WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Второй параграф «Воспитательные дома как мера призрения нищенствующих малолетних сирот» повествует о политической, социальной и нравственной подоплеке возникновения и деятельности Воспитательных домов для детей-сирот.

При Екатерине II вопрос о защите сирот, незаконнорожденных и нищенствующих детей получил новое развитие. Императрица задумала создать для них особое воспитательное заведение. Первоначально предполагалось основать такой Воспитательный дом лишь в Москве, открытие которого последовало 21 апреля 1764 года, но 15 марта 1770 года решено было в Петербурге учредить его отделение. Губернии России продолжали оставаться без таких заведений. В провинции в оказании помощи местному населению власть рассчитывала на духовенство или частных лиц.

Воспитательный дом находился под особым покровительством Екатерины II, был автономен в своих действиях и не подчинялся никакому государственному ведомству. Он предназначался не только для незаконнорожденных детей, но и законнорожденных, родители которых не имели средств к их воспитанию. Особенность системы призрения брошенных детей заключалась в том, что заботу о них брало на себя государство и участие общества в этом деле не считалось обязательным.

Подготовленные в физическом, нравственном, религиозном, образовательном и трудовом плане воспитанники должны были сделаться полезными гражданами, а именно «третьим чином», или третьим сословием, стоящим между дворянами и крепостными. С этим связаны и многочисленные привилегии, дарованные выпускникам.

Воспитательный дом оказался в довольно сложном положении, так как оказался не в состоянии предоставить детям хорошее содержание и уход. Тайный прием младенцев увеличивался с каждым годом, что давало возможность всем прибегать к помощи Воспитательного дома, слагая с родителей заботу о детях. Это приводило к большой скученности питомцев и вредно отражалось на их здоровье. Как результат – большая их смертность. Так, в 1764 году из 523 младенцев умерло 424, то есть 81,07%; в 1765 году из 793 умерло 597, или 72,76%; в 1766 году из 742 детей не стало 494, или 76,52%; в 1767 году из 1 089 принятых на воспитание скончалось 1 073 ребенка, или 98,53%; в 1768 году из 1 114 умерло 687, то есть 61,67% 2. В последующие годы коэффициент смертности не уменьшался и даже доходил иногда до 100%. Например, в 1789 году было принято 1 052 ребенка, а скончалось 1 207. С 1770 года по 1796 год воспитательный дом призрел 22 439 детей, из них умерло 20 878 младенцев3. Причины этого крылись в самом строе заведения и существовавших культурно-бытовых условиях жизни общества и государства.

Воспитательный дом не достиг планируемых целей. Крепостная действительность не могла дать развиться здравым и ценным идеям. При низком уровне просвещения, при общей грубости нравов в воспитателях Дома зачастую оказывались люди недобросовестные и непросвещенные.

Однако, несмотря на все свои недостатки, в целом следует все же признать, что по своим идеям благотворительности и культурным начинаниям, это учреждение явилось для того времени полезным явлением.

В третьем параграфе «Приказы общественного призрения: содержание и обучение детей» анализируется деятельность данного вида благотворительного учреждения в отношении воспитания питомцев.

Наибольшим толчком к развитию закрытых благотворительных учреждений стало учреждение специальных органов призрения в виде приказов общественного призрения, появившихся на основании Указа об Учреждении губерний 1775 года и начавших свою деятельность с 1781 года. Приказы не зависели от хозяина губернии, потому могли все же сохранить некоторую самостоятельность.

Екатерина II мыслила соединить в воедино бюрократическое начало и общественное в том виде, который существовал у нас в отношении благотворительных учреждений в древнерусской земской организации. Однако заложенные два этих начала (бюрократическое и общественное или земское) не могли не войти в противоречие между собою: во внутренних губерниях победила земская идея; в окраинных губерниях – бюрократические начала. Но это ощутимо проявилось лишь через почти сто лет с момента создания земских учреждений 1864 года.

Приказу поручалось попечение об установлении на прочном основании следующих дел: установление и надзор за сиротскими домами для призрения и воспитания сирот; установление и надзор за мужскими и женскими богадельнями для убогих, увечных и престарелых; заведение «особого дома» для неизлечимых больных, не имеющих пропитания; установление дома для сумасшедших и работные дома. В чреде таких заведений сиротские дома заняли наиболее видное место.

Через десять лет после учреждения приказов их содержание перешло на городской бюджет. Не вводя прямого налогообложения в пользу бедных, устанавливалась сложная система косвенных налогов. Например, в пользу них обращались штрафы с купцов и мещан, на корабли и суда. К концу правления Екатерины II из пятидесяти губерний в сорока были открыты приказы.

Организация приказов отличалась некоторой переходностью и двойственностью, которые должны были со временем привести к изменениям в них, в особенности к упрочению общественного или бюрократического начала. Существенные изменения в этом не замедлили сказаться при Павле I. Соединение в екатерининских приказах начала бюрократического с общественным подверглось фактическому уничтожению.

Четвертый параграф «Система государственного призрения обездоленных детей в ХIХ начале ХХ века» характеризует законодательную и практическую систему благотворительной помощи детям, оставшимся без родителей.

Воспитательные дома действовали и в ХIХ веке. Однако происходят изменения в их учебной части: дети, выразившие способность к письму, посылались на службу по письменной части; к арифметике – по счетной части; другие направлялись в аптеки и т. п. С 1807 года открываются так называемые «латинские классы» для подготовки воспитанников к поступлению в Медико-хирургическую академию. С 1800 года девочек, обучавшихся до этого лишь рукоделию, стали направлять в открытый при родильном госпитале Повивальный институт для обучения родовспомогательному искусству.

Количество детей в Воспитательном доме с каждым годом увеличивалось. Например, в Московском воспитательном доме в 1803 году таковых было 2 598, а через два года после отмены крепостного права их уже насчитывалось 11 664. Правда, не уменьшалась и смертность, составившая к концу столетия 44%4.

Деятельность Воспитательных домов продолжает оставаться несовершенной. Николай I дополнил их губернскими воспитательными приютами, с учреждением которых было положено правильное развитие учреждений для призрения детей бедных родителей. В течение первых 25 лет было открыто 98 приютов с 10 тысячами призреваемых детей.

С 1891 года в Воспитательных домах устанавливается система явного приема младенцев вместо тайного. Дома стали предназначаться лишь для призрения незаконнорожденных детей и подкидышей.

К началу ХХ века в 50 губерниях Европейской России ежегодно рождалось более четырех миллионов детей, из которых на долю внебрачных приходилось около 112 тысяч младенцев, и столичные Воспитательные дома не могли справиться с этой массой обездоленных.

Кроме Воспитательных домов, в 1802 году учреждается Филантропическое общество, впоследствии переименованное в Императорское человеколюбивое общество, с целью доставление бедным людям пособий всякого рода, а также открытия домов для сирот и детей бедных родителей.

Для призрения сирот и бедных людей в губерниях Российской империи продолжали действовать и приказы общественного призрения. Изданные по этому предмету законы подробно определяли их обязанности, средства, права и преимущества. В 1828 году Петербургский приказ принимается императрицей Марией Федоровной под ее августейшее «начальство». В том же году возникает Дом императрицы Александры Федоровны для призрения бедных, который в 1860 году причисляется к ведомству Учреждений императрицы Марии.

В обеих столицах возникают комитеты для призрения нищих, которые также ведали и делами сирот. Современники давали самую негативную оценку деятельности столичных комитетов, и к началу ХХ века они упраздняются, а их функции перешли к городским присутствиям по разбору и призрению нищих.

В странах Западной Европы существовал налог на бедных. В России его не было, и о нем особенно заговорили в конце ХIХ века. Однако это так и осталось лишь благим намерением.

Глава третья «Законодательное регулирование труда несовершеннолетних рабочих фабрично-заводской промышленности в конце XIX начале XX века» состоит из двух параграфов и посвящена анализу законодательной попытки правительства поставить в правовые рамки труд малолетних детей в промышленном производстве.

В первом параграфе «Правовые акты, регулировавшие труд детей и подростков-рабочих в 80-х годах XIX столетия» исследуются первые нормативно-правовые акты по регуляции детского труда на фабриках и заводах.

До конца ХIХ века труд малолетних рабочих в российской фабрично-заводской промышленности правом не регулировался. И только с ростом промышленности власти стали обращать внимание на труд детей. 1 июня 1882 года выходит Закон «О малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах», положивший начало непосредственному регулированию труда несовершеннолетних рабочих в нашем Отечестве. К фабричным работам не допускались дети до 12 лет. Малолетние от 12 до 15 лет не должны были работать более восьми часов в сутки и четырех часов подряд. Для детей до 15 лет запрещалась ночная работа между девятью часами вечера и пятью часами утра, а также в воскресные и высокоторжественные дни. Не разрешалось допускать малолетних от 12 до 15 лет на производства или к входящим в их состав отдельным работам, которые являлись вредными для их здоровья или признавались изнурительными.

На владельцев заводов, фабрик и мануфактур возлагалась обязанность предоставить возможность посещения учебных заведений не менее трех часов ежедневно или восемнадцати часов в неделю малолетним, которые не имели свидетельства об окончании курса, по крайней мере, в одноклассном народном или равном ему училище.

В дополнение к Закону 1882 года 12 июня 1884 года принимается Закон «О школьном обучении малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах, о продолжительности их работы и о фабричной инспекции». Работающие на фабриках, заводах и мануфактурах и не имеющие свидетельств об окончании курса, по крайней мере, в одноклассном народном или равном ему училище, должны были посещать школы, открываемые при промышленных предприятиях или же находящиеся вблизи них народные училища.

Попечение об открытии школ для получения первоначального образования малолетних рабочих, а также о приспособлении для этой цели существующих народных училищ возлагалось на фабричную инспекцию при содействии местного учебного начальства.

В развитие Закона 1884 года появляется новый – «О взысканиях за нарушения постановлений о работе малолетних на заводах, фабриках, мануфактурах и в ремесленных заведениях». На основании данного Закона за неисполнение норм, регулирующих труд детей, заведующие (владельцы или управляющие) промышленными предприятиями могли быть подвергнуты аресту не свыше одного месяца или денежному взысканию не свыше ста рублей, а также штрафным санкциям не более чем на сто рублей, но в том случае, если признавались виновными в непредоставлении работающим детям возможности посещать училища в течение установленного законом времени.

Следует отметить, что установленные правовые нормы, регулирующие труд и обучение детей-рабочих, носили для того времени достаточно прогрессивный характер.

3 июня 1885 года, в виде опыта на три года, выходит Закон о воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и мануфактурах, действие которого постепенно расширяется и на другие вредные производства.

Важное значение в регулировании труда несовершеннолетних рабочих сыграл и Закон о найме рабочих от 3 июня 1886 года, ограничивший произвол нанимателей при приеме и увольнении рабочих. Среди ученых-современников закон оценивался неоднозначно: одни считали, что он расширил права фабричной инспекции; другие, наоборот, – что она была поставлена в полную зависимость от губернских по фабричным делам присутствий.

Оценивая правовые акты 1880-х годов, следует отметить, что они явились важным этапом в законодательном ограничении труда несовершеннолетних рабочих в общероссийском масштабе.

Во втором параграфе «Законодательство 90-х годов XIX начала XX века по вопросу регулирование труда несовершеннолетних рабочих» проводится исследование дальнейшего законотворчества правительства в деле усовершенствования труда малолетних рабочих.

Правовые нормы 1880-х годов по регулированию труда несовершеннолетних носили характер временной меры. Окончательно они были оформлены в Законе «Об изменении постановлений о работе малолетних, подростков и женщин на фабриках, заводах и мануфактурах и о распространении правил о работе и обучении малолетних на ремесленные заведения» 1890 года. Он содержал некоторые изменения относительно норм, содержащихся в прежних актах: запрещался прием на работу детей от 10 до 12 лет; временно предоставленное министру финансов по соглашению с министром внутренних дел право разрешения привлекать к работе малолетних в возрасте от 12 до 15 лет до шести часов подряд получило силу правовой нормы. Малолетние указанного возраста могли работать и в течение девяти часов в сутки на тех предприятиях, на которых была введена 18-часовая непрерывная работа двумя сменами. Правда, их труд не должен был продолжаться более четырех с половиной часов подряд, и они не должны были допускаться к ночным работам. При этом ночное время, в течение которого запрещалось применение труда детей в возрасте от 12 до 15 лет, считалось с десяти часов вечера до четырех часов утра.

Главному фабричному инспектору предоставлялось право разрешать по представлениям местных чинов фабричной инспекции допускать к работе указанную категорию малолетних в те воскресные и высокоторжественные дни, в которые работают взрослые лица. За неисполнение статей закона предприниматели подвергались аресту на срок не более одного месяца или штрафу не более ста рублей.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»