WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

С нашей точки зрения, к общим (конституционным) принципам орга­низации и деятельности государственного механизма России относятся на­родовластие. разделение властей, федерализм, гуманизм, законность.

Принцип народовластия (демократии) заключается в том, что источни­ком всей власти считается народ. Современное истолкование этого принципа далеко выходит за его буквальный перевод с латыни на русский язык (демо­кратия — власть народа). Провозглашение власти народа является не только принципом государственного механизма, но и конституционным принципом всей политической системы, всего общественного и государственного строя.

В Конституции России 1993 г. говорится, что «высшим непосредствен­ным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы» (ст. 3). В этой же статье определено, что народ осуществляет свою власть не­посредственно, а также через органы государственной власти и органы мест­ного самоуправления. Последняя формулировка позволяет охватить все ва­рианты и правильно отвергает прежние положения, когда говорилось, что

власть народа осуществляется только через представительные органы — со­веты (ст. 2 Конституции РСФСР 1978 г.).

11

По Конституции, обе 4юрмы народовластия прямая и представи­тельная — равнозначны. Говорить о приоритете какой-либо формы демокра­тии некорректно. Существенно, что Конституция объявила референдум и выборы не вообще высшим выражением власти парода, а высшим непосред­ственным ее выражением, т. е. высшим лишь среди форм непосредственной демократии.

Диссертант отмечает, что редакция ч. 4 ст. 3 Конституции России, со­держащей положение о запрете захвата власти или присвоения властных полномочий, может быть улучшена. Слово «власть» (власть вообще), упот­ребляемое в Конституции России, имеет слишком общий характер. Запрет на присвоение корпоративной власти общественной организации над ее члена­ми, куда они вступили добровольно, невозможен. Еще меньше оснований го­ворить о присвоении родительской власти. А ведь политологи и социологи различают еще мною разновидностей социальной, общественной власти.

Другая проблема связана с защитой народной власти (демократическо­го строя) непосредственно самим народом, гражданами. В конституциях не­которых стран есть положения, согласно которым граждане имеют право и обязаны защищать конституционный строй (Венгрия, Германия, Словакия), о праве народа на сопротивление угнетательскому правительству. Положе­ния подобного рода были бы целесообразны и в российской Конституции.

Некоторые из проявлений демократии не получили закрепления в Кон­ституции России. В ней, например, ничего не говорится о демократических основах организации и деятельности политических партий и общественных объединений, о роли партий в обществе. В Конституции содержатся исклю­чительно положения о равенстве всех общественных объединений перед за­коном, что очень важно для преодоления тоталитарной практики, когда были организации руководящие и руководимые, а также положения о запрещении создания и деятельности таких объединений, которые посягают на основы конституционного строя, безопасность государства и т. д. (ст. 13 Конститу­ции РФ). Что же касается партий, то о них (кроме положения о многопартий-

12

ности) в Конституции России даже не упоминается, что не соответствует со-"^ временным тенденциям конституционного регулирования. Федеральному

Собранию РФ следовало бы ускорить принятие соответствующего феде­рального закона о политических партиях.

Другой принцип организации и деятельности государственного меха­низма России — разделение властей — является системообразующим нача­лом в механизме современного Российского государства.

Вопрос о реализации концепции разделения властей в конституцион­ной практике различных государств мира решается неоднозначно. Мировой опыт функционирования современных политических систем, основанных на принципе разделения властей, позволяет выделить несколько основных мо­делей его реализации: британскую, американскую и французскую.

Несмотря на специфику применения положений концепции разделения

властей в конституционной практике различных государств, можно вычле­нить ряд универсальных ее положений.

1) Структурно-функциональная определенность органов государст­венной власти. Речь должна идти не о разделении властей, а о распределении функций между государственными органами.

2) Взаимное сдерживание и контроль. Распределение функций между государственными органами как необходимая гарантия политической свобо­ды в обществе должно быть устойчивым и неизменным. Это возможно толь­ко в том случае, если ни один из государственных органов не является на­столько сильным, чтобы узурпировать полномочия других. Поэтому необхо­димо; чтобы один государственный орган мог сдерживать другой, необходи­мо равновесие, балансирование отраслей власти. Это призвана обеспечивать так называемая система «сдержек и противовесов».

Под принципом разделения властей следует понимать такую орга­низацию механизма государственной власти, при которой каждый из орга­нов государственной власти характеризуется структурно-функциональной

П

определенностью, а его компетенция зависит от правового статуса и фак­тического соотношения и размежевания полномочий с другими органами.

До настоящего времени обсуждается вопрос о количестве ветвей вла­сти. В юридической литературе верно отмечается, что выделение классиче­ской «триады» ветвей власти не отражает всею многообразия существующих в мире моделей разделения властей. Одни исследователи доводят их количе­ство до 11 и более (Ахенвалль, Шлецер и пр.), другие называют только две власти (например, Мабли - законодательную и исполнительную). Некото­рые ученые выделяют избирательную, административную, учредительную, муниципальную, информационную, контрольную ветви власти. Иногда в фи­лософских работах называюг и большее количество властей (партийную, техническую, профсоюзную, власть СМИ и т. д.). При этом часто смешивает­ся государственная власть с другими разновидностями общественной власти, в частности, с властью корпоративной.

Анализируя особенности разделения властей в России, диссертант при­шел к выводу о том, что данный принцип функционирует по большей части лишь номинально, формально-юридически. Фактически же пока существует лишь техническое распределение между разными государственными органа­ми предметов ведения, сфер деятельности, функций, но отнюдь не разделе­ние властей. Следует признать, что формулировка ст. Ю Конституции РФ не совсем удачна и в техническом отношении. Она не учитывает факта сутцсст- f вования четвертой ветви власти в государстве - президентской.

Другой проблемой, возникающей при рассмотрении данного вопроса является наличие в структуре государственного механизма России органов, которые нельзя отнести ни к одной из существующих ветвей власти. В чис­ле последних можно назвать Прокуратуру Российской Федерации, Счетную палату Российской Федерации, Центральный Банк Российской Федерации, Центральную избирательную комиссию Российской Федерации.

Принцип федерализма. Согласно принципу федерализма, механизм Российского государства формируется и функционирует в условиях сложной

14 '

(федеративной) <)к>рмы территориального усчройп ва. Федеративное устрой-ство Российской Федерации основано на се государственном суверепитею, государственной целостности, единстве системы государственной власти, единстве конституционно-правовой системы, равноправии субъектов Рос­сийской Федерации, рая-рани чении предметов веления и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами госу­дарственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и само­определении народов в Российской Федерации.

В России проведено разделение публичной власти по трем уровням:

федеральные органы государственной власти, органы государственной вла­сти субъектов РФ и органы местного самоуправления.

Вопрос о разделении власти между федеральными органами государст­венной власти и органами государственной власти субъектов РФ решается на основе разграничения предметов ведения и полномочий между федерацией и ее субъектами путем установления исключительной компетенции Россий­ской Федерации (ст. 71 Конституции РФ), исключительной компетенции субъектов Российской Федерации (ст. 73 Конституции РФ) и совместной компетенции Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 72 Конституции РФ). При этом устанавливается принцип верховенства федерального закона в сфере совместных полномочий (ч. 5 ст. 76 Конститу­ции РФ) и верховенства закона субъекта РФ в сфере полномочий, отнесен­ных к его ведению (ч. 6 ст. 76 Конституции РФ).

. На уровне местного самоуправления действие принципа разделения властей характеризуется значительными особенностями. Дело в том, что, со­гласно ст. 10 Коне гт уции РФ, лишь государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Ор­ганы же местного самоуправления отделены от государственных органов (ст. 12 Конституции РФ). И хотя каждый орган наделяется собственной ком­петенцией, не позволяющей ему дублировать деятельность другого органа, границы разделения труда могут быть достаточно подвижными. Более того,

15

даже институционально возможно объединение органов с разными функци ми. Так, согласно Федеральному закону «Об общих принципах организ;»^ местного самоуправления в Российской Федерации», избранный население глава муниципального образования может быть наделен правом входить состав представительного органа местного самоуправления и председатель ствовать на его заседаниях. Такая схема закреплена, в частности, в уставе го рода Тулы.

Принцип гуманизма. Конституция РФ в ст. 2 впервые в ряду основ kqiv ституционного строя провозгласила; «Человек, его права и свободы являютс^ высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Это конституционное требование обращено ко всем без исключения органам государства, к каждому государ­ственному служащему. Данное положение знаменует принципиальный пово­рот во взаимоотношениях гражданина и государства, свидетельствует о ре­шительном отказе от тоталитарного подхода к проблеме «человек — госу­дарство», при котором государство берется за решение основных вопросов жизнеобеспечения, а человек превращается в винтик большой государствен­ной машины.

Новая российская государственность радикально меняет отношения личности и государства. Не человек создан для государства, а государство для человека — таков теперь главный принцип их отношений. Если ранее в структуре правоохраняемых интересов на первом месте стояли интересы го­сударства, на втором — интересы общества и только на третьем — интересы личности, то с принятием 12 декабря 1993 года новой российской Конститу­ции ситуация кардинальным образом изменилась. Теперь на первом месте стоят интересы личности, на втором — интересы общества и только на третьем — интересы государе гва.

Все ветви власти, все звенья государственного механизма должны слу­жить главной цели: обеспечению прав и свобод человека и гражданина.

Uo всех случаях их столкновения с принципом целесообразности при решении того или иного вопроса приоритет должен о тданаться нравам и свободам.

Принцип законности (ч. 2 ст. 15 Конституции РФ). Следует отметить, что, обладая не только юридическим, но и политическим характером, закон­ность выступает основным методом функционирования различных государ­ственных органов и организаций. Применительно к деятельности государст­венного механизма законность означает осуществление всех свойственных государственным органам и должностным лицам функций в строгом соот­ветствии с действующей конституцией, законами и подзаконными актами, согласно установленной в законодательном порядке компетенции.

Строгое и неуклонное соблюдение законности является важнейшим принципом деятельности не только государственных, но и негосударствен­ных органов, учреждений и организаций. Конституция России закрепляет положение, согласно которому органы государственной власти и должност­ные лица, равно как и органы местного самоуправления, граждане и их объе­динения, обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы (ч. 2 ст. 15).

Во второй главе «Структура механизма современного Российского государства» анализируются элементы системы органов государственной власти федерального уровня: Президент РФ, Федеральное Собрание РФ, Правительство РФ и суды.

В первом параграфе «Президентская власть в Российской Федера­ции», определяя Президента РФ как конституционный орган и одновременно высшее должностное лицо, представляющее государство внутри и вовне страны, символ государственности народа, автор отмечает, что он не отно­сится ни к законодательной, ни к исполнительной, ни к судебной ветвям вла­сти, характеризуется особым статусом, вытекающим из его собственных полномочий.

Полномочия Президента Российской Федерации, по Конституции, зна­чительно шире традиционного комплекса полномочий президентов демокра­тических стран Запада. В полномочиях, которыми Конституция РФ наделила

17

Президента, существует «перебор». Обширные и весьма неопределенные т своему объему функции и полномочия президентской власти в России проти­воречат принципу разделения «.частей, предполагающего их взаимную урав­новешенность. сдерживание, согласованность и взаимный контроль.

Президент Российской Федерации обладает огромной властью и пол­номочиями. В настоящее время можно говорить о том, что в России сложи­лась нетипичная форма правления — суперпрезидентская республика, харак­терная лишь для некоторых стран Латинской Америки, Азии и Африки. Этот вывод обусловливают два обстоятельства:

1. Россия по форме правления т относится к «чисто» президентским или, тем более, парламентским рестгубликам. Не относится она и к полупре­зидентским республикам, которые сочетают в себе признаки и президент­ской, и парламентской республики. В России есть отдельные признаки пре­зидентской республики, но нет ни одного признака парламентской.

2. В России существуют все признаки суперпрезидентской республики, которые выделяются в юридической литературе: институт президентства явно доминирует над всеми остальными, а парламент не имеет реального контроля над исполнительной властью; глава государства по собственному усмотрению формирует правительство; утверждение парламентом президентских назначе­ний не предусмотрено; правительство не обладает самостоятельностью в сво­их действиях; глава правительства назначается президентом из числа доверен­ных ему лиц и подотчетен только ему, а не парламенту; судебная власть силь­но зависит от президента, который лично назначает судей, и др.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»