WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

В диссертации подчеркивается, что при анализе взаимосвязи типов
правовых систем и эффективности контроля над преступностью со сто-
роны государства следует рахчичать юридические формы и социальные
реалии. Свидетельство этому — правящие режимы некоторых латиноа-
мериканских государств, которые при наличии образцовых конститу-
ций (за стандарт латиноамериканские страны взяли Конституцию
США) тем не менее получили наименование "наркодемократии". Во-
пиющими являются факты, когда наркодельцы изъявляют готовность
заплатить внешний долг страны в обмен на определенные льготы (Бо-
ливия), когда правящий режим находится если не под контролем нарко-
мафии (Колумбия), то по крайней мере под ее серьезным влиянием (Мек-
сика). Здесь представлены '"обратные модели" социального контроля,
когда не государство контролирует преступность, а криминалитет кон-
тролирует государство. Экономика в таких странах криминализируется,
их население все в большей степени вовлекается в нелегальный бизнес,
государства сами по себе становятся криминальными. Это чрезвычай-
но опасная тенденция, которая требует внимательного изучения и ак-
тивного противодействия — как со стороны международного сообще-
ства, так и в плане оценки ситуации и принятия адекватных мер внутри
других государств.

19

Отдельно в диссертации рассмотрен вопрос о контроле над пре-
ступностью в политико-правовых учениях и правовой системе России.

Третья глава посвящена концепции государстве штого контроля над
преступностью. Ее анализ начинается с уточнения места и роли такого
контроля в политических системах современности.

Государственный контроль над преступностью реализует такую
целевую функцию политической системы, как обеспечение безопасно-
сти (как внутренней, так и внешней) и общественного порядка. Его
концептуальные основания просматриваются в идеологии политичес-
кой системы.

В основе демократической политической системы находится идео-
логия правового государства — по крайней мере, официальная позиция
современной демократии именно такова. Активное внедрение этой иде-
ологии в отечественное правоведение привело многих российских юри-
стов (и население в целом) к убеждению, что демократические преоб-
разования в стране возможны только через ее принятие. В настоящее
время это закреплено юридически: Конституцией Российской Феде-
рации она провозглашена правовым государством.

Отмечая, что доктрина правового государства бьиа хороню -знако-
ма еще дореволюционным российским юристам, диссертант обращается
к анализу ее постулатов с тем, чтобы оценить их значение в исследуе-
мом контексте.

1. Суверенность прав личности, их приоритетность чад праками го-
сударства. Такая постановка вопроса, по мнению соискателя, чревата
тенденцией к хаосу и анархии. Выделение и провозглашение прав лич-
ности в отрыве от ее обязанностей с самого начала входит в противо-
речие с интересами общества в целом, в том числе интересами обеспе-
чения государственного контроля над преступностью (И.Виг). Сувере-
низация личности, акцентуация ее прав ведет к пренебрежению обя-
занностями, в тесной связи с чем находится преступность. Абсолютиза-
ция прав личности столь же деструктивна, как и абсолютизация прав

государства.

2. Верховенство закона во всех сферах общественной жизни. Широко
известный постулат "Дозволено все, что не запрещено законом" пре-
тендует на то, чтобы заменить собой "неписаные нормы": традиции,
обычаи, мораль, нравственность, ~ словом все, что всегда имело большое
значение в социальном регулировании, хотя и находилось вне сферы
регулирования правового. Примечательно, что в реформируемой Рос-
сии данный тезис был "подан" вместе с идеологическими акциями по
"модернизации сознания", суть которых как раз и заключается в разру-
шении традиционных ценностей в различных областях жизнедеятель-
ности. Поэтому рост преступности как следствие вседозволенности ге-
нетически связан с абсолютизацией роли закона.

20

3. Разделение и равновесие властей. Характерно, что такого равнове-
сия в России нет даже на законодательном (конституционном) уровне.
С одной стороны, конституционный кризис 1993 г. сказался на прести-
же парламента, который утратил во многом контрольные функции в
системе координат "Президент — Федеральное Собрание ~ Прави-
тельство". С другой стороны, президентская власть не смогла стать под-
линно реформаторской по своей сути. Сказывается сильное влияние
аппаратных связей и отсутствие единой исполнительной вертикали, обус-
ловливаемое автономностью полномочий глав исполнительной власти
субъектов Российской Федерации (Л.А.Окуньков).

Не говоря о том, замечает соискатель, что доктрина правового го-
сударства в реальной действительности никогда в идеале воплощена не
бы-'i.i (даже в США, этом, казалось бы, образце демократии, можно
найти проявление признаков полицейского государства), есть основа-
ния усомниться, что динамика современной государственности движется
в сторону ограничения проявлений авторитаризма. Такое движение,
скорее, свидетельствует о сближении позиций демократического и
тоталитарного, правового и полицейского государств.

Наиболее существенным признаком тоталитаризма является стрем-
ление властей контролировать сознание своих граждан. Самым главным
видом государственного контроля становится контроль над мыслями
своих подданных. На это, как показывает историческая практика, на-
правлены усилия разветвленного фискального аппарата, упрощенная
система административного и судебного преследования, громоздкая
машина концентрационных лагерей. Эта грандиозная задача решалась
варварскими методами, приводя к огромному количеству невинных
жертв.

В демократическом государстве контроль над сознанием осуществ-
ляется путем использования современных информационных техноло-
гий. Особую роль в этом призваны сыграть телевидение и компьютерная
техника- Информационные технологии вовсе не гарантируют больше
демократии, хотя они, конечно, более гуманны и более эффективны, чем
известные тоталитарные модели.

Футурологические проекты становления нового "информацион-
ного" общества (всеобщего благоденствия), которым будут управлять
гуманисты и интеллектуалы ~ не более чем очередная иллюзия, игно-
рирующая обострение социальных противоречий и люмпенизацию на-
селения. Намного более реален другой прогноз, в особенности для Рос-
сии, — прорыв к власти криминальной элиты.

Адсорбировавшись "естественным" путем (через процессы крими-
налиэации экономики и политики), завладев огромными средствами (в
том числе через механизм приватизации), эта элита включилась в борьбу
за власть, чтобы сделать результаты своего обогащения необратимыми,

21

а криминальные способы приобретения богатства — основой экономики.

Диссертант не разделяет высказанную в литературе точку зрения,
что СССР времен Ленина-Сталина, гитлеровская Германия, фашист-
ская Италия или Китай при Мао-Цзедуне представляли собой госу-
дарства, где у власти находилась мафия (А.С.Никифоров). Равным обра-
зом упреки КПСС в мафиозности это не что иное как наклеивание
ярлыков. Отождествление тоталитарных социально-политических сис-
тем с мафией — это большое упрощение. Мафия слишком утилитарна,
чтобы задействовать в таких масштабах человеческий фактор, как это
имеет место в тоталитарных сисгемах. Мафия думает только о собст-
венном обогащении, она не проектирует хорошего будущего народа, на-
селяющего государство. В идеале она желает создать обстановку бедст-
вия, разрухи, острого дефицита всего жизненно необходимого, социаль-
ную прострацию населения, разрыв коммуникаций, выкачку всех нали-
чествующих ресурсов за счет монопольно высоких пен на вес, что обес-
печивает выживание- Конструирование и реализация таких проектов
получили наименование "огосударствления мафии'' (В.С.Овчинский).

Упомянутые социально-политические проекты ускользают из вни-
мания футурологов и политологов, идеализирующих действительность
в силу ориентированности на зарубежные модели социального разви-
тия, которые основаны на материале развитых капиталистических стран
и устремлениях их политических элит. Возникают серьезные сомнения,
что эти элиты заинтересованы в оздоровлении социально-политичес-
кой обстановки в гос>дарс1вах с коммунисгическим прош-шм. Такие
сомнения проистекают из крайне противоречивого отношения к судь-
бе этих стран, в частности, России. С одной стороны, ведущие западные
страны обеспокоены активизацией организованной преступности, ко-
торая мощным потоком хлынула на их территорию, и в этом плане они
готовы сотрудничать на межгосударственном и межведомственном уров-
нях, чтобы сдержать этот поток. С другой стороны, упомянугые государ-
ства, реализуя свои политические и экономические притязания, всту-
пают в сотрудничество с представителями того же криминалитета, что
обеспечивает им огромные прибыли. Такая противоречивость способ-
ствует дальнейшей криминализации, а в конечном итоге — движению
назад, к тоталитаризму.

Страны с ранее существовавшими тоталитарными политическими
системами, столкнувшись с реальной, хорошо организованной силой —
мафией, оказались перед выбором: или уступить эгой силе, или обеспе-
чить эффективный контроль над ней. Первая альтернатива, несомненно,
гибельна, и ее выбор означает катастрофические социальные погрясе-
ния. Вторая предполагает позитивное определение концептуальных ос-
нований государственного контроля над преступностью.

22

В диссертации аргументируется мнение, что в основу концепции
государственного контроля над преступностью должен быть положен
критерий разумности, целесообразности. Разумное общество — это об-
щество, идущее к состоянию, при котором можно избежать деградации
И обеспечить условия для поступательного развития. Оно должно обла-
дать следующими свойствами: умением создать возможность проявле-
ния интеллектуальных способностей отдельных личностей с учетом их
своеобразия и индивидуальности; способностью гарантировать высо-
кий уровень социальной защищенности человека; сознательным под-
чинением экологическому и нравственному императивам (Н.Н.Моисеев).

По мнению соискателя, в последние годы все активнее заявляет о
себе "гуманитарный технократизм" — стремление путем манипуляций
обеспечить достижение поставленных узкой социальной группой це-
лей. Такие цели имеюг заведомо деструктивный характер, поскольку
они не учитываюг реальных потребностей личности — общества —- го-
с',л;1рс1ва. Они изначально эгоистичны, антиисторичны и без1гравственны,
ибо механизм любой манипуляции предполагает полное забвение нрав-
ственных императивов. Особенно опасен подобный гуманитарный тех-
нократизм в сфере политического и государственного строи i ел ьсгва.

С самого начала осуществления реформ (либерализации иен) в
сознание населения и правоприменителей внедряется идеологический
"вирус", получивший выражение в тезисе " Классически капитал на-
живается преступным путем это общеизвестно, поэтому следует по-
дождать, когда закончится период его первоначального накопления."
Можно считать, что этот период закончился, однако обстановка в стра-
не не только не нормализовалась, но и значительно ухудшилась. Обще-
ство находится в состоянии перманентного системного кризиса. Что
же касается идеологии "первоначального накопления капитала", то
подавляющая часть населения ее не приняла и не могла принять, по-
скольку ее грабительский характер очевиден.

Другая идея, выдвинутая в процессе реформирования, заключается
в обосновании необходимости и целесообразности сотрудничества с
лидерами криминальных структур для обеспечения контроля над пре-
ступностью.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»