WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Содержательно-фактуальная информация писем представлена сообщениями о событиях, происходящих или происходивших в мире фронтовика, окружающем или интрапсихическом, и изложенных в описательной форме. К первой группе фактов можно отнести сведения о боевых действиях, сообщаемые в тексте путем описания впечатлений фронтовика от боевых операций, оценки военного положения, соотношения сил, оценки боевого духа советских солдат, боевого духа противника и. т. д. Постановление ГКО «О мерах по усилению политического контроля почтово-телеграфной корреспонденции» от 6 июля 1941 года запрещало сообщать в письмах многие сведения, прием и посылку почтовых открыток с видами и наклеенными фотографиями, со шрифтами для слепых, кроссвордами, шахматными заданиями. Запрещалось употребление конвертов с подкладкой. Объем письма не должен был превышать четырех страниц формата почтовой бумаги. Все военные цензоры подчинялись вышестоящим начальникам во главе с Отделом военной цензуры Генерального штаба. Цензурная работа была объявлена секретной и все цензурные изменения, вычерки и изъятия могли быть известны, помимо цензора, только редактору, его заместителю и их прямым начальникам.44

Был приведен перечень запрещенных тем, которые не должны были фигурировать ни на страницах фронтовых писем, ни на страницах периодических изданий. Под запретом оказались сюжеты, связанные с мобилизацией, организацией, дислокацией, боевой подготовкой, боевыми действиями, в том числе военно-географическое и статистическое описание театра военных действий, сведения по его подготовке, оперативной емкости и описание операционных направлений, прямые, косвенные или частичные данные об общем плане операции или боя, о районах и плане сосредоточения и развертывания войск для предстоящих действий и др. Кроме того, нельзя было писать о боевых действиях партизан, о вооружении, о дисциплине и политико-моральном состоянии войск.45 Под запретом также оказались сообщения о материальном обеспечении армии, о путях сообщения, о санитарных и ветеринарных вопросах, об оборонительном строительстве, об организациях, содействующих обороне страны. Эти ограничения отразились на информативности и степени полноты фронтовых писем.

Вторая группа фактов описание бедствий войны. По сравнению с первой группой фактов, они более эмоциональны: для солдат картины разрушений были часто невыносимы. Третья группа фактов – описание межличностных отношений на фронте, в которых практически не встречаются описания негативных межличностных отношений. Очевидно, это связано и с военной цензурой. Отдельная группа фактов в письмах фронтовиков посвящена рефлексивному описанию личностного мира фронтовика.

Содержательно-концептуальная информация в тексте фронтового письма представлена авторскими трактовками фронтовых событий и пониманием межличностных отношений. При проведении контент-аналитического исследования писем было определено более двадцати единиц анализа, определившего отношения военнослужащих к конкретным аспектам их жизни. В текстах писем были выделены такие единицы анализа как суждения авторов об их отношении к мирной жизни как общечеловеческой ценности, к собственной жизни как ценности самосохранения, к покинутой социальной среде – семье, родителям, друзьям, любимым – как ценности общения с ними, к обретенной социальной среде – товарищам по службе, к руководящему командиру – как ценности взаимопомощи, поддержки, взаимопонимания, к противоборствующей стороне и войне как антиценностям, отношение к Коммунистической партии, отношение к И. В. Сталину, отношение к воинскому подразделению, оценка его боевых действий, отношение к противнику, оценка его сил, отношение к землякам и.т.д.

Отдельной группой информации является содержательно-подтекстовая информация. Она представляет собой скрытую информацию, извлекаемую из содержательно-фактуальной информации благодаря способности единиц языка порождать ассоциативные и коннотативные значения. Подтекст – это характеристика фронтового письма, заключающаяся в способности предложений порождать дополнительные смыслы благодаря разным структурным особенностям, своеобразному сочетанию фраз, символико-языковых форм. В этой связи символичны, например, описания природы в текстах фронтовых писем, скрыто определяющие настроение, и личностные особенности фронтовика.

Степень достоверности, репрезентативности и полноты информации в письмах была различной в зависимости от условий их написания и специфики адресата. Письма, адресованные в органы периодической печати, часто были недостоверными, в них, иногда, присутствовали искажения и вымысел. Отдельные письма, адресованные родным и близким, были малоинформативными, в них, как правило, не лгали, а недоговаривали.

Во втором параграфе «Письма солдат и офицеров как источник по истории фронтовой повседневности» определяются особенности отражения наиболее репрезентативного сюжета фронтовых писем – военной повседневности.

Среди фактов фронтовой повседневности, сообщаемых военнослужащими в тексте личных писем, можно выделить три взаимосвязанные группы: описания пространства фронтовой повседневности, описания деятельности и занятий фронтовика в этом пространстве, описания предметно-вещного мира фронта.

В описаниях пространства фронтовой повседневности преобладают сообщения о боевом снабжении и техническом обеспечении войск (оружием, боеприпасами, средствами защиты, передвижения, связи и т.п.), об устройстве жилья, снабжении продуктами питания и обмундированием, о санитарно-гигиенических условиях и медицинском обслуживании, о денежном довольствии. Среди сообщений о повседневной жизни и занятиях военнослужащего можно выделить, прежде всего, сообщения о выполнении служебных обязанностей: несение караульной службы, обслуживание боевой техники, уход за личным оружием, выполнение других работ, свойственных различным родам войск и военным профессиям, т.е. все то, что составляет распорядок дня. Кроме того, среди этой группы фактов, можно назвать сообщения об отдыхе и досуге, в том числе и организованном, и, разумеется, о связи с тылом (переписка с родными, посылки, отпуска).

Предметно-вещный мир фронта в письмах представлен информацией о предметах фронтового быта и обихода, об оружии военнослужащих, предметах одежды. Отдельную группу описаний предметно-вещного мира составляют сообщения о военной технике. Иногда эти сообщения сопровождались описанием особого ритуала, связывающего фронтовика и предметы его быта, наделяющего фронтовую среду неким сакральным смыслом, определяя тем самым личную философию войны.

Фронтовые письма свидетельствуют, что определенный войной ритм повседневной жизни, отличавшийся ежедневным противоборством человеческого организма с разнообразными стрессовыми ситуациями, выдерживали лишь люди с устойчивой нервной системой. Иногда, в своих письмах фронтовики описывали неадекватные психические реакции однополчан, проявлявшиеся как в повышенном уровне агрессивности, так и в чрезвычайной ранимости, что не в последнюю очередь было обусловлено тяжелыми бытовыми условиями. Фронтовые письма подтверждают, что подавляющему большинству военнослужащих удавалось адаптироваться к экстремальной обстановке войны. В связи с этим письма зафиксировали процесс складывания у фронтовиков специфической индивидуально-личностной психологии, сформированной повседневными практиками войны.

Наиболее значительный мотив восприятия повседневности, выраженный в письмах с фронта и определявший специфику сознания военнослужащих в годы Великой Отечественной войны, был связан с четкой демаркацией границ фронтового сообщества. Письма татарстанских солдат и офицеров отразили эволюции фронтовой повседневности, появление своего рода системы, выход за границы которой был опасен для военнослужащих дезадаптацией и фрустрацией их психики.

В заключении диссертации представлены общие результаты исследования, сформулированы основные выводы. Фронтовой эпистолярный комплекс татарстанцев-участников Великой Отечественной войны имеет целостную многокомпонентную структуру. Каждое фронтовое письмо, как правило, строилось по четкому формуляру, в составе которого выделяются три элемента: начальный протокол, основная часть и конечный протокол.

Фронтовые письма татарстанских участников Великой Отечественной войны демонстрировали широту содержания и разнообразие логики построения сюжета. Содержание письма и его внутренняя логика обуславливались личностными и военно-средовыми факторами. Анализ информационного потенциала фронтовых писем исходил из понимания эпистолярного документа как предельно субъективного, но в то же время массового источника. Обращение к фронтовым письмам как массовому общественному явлению позволяет выявить устойчивые дискурсивные практики, свойственные военному времени. Поэтому субъективность в изложении событий может одновременно быть и достоинством писем, помогающим понять психологию человека на войне, и их недостатком как документальных источников, где по разным причинам могут присутствовать умолчания, искажения, неточности, обусловленные, в том числе, и настроением пишущего.

Текст фронтовых писем татарстанцев-участников Великой Отечественной войны зафиксировал представления о военной действительности, которые формировались в повседневной жизни, смыслы и значения, которыми фронтовики наделяли события военного социума. Повседневность, отраженная в письмах выражена описаниями фронтового пространства, деятельности и предметно-вещного мира. Элементы фронтового жизненного пространства, выявленные в процессе анализа писем, были системно сгруппированы в категории, среди которых можно назвать: пространство жизни на фронте, время и скорость протекания повседневной жизни, образ других социальных реальностей в сознании автора письма. Категории фронтовой повседневной деятельности, зафиксированные в текстах фронтовых писем выражают повседневные взаимодействия и межличностные отношения, стратегии фронтовой повседневной жизни, а также символическую саморепрезентацию автора письма. В письмах даны также описания предметной среды, с которой взаимодействовали фронтовики-авторы писем.

Фронтовые эпистолярные документы «регионального» происхождения являются ценными источниками и могут составить базу для изучения, по крайней мере, двух фундаментальных проблем: во-первых, динамики изменения политического сознания солдат в годы войны, и, во-вторых, особенностей «диалога» между властью и обществом посредством писем «с фронта» (имея в виду письма как элемент политических отношений). Конечно, речь идет не об абсолютно адекватном и полном отражении состояния политического сознания фронтовыми письмами, а, скорее, о методах анализа источников, в наибольшей степени приближающих исследователя к пониманию отношения фронтовиков к власти (как центральной, так и местной, что особенно важно учитывать применительно к такому многонациональному региону, как Советская Татария), внутренней структуры политического сознания и иерархии ценностей, наиболее характерных дискурсивных стратегий и особенностей выражения чувств солдата в письме и на письме.

Основные положения и выводы диссертации изложены в следующих публикациях:

а) Публикации в ведущих рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Иванов А. Ю. Фронтовые письма XX века как исторический источник: методика анализа / А. Ю. Иванов // Ученые записки Казанского университета. – Серия: Гуманитарные науки. – Том 150. – Книга 1. – 2008. – С. 49 – 53.
  2. Иванов А. Ю. Анализ фронтовых писем периода Великой Отечественной войны в свете инновационных источниковедческих подходов / А. Ю. Иванов // Вестник Чувашского университета. – Серия: Гуманитарные науки. – №4. – 2008. – С. 37 – 41.
  3. Иванов А. Ю. Фронтовые письма российских участников Первой мировой войны в культурной коммуникации / А. Ю. Иванов // Известия Алтайского государственного университета. – Серия: История и политология. – № 4 – 5. – 2008. – С.78 – 82.

б) Публикации в других научных изданиях:

  1. Иванов А.Ю. Письма участников Великой Отечественной войны как исторический источник (по материалам НА РТ и ЦГА ИПД РТ) / А.Ю. Иванов, А.А. Сальникова // Татарстан в годы Великой Отечественной войны: люди, события, память: Сб. ст. и материалов научной конференции. Казань: КГУ, 2006. – С.100 – 110.
  2. Иванов А. Ю. Дискурс личного чувства на страницах фронтовых эпистолий и методика его анализа / А. Ю. Иванов // История и регионология: грани пересечения: Сборник научных статей. – Казань: КГТУ, 2007. – С.109 – 117.
  3. Иванов А. Ю. Эволюция феномена патриотизма: историко- психологический анализ фронтового эпистолярного наследия / А. Ю. Иванов // Патриотизм: истоки и современность. Статьи по итогам научной конференции. Казань: изд-во КГТУ им. Туполева, 2008. – С. 65 – 71.
  4. Иванов А. Ю. Фронтовые эпистолярные источники и методы их анализа в контексте региональной истории / А. Ю. Иванов // Общественно-политическая мысль и духовная культура народов Поволжья и Приуралья (XIX – XX вв.). Проблемы изучения: Сборник статей и сообщений. – Казань: Казан. гос. ун-т, 2008. – С.151 – 156.
  5. Иванов А. Ю. Эволюция фронтового письма в XX веке / А. Ю. Иванов // Аннотации сообщений. – Казань: КГТУ, 2007. – С. 174 – 175.
  6. Иванов А. Ю. Эстетика любви в эпистолярном наследии советской России / А. Ю. Иванов // Аннотации сообщений. – Казань: КГТУ, 2009. – C. 136.

1 Каштанов С. М. Русская дипломатика. – М., 1988.

2 Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М., 1981.

3 Бакст Э. И. Письма солдат и трудящихся в редакции московских газет в период подготовки Великого Октября // Исторический архив. – 1960. – № 5. – С. 34 – 47; Розанов С. И. Специфика эпистолярных изданий // Вопросы литературы. – 1965. – № 6  – С. 26 – 37; Селицкий В. И. О письмах трудящихся в ЦК РСДРП (б) (апрель-октябрь 1917 г.) // Исторический архив. – 1957. – № 5. – С. 47 – 58; Соболев Г. Л. Письма в Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов как источник для изучения общественной психологии в России в 1917 г. // Вспомогательные исторические дисциплины. – Т. 2. – Л., 1968. – С. 159 – 173; Верховская А. И. Письмо в редакцию и читатель. – М, 1972.

4 Алексеев В. В. Письма трудящихся в газеты как источник социологической информации: (Некоторые вопросы источниковедческого анализа) // Методы сбора данных: анализ документов, наблюдение, эксперимент. – М, 1985. – С. 78 – 85.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»