WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Первую группу составляют письма с фронта, которые могут быть отнесены к категории «писем во власть». Эти письма отражают общественные настроения, а также выражают массовую психологию своего времени. Письма, направленные в Президиум Верховного Совета ТАССР, писались, в первую очередь, с намерением установить контакт фронтовика с политической элитой, а зачастую с целью повлиять на нее в условиях относительной неразвитости других форм воздействия общества на власть. Поэтому эти письма отражают представления фронтовиков о власти, а также сам механизм взаимоотношений между массами и властью и составляют самостоятельный элемент структуры фронтового эпистолярного комплекса. Они достаточно однородны в структурно-содержательном плане и представляют собой целостную совокупность источников.

Эти письма отражают пути и способы коммуникации между фронтовиками и представителями органов местной власти. Документы, входящие в состав данной группы писем, представлены двумя видами, каждый из которых может быть подразделен на несколько разновидностей. Личные нарративные документы – это фронтовые письма участников Великой Отечественной войны, адресованные лично Председателю Президиума Верховного Совета ТАССР, ответные письма, а также телеграммы Председателю Президиума Верховного Совета ТАССР от фронтовиков.

Сопроводительные документы включают в себя служебные записки от начальников войсковых подразделений РККА, официальные письма от партийных работников различных уровней различных регионов СССР, служебные записки от секретариата Председателя Президиума Верховного Совета ТАССР в редакцию газеты «Красная Татария» с поручением опубликовать присланные в Президиум фронтовые письма.

Самый большой пласт источников первой группы – фронтовые письма солдат, адресованные лично Председателю Президиума Верховного Совета ТАССР. По содержанию среди них выделяются коллективные и личные письма-поздравления, письма-рассказы о боевых подвигах, письма-просьбы, письма-благодарности.

Следующую группу фронтового эпистолярного наследия татарстанских участников Великой Отечественной войны составляют личные и коллективные фронтовые письма, адресованные в редакции газет. Фронтовые письма были незаменимы в системе воспитания патриотизма, «правильного» отношения к врагу и т.д. В связи с цензурными ограничениями публиковались далеко не все письма, например, письма, сообщающие о проблемах в армии, вообще не печатались. Важным условием публикации в годы Великой Отечественной войны была тщательно организованная редакторская работа с письмами. Определенная их часть отфильтровывалась, редактировалась и публиковалась на страницах газет, как правило, уже в виде выдержек. Часть писем передавалась в органы управления или лицам, которых касалось содержание письма. Большинство же оригинальных писем, направленных фронтовиками в прессу, попросту уничтожалось. Сохранившиеся оригиналы писем часто содержат следы редакторской правки.

Состав авторов писем был чрезвычайно широк. Фактически не существовало такой категории фронтовиков, которые не писали бы в органы власти, однако степень вовлеченности различных групп солдат в эту коммуникацию несколько различалась в зависимости от звания, рода войск, места службы и т.д.

При работе с фронтовыми письмами, направленными в редакции газет, был выяснен состав корреспондентов, а также определено соотношение постоянных и случайных корреспондентов – авторов писем. Несмотря на уверения газет о постоянном расширении пишущего актива, анализ эпистолярных источников из фондов периодических изданий показывает, что здесь преобладали разовые обращения в редакции. Об этом свидетельствует соотношение постоянных и случайных авторов писем – фронтовиков в газету «Красная Татария». Весьма «одобряемыми» были политически выдержанные тексты писем, часто с преобладанием политико-идеологических клише. Не смотря на это, распространенная практика публикации «писем татарского народа» на фронт и коллективных «писем – обращений фронтовиков-татарстанцев» в тыл на родину является не только ярким примером писем с выраженной идеологической коннотацией, но и примером гордости за свой родной край.

Письма фронтовиков, адресованные в редакции печатных изданий, выражали повседневные нужды и заботы военнослужащих, реакцию на различные события в армии и в тылу, размышления авторов по этому поводу, вспышки эмоций, восторженные отклики или, наоборот, негативные оценки. В отличие от писем, адресованных родным и близким, содержавших подчас выражение сокровенных мыслей и личных чувств их авторов, письма в редакции, как правило, претендовали на опубликование. Поэтому их можно отнести к особой группе писем – так называемым публицистическим письмам.

К третьей группе относятся личные письма родным и близким. Эти письма не предназначались для печати и характеризовались интимной, бытовой направленностью. В отличие от писем, адресованных в редакции и государственные учреждения, чаще всего разовых, частные письма, как правило, являлись постоянными, и в том, что касается связи автор-адресат, выполняли коммуникативную функцию, связывая оказавшихся разделенными близких людей. Эти письма дают возможность проанализировать фронтовую эпистолярную культуру через представления отправителя письма с учетом позиции получателя, понять систему фронтовой переписки, проникнуть в механизмы формо- и смыслогенеза частной эпистолярной модели коммуникации.

Большая группа писем, включает в себя письма фронтовиков с фронта в тыл, к родным, друзьям и ответные письма на фронт. Совокупность этих писем составляет личный эпистолярный комплекс. В систему личного эпистолярного комплекса можно включить: 1) письмо конкретного бойца с фронта конкретному адресату, 2) письмо адресата автору (ответные письма) 3) все письма данному бойцу на фронт (инициированные письма). Рассмотрение данного комплекса писем как системы, способствовало более глубокому и тщательному анализу, раскрывающему причинно-следственные связи, логику сообщений, а также стратегию частной переписки, зафиксированных в эпистолярном источнике.

Второй параграф «Особенности фронтовых писем участников Великой Отечественной войны как исторического источника» посвящен анализу внешних характеристик фронтового письма, а также определению его формуляра.

Выявлены основания классификации фронтовых писем по способу их оформления. Так, письма разделяются на обычные бумажные письма в конвертах, письма – почтовые карточки или открытки и письма-треугольники.

Наиболее распространенную группу составляют письма, написанные на бумаге и вложенные в конверт. Бумага представляла собой обыкновенный тетрадный лист, редко лист из нотной тетради, амбарной книги, бланка радиограммы, плана здания либо обрывок плаката. Встречались письма, написанные на старых географических картах либо на разрезанных листах чистого белого ватмана.

Следующую группу писем составляют письма-карточки и фронтовые почтовые открытки. Это карточки, выполненные на твердой бумаге, и специальные карточки-открытки, выполненные на более мягкой бумаге и отправляемые сложенными вдвое без конверта, с заклеенной верхней частью. Все почтовые карточки содержали информацию об издательстве и включали в себя номер заказа, год издания, цену, упоминание типографии, в которой они были отпечатаны. Наряду с иллюстрированными и неиллюстрированными, встречаются самодельные открытки, нарисованные от руки карандашом или акварелью. В качестве иллюстраций присутствовали изображения реальных фрагментов войны. Почти всегда на карточках наличествовала политико-военная символика: ордена, ленты, вечный огонь. Типичным был очень распространенный рисунок: изображение бойца с автоматом, пишущего письмо домой. Часто встречались открытки с изображением солдата Красной Армии, державшего на руках маленькую девочку и защищавшего ее от фашиста. Под иллюстрацией помещалась подпись: «Мы ведем войну справедливую!».40

По семантическому принципу все надписи на фронтовых карточках можно подразделить на надписи-призывы и надписи-поздравления. И те, и другие обычно содержали цитаты из речей и выступлений партийных и военных деятелей, выдержки из произведений выдающихся представителей культуры и искусства. Среди надписей-призывов достаточно часто встречалась гендерная и патерналистская риторика.

Почтовые карточки содержали определенную зашифрованную информацию в почтовых штампах. Всего их было три. Первый вид – это штампы полевой почты СССР, где указывались полевые почтовые номера. Помимо номера здесь присутствовал символ советской власти – пятиконечная звезда, в центре которой были изображены серп и молот. Например, на одном из штампов можно прочитать: «Полевая почта СССР. – 61043 –».41 Полное название войск, род войск, место расположения и другие подробности, как в мирное время, так и во время войны, не разглашались и являлись военной тайной.42 Письма от гражданского населения, из тыла или из других воинских частей посылались исключительно на полевой почтовый номер части. Именно поэтому и конверт, и почтовая карточка фронтовика всегда содержали такой номер. Он позволял почтовым службам идентифицировать место отправления и место назначения. Кроме штампа полевой почты, почтовая карточка иногда содержала штамп места назначения с индексом почтовой службы, принявшей карточку – это второй вид штампов. Третий вид штампов – это штампы военного цензора.

Почтовые карточки, наравне с другими источниками эпистолярного комплекса, могут быть использованы в исследованиях советской военной символики, а также советской военной идеологии, основные положения которой эти источники призваны были утверждать. Так, например, «образ великих предков», столь часто тиражируемый на фронтовых почтовых карточках-открытках, должен был воспитывать у солдат чувства патриотизма и ненависти к врагу. В качестве примера можно привести почтовую карточку с портретом Дмитрия Донского, под которым были помещены слова И.В. Сталина: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!».43

Следующую группу фронтовых писем составляют солдатские треугольники. Они сворачивались определенным образом и не требовали специального конверта для отправки. Готовое к отправке письмо-треугольник не заклеивалось, т.к. фронтовик знал, что письмо подвергнется цензуре. Авторство фронтовых писем участников Великой Отечественной войны определяется из текста письма или по косвенным данным. Выяснение места создания письменного эпистолярного сообщения – чрезвычайно трудная задача. В письмах запрещалось указывать местоположение войскового подразделения, и поэтому место их написания в большинстве случаев можно определить лишь примерно.

В диссертации также анализируется стиль фронтовых писем – подчас единственный способ косвенной атрибуции эпистолии. По стилю можно выделить письма, в которых доминируют рефлексивные построения, письма с преобладанием описательности и письма с элементами того и другого.

Анализ фронтового письма дополнен в диссертации характеристикой фронтовых почтовых служб. Почтовая связь была важнейшей формой связи фронта и тыла, поэтому весь личный состав военно-полевой почты должен был в любых условиях обеспечивать бесперебойную работу всех органов военно-полевой почты, полную сохранность всех почтовых отправлений через военно-полевую почту; своевременную доставку и вручение почтовых отправлений адресатам.

Письмо фронтовика строилось по четкому формуляру, состоящему из трех основных элементов: начального протокола, основной части и конечного протокола. Такой формуляр детализировался за счет выявления специфики и соотношения его составных частей. Анализ структуры формуляра фронтового письма показал, что в наиболее полном формуляре, начальный протокол фронтового письма состоял из четырех элементов. Инвокация, как составная часть фронтового письма присутствовала в письмах участников Великой Отечественной войны в виде упоминания лидеров советского государства, также имела место интитуляция – как обозначение лица, от которого исходит фронтовое письмо, а так же инскрипция, обозначающая адресата письма, и салютация, выражавшая приветствие.

Основная часть условного формуляра состоит из преамбулы – доминирующей темы своего обращения и промульгации. Одним из элементов основной части условного формуляра писем участников Великой Отечественной войны является наррация – изложение основной мысли письма, реализующая информативную функцию фронтовой эпистолярной коммуникации. Эта часть содержала в себе наиболее значимую для фронтовика информацию, либо выражала его эмоции и чувства. Структурным элементом основной части условного формуляра фронтового письма являлась и диспозиция, содержащая распоряжения и просьбы фронтовиков.

Следующим элементом формуляра фронтового письма можно назвать конечный протокол или заключительную часть, содержащую три блока. Первый – датум – был связан с обозначением места и времени создания письма, второй – аппрекация – выражал пожелания и приветы родным и близким. Последним элементом конечного протокола является корроборация – удостоверительная часть с личной подписью автора.

Во второй главе «Анализ содержания фронтовых писем» исследуются семантические особенности фронтовых писем. В первом параграфе «Информационные возможности фронтовых писем как исторического источника» дается анализ информативности, репрезентативности, достоверности и полноты фронтовых писем, выделяются группы текстовой информации, рассматриваются цензурные ограничения, корректировавшие содержание писем.

Анализ информационного потенциала фронтовых писем основывался на выявлении и рассмотрении видов содержащейся в них текстовой информации, извлечении заключенных в них фактов.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»