',

- в соответствии с отраслевым критерием: конституционно-правовое, уголовно-правовое; административно-правовое и другие.

По мнению автора, выделение указанных форм государственно-правового принуждения вполне оправдано и необходимо. В юридической литературе более или менее четких различий между ними не проводится, следовательно, отнесение тех или иных мер государственно-правового

принуждения к данным формам остается до сих пор дискуссионным вопросом.

Диссертант предлагает различать две самостоятельные формы государственно-правового принуждения: первая состоит из принудительных мер, применяемых в сфере частного права, вторая - из мер, применяемых в сфере публичного права.

Кроме того, автор предлагает выделить в качестве самостоятельного критерия разграничения сфер частного и публичного права — инициативу применения мер принуждения. Если, в публичном праве инициатива принадлежит государству в лице государственных органов и должностных лиц, то в частном праве — субъектам частноправовых отношений, чьи права нарушены.

В сфере частного права государство делегирует свои полномочия по разрешению конфликтных ситуаций непосредственно участникам частноправовых отношений. В данном случае государственно-правовое принуждение, с одной стороны, утрачивает свой характер «государственного», но с другой, продолжает оставаться таковым, так как предоставленное сторонам право на самостоятельное разрешение конфликта исходит от государства, которое в случае необходимости может по просьбе одной из сторон вметаться в конкретную ситуацию. Следовательно, государственно-правовое принуждение в сфере частного права носит делегированный характер.

Второй параграф - «Меры государственно-правового принуждения, применяемые в сфере частного права» посвящен рассмотрению правовосстановительных мер государственно-правового принуждения, которые представляют собой совокупность мер защиты субъективных прав.

По мнению диссертанта, под мерами защиты следует понимать такие меры государственно-правового принуждения, которые применяются к нарушителю субъективных прав и обязанностей как государством (государственными органами и должностными лицам), так и непосредственно самим лицом, являющимся стороной в гражданском правоотношении, без обращения за защитой права к компетентным государственным органам.

При этом, автор определяет субъективное право на защиту как юридически закрепленную возможность управомоченного лица использовать

19

меры принудительного характера с целью восстановления нарушенного права и пресечения действий или споров, способствующих нарушению или нарушающих право.

Любое субъективное право, имеет для лица реальное значение, если оно может быть защищено как действиями самого управомоченного субъекта, так и действиями государственных и иных уполномоченных органов, в случае, когда сам субъект непосредственно обращается за защитой нарушенного права.

Обобщая мнения ряда ученых, автор считает, что защита гражданских прав и интересов может осуществляться путем обращения субъекта права в соответствующие государственные органы (судебная или административная формы), либо самостоятельно (в форме самозащиты).

Особый интерес в рамках диссертационного исследования, представляет самозащита права, которая в свою очередь является межотраслевым правовым явлением, особым (частным) случаем защиты права, который выражается в правомерных действиях фактического или юридического порядка, осуществляемых управомоченным лицом, право которого нарушено, самостоятельно, без обращения в юрисдикционные органы, в целях пресечения нарушения и ликвидации его последствий.

К способам самозащиты диссертант относит: восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; прекращение или изменение правоотношения. Данные способы самозащиты носят принудительный характер для тех субъектов, к которым применяются, тем самым они являются мерами государственно-правового принуждения, которые явно носят правовосстановительный характер.

Автором также подробно исследованы меры государственно-правового пршгуждения, относящиеся к административной и судебной форме защиты, применяемые компетентными государственными органами. Их предлагается подразделить на два блока:

1) меры государственно-правового принуждения, не обладающие признаками гражданско-правовой ответственности, которые включают:

— меры превентивного характера (предупреждение возможного нарушения права, признание права и установление факта, имеющего юридическое значение, признание судом обоснованной жалобы гражданина

20

на неправильные действия органов управления или должностных лиц и возложение на названных лиц обязанности устранить допущенные нарушения и другие);

- меры регулятивного характера (меры, направленные на устранение разногласий между участниками гражданских правоотношений, возникших при определенных обстоятельствах, меры, направленные на восстановление имущественной сферы потерпевшей стороны, меры, направленные на обеспечение реального исполнения обязанности должником, меры, направленные на отраничение дееспособности и другие).

2) меры гражданско-правовой ответственности: возмещение убытков; возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления; взыскание неустойки, компенсация морального вреда.

В процессе исследования диссертант отмечает, что отличие применяемых мер государственно-правового принуждения в сфере частного права от мер в публичном праве обусловлено, в первую очередь, целями применения данных мер. Если меры государственно-правового принуждения в сфере публичного права направлены на охрану и защиту интересов общества и государства, то меры государственно-правового принуждения в сфере частного права - на охрану и защиту прав, свобод и интересов частного лица. При этом возможность обратиться к компетентным государственным органам за защитой нарушенного субъективного права — важнейшая в содержании принадлежащего управомоченному лицу права на защиту. Обеспечительную сторону права нельзя сводить только к применению мер государственно-правового принуждения, но следует признать, что «подключение» управомоченным лицом к реализации своего права аппарата государственно-правового принуждения есть важное условие реальности и гарантированности прав граждан и организаций.

Третий параграф «Меры государственно-правового принуждения, применяемые в сфере публичного права» посвящен анализу мер государственно-правового принуждения в сфере отношений, регулируемых международным, конституционным, уголовным, административным и другими отраслями публичного права.

Диссертант отмечает, что государственно-правовое принуждение может быть направлено не только против физических и юридических лиц, но и

21

против целых государств или государственно-подобных образований. Поэтому следует выделять внутреннее государственно-правовое принуждение и внешнее государственно-правовое принуждение, причем последнее наименее исследовано в юридической науке. Что же касается внутреннего государственно-правового принуждения, то в последнее время идут активные исследования конституционно-правового принуждения, в частности мер конституционно-правовой ответственности, что определяется, в первую очередь, характером регулируемых данной отраслью права общественных отношений, целенаправленным воздействием ее на развитие законодательства, наивысшей юридической силой Конституции.

По мнению автора, государственно-правовое принуждение в сфере конституционного права призвано закрепить и сформировать правомерное поведение высших должностных лиц, урегулировать их деятельность и деятельность государства в целом.

Специфическими являются цели конституционно-правового принуждения - обеспечение принципа верховенства Конституции над всеми органами и должностными лицами публичной власти и обеспечение высшей юридической силы Конституции в системе иных законов и нормативно-правовых актов государства. Конституционно-правовое принуждение - это особенное свойство демократического правового государства, в отличие от иного отраслевого государственно-правового принуждения, которое может ассоциироваться и с государством, не признающим приоритет права над высшей государственной властью.

Основаниями применения конституционно-правового принуждения являются нарушения ведущих принципов конституционного строя демократического государства и общества: посягательства на конституционные принципы организации формы правления, формы государственного устройства, принципы народовластия, попытки насильственного захвата государственной (публичной власти) и др.

Конституционно-правовое принуждение - это инструмент самоограничения власти. В указанном аспекте конституционно-правовое принуждение выступает как центральная идея конституционализма - формы государства, исключающей произвол власти.

Действующее в Российской Федерации законодательство позволяет уже сегодня выделить достаточное количество мер конституционно-правового

22

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»