WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Выносимые на защиту положения, выводы и рекомендации могут представлять определенный интерес для политических деятелей, государственных служащих, сотрудников правоохранительных органов и преподавателей, занимающихся вопросами применения мер государственно-правового принуждения в сферах частного и публичного права.

Апробация результатов диссертационного исследования заключается в его рецензировании и обсуждении на кафедрах теории и истории государства и права Уральского юридического института МВД России, Южно-Уральского государственного университета, в научных докладах и сообщениях автора на научных и научно-практических конференциях и семинарах, в научных публикациях соискателя. Материалы исследования также использовались автором при чтении лекций и проведении семинарских занятий по теории государства и права в Уральском юридическом институте МВД России.

Некоторые положения диссертационного исследования внедрены в практическую деятельность подразделений ГУВД Свердловской области.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования, спецификой рассматриваемого явления. Она состоит из введения, двух глав, включающих восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается выбор темы диссертации, актуальность исследования, указываются его цели и задачи, объект и предмет исследования. Приводится методологическая, эмпирическая и теоретическая основы работы. Формулируются научная новизна и положения, выносимые на защиту, определяется практическая значимость исследования.

Первая глава - «Содержание, признаки и сущность государственно-правового принуждения» посвящена исследованию принуждения в качестве феномена социальной жизни общества, выделяются его сущность и основные черты как метода осуществления государственной власти, анализируется соотношение правового и государственного начал в принуждении, рассматривается роль государственно-правового принуждения в механизме правового регулирования общественных отношений, определяются его признаки и содержание.

В первом параграфе «Принуждение как феномен социальной жизни общества» автор анализирует многоаспектное понятие «принуждение», которое как сложное социальное и правовое образование раскрывается с различных позиций.

С философской точки зрения, процесс принуждения рассматривается как снятие индивидуальной воли лица (П.Д. Демидов, А.С. Пучнин).

С позиции психологии, принуждение представляет собой метод воздействия, который обеспечивает совершение действий людьми вопреки их воле, в интересах принуждающего. Необходимость в принуждении возникает при противоречивости стремлений двух субъектов, из которых один предписывает выполнение своего требования другому. Если нарушена воля принуждающего, то он реализует возможность воздействия на моральную, имущественную, физическую сферу принуждаемого.

Социологическая наука рассматривает принуждение как метод воздействия, при помощи которого в соответствии с установленными социальными нормами могут пресекаться асоциальные, не желательные для общества поступки человека, ограничиваться свобода выбора вариантов его действий.

ю

В структуре социального принуждения выделяют три уровня: межгосударственное, государственное и иное принуждение, используемое в отличных от государства образованиях.

Особое внимание в рамках первого параграфа уделяется рассмотрению государственного принуждения как разновидности социального принуждения, средства охраны правопорядка, метода власти и средства обеспечения законности в соотношении с такими социальными явлениями, как «власть», «насилие», «подавление», «подчинение» и «правовое ограничение».

На основании подробного анализа мнений различных исследователей, автор делает вывод о том, что понятие «принуждение» не отождествляется с понятием «власть». В арсенале власти имеются и другие механизмы воздействия. В свою очередь, принуждение является необходимым признаком власти, одним из методов ее осуществления и, следовательно, присущей любой социальной организации людей.

С точки зрения диссертанта, понятия «принуждение» и «насилие» имеют разную смысловую нагрузку. Насилие - это крайняя форма принуждения, в том числе государственного. Если же говорить о правовом государстве, то применение государственного принуждения происходит здесь исключительно на правовом уровне. Именно аппарат публичной политической власти правового государства обладает монополией на правомерное принуждение. Указанный аппарат подчиняет все слои общества, социальные группы своей воле и управляет, в том числе и на основе принуждения вплоть до возможности правомерного физического насилия как крайней меры.

Путем принуждения государство заставляет субъектов общественной жизни делать то, что соответствует интересам государства (активный результат) либо не делать того, что не соответствует этим интересам (пассивный результат). И в том и другом случаях результатом принуждения является подчинение субъекта воле государства. Отсюда, автор делает вывод о том, что «принуждение» и «подчинение» разные явления, они соотносятся как средство и цель.

Исследуя соотношение понятий «принуждение» и «правовое ограничение», диссертант отмечает, что правоограничительная деятельность

почти всегда выступает в виде принуждения. Область принуждения в праве шире, чем область правового ограничения.

Исследование мер принуждения в связи с сопряженными правовыми ограничениями акцентирует внимание на дальнейшее совершенствование юридических гарантий обоснованности и законности применения необходимых; принудительных мер с непременным обеспечением прав и законных интересов личности. Кроме того, исследование служит также развитию законодательной регламентации оснований и порядка применения мер принуждения, точному определению содержания и гарантий реализации правовых ограничений, носящих принудительный характер.

Во втором параграфе - «Право как мера ограничения свободы» содержится развернутая характеристика содержания и различных аспектов соотношения категорий «право», «свобода» и «принуждение» как теоретико-методологической основы диссертационного исследования.

Автор считает, что данным понятиям в категориально-понятийном аппарате юридической науки принадлежит не просто особое, но и определяющее место. Если понятие «право», закономерно занимая место исходной научной категории, несет ответственную нагрузку в составе методологического инструментария правовой теории, то понятие «свобода», будучи общенаучной категорией, играет не меньшую роль в системе правовых категорий и понятий. Более того, понятие «свобода», соотнесенное с понятием «право», способствует наиболее глубокому проникновению в природу и сущность принуждения как специфического социально-регулятивного института.

На основе проведенного анализа либертарно-юридической, позитивисткой и ряда других теорий, в работе делается вывод, что право, с одной стороны, выступает как мера социальной свободы и дает человеку возможность реализовать свои интересы, т.е. свободно действовать по своей воле. С другой стороны, по своей природе и сути право является ограничением свободы.

Живя в обществе, человек обладает совокупностью прав, представляющих собой обширный социально-правовой институт. Все законы призваны служить целям обеспечения свободы личности, живущей в определенном обществе. Но пользование правами сопряжено с ответственностью человека, с возможными ограничениями, определяемыми

12

мерой и границами свободы, установленными правом, принципами гуманности, солидарности, нравственности. Социальные и правовые нормы, ставящие перед личностью определенные ограничения, выступают в качестве факторов, определяющих поведение личности во всех социально-важных ситуациях, регулирующих отношения людей для достижения максимально возможной свободы для каждого.

Диссертант отмечает, что в праве изначально заложено принуждение. Оно выполняет не только охранительную роль, но и является надежным механизмом сохранения, равновесия, свободы и справедливости в обществе.

В третьем параграфе «Государственные и правовые начала принуждения» автор указывает на отсутствие в современной юридической науке единой теории принуждения, которая сочетала бы в себе как государственные, так и правовые начала данного феномена социальной жизни общества, и могла бы быть общеметодологическим основанием соответствующих отраслевых теорий.

Термин «государственно-правовое принуждение» не получил пока широкого признания в отечественной юридической науке. Российские правоведы, как и ранее, предпочитают оперировать понятиями «государственное принуждение» или «правовое принуждение», которые вошли в научный оборот, начиная с 60-х годов прошлого столетия.

Анализируя взгляды ученых, современное законодательство, диссертант делает вывод, что государственные начала принуждения весьма полно проанализированы в юридической литературе. В то же время правовым началам принуждения уделяется недостаточное внимание.

Правовые начала принуждения предопределены той ролью, которую оно выполняет в механизме правового регулирования общественных отношений. Государственно-правовое принуждение пронизывает все элементы системы правового регулирования. Его присутствие можно обнаружить в нормах права, правовых отношениях, в актах реализации прав и обязанностей. Его действие также проявляется на всех стадиях правового регулирования, его методах, способах и типах, что свидетельствует о его «универсальном» характере.

Общепризнанные методы правового регулирования: диспозитивный и императивный, в той или иной мере содержат в себе элементы принуждения, именно поэтому пршгуждение является «генеральным», основополагающим

13

методом в деятельности государства. Его место и роль в правовом регулировании зависят от состояния общества, уровня его экономического, социального, политического и государственного развития. Изменение этого уровня, преобразования в государственно-правовой сфере неизменно сказываются «на удельном весе» принуждения в правовом регулировании общественных отношений.

Автор считает, что анализ государственных и правовых явлений, должен быть основан на их диалектической взаимосвязи и взаимообусловленности - объективном условии их существования и функционирования. Государственное явление не может быть всесторонне исследовано и понято вне его связи с правом. С другой стороны, ни одно правовое явление невозможно раскрыть, понять его сущность и назначение вне связи с государством, с государственной властью и деятельностью по ее реализации. Правовые и государственные институты не могут быть изолированы друг от друга.

Из того, что принуждение обязательно выступает в правовой оболочке, не следует, что его функция сводится лить к установлению правовых ограничений. Воплощаясь в праве, принуждение оказывает также и регулирующее воздействие на поведение людей.

Так, если мы рассматриваем государственное принуждение, то оно принимает специфическую для него форму, лишь облекаясь в правовую оболочку. Правовое регулирование общественных отношений, не обеспеченное государственным принуждением, потеряет качество правового. Но, с другой стороны, государственное принуждение нуждается в правовом опосредовании не меньше, чем право - в государственном обеспечении. Насыщение принуждения свойствами права и правовым содержанием придает ему правовые ценности, изменяет качество самого государственного принуждения.

Государственное принуждение - это одновременно и правовое принуждение. Правовым признается принуждение, вид и мера которого строго определены правовыми нормами и которое применяется в процессуальных формах, соответствующее духу, принципам и сущности права, устанавливающее свободу индивида в обществе. Законность, обоснованность и справедливость такого принуждения поддается контролю и может быть обжаловано в независимый суд.

Как представляется, государственная власть во всех ее проявлениях неразрывно связана с правовым регулированием. Эти явления не могут быть исследованы, а тем более поняты в отрыве друг от друга. Именно в праве находят свое выражение и закрепление компетенция, формы деятельности государственных органов.

Поэтому нет необходимости в дифференциации принуждения на «государственное принуждение», присущее государству как политической организации власти, и на «правовое принуждение», пронизывающее сферу правового регулирования.

На основании вышеизложенного, в работе делается методологический вывод, который положен в основу исследования, а именно: «государственное принуждение» необходимо рассматривать в диалектической связи с правом, и говорить не о «государственном» или «правовом», а о «государственно-правовом принуждении».

В диссертации отмечается, что использование понятия «государственно-правовое принуждение», во-первых, подчеркивает правовую основу государственного принуждения, направляет на тщательное определение принудительных мер, оснований и порядка их применения. Во-вторых, оно акцентирует внимание на правовом положении личности, чьи права и свободы ограничиваются в процессе принуждения, ориентируют как на необходимую в интересах общества «дозировку» этого принуждения, так и на максимальные гарантии интересов и права на защиту лица, претерпевшего меры принуждения. В-третьих, только через это понятие может быть понято и раскрыто содержание ряда мер принуждения в сфере частного и публичного права. В-четвертых, государственно-правовое принуждение выступает в качестве отражения человеческих, моральных, духовных, религиозных, политических, экономических и иных ценностей нашего общества. В-пятых, государственно-правовое принуждение является средством, позволяющим установить свободу индивидов в обществе, определить рамки их поведения и нормального сосуществования.

Диссертант предлагает различать «государственно-правовое принуждение» и «государственное неправовое принуждение», причем, последнее представляет собой насилие и произвол государственных органов, должностных лиц и иных субъектов, не имеющее под собой правового

обоснования и не соответствующее основной цели применения государственно-правового принуждения.

В четвертом параграфе - «Содержание и признаки государственно-правового принуждения» автором разрабатывается концепция государственно-правового принуждения как комплексного межотраслевого института (потенциальное государственно-правовое принуждение) и как специфического правоотношения (реальное государственно-правовое принуждение), выделяются их признаки.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»