WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

Экономическая функция государственного контроля над преступ-
ностью выражается в обеспечении сохранное ги федеральной и муни-
ципальной собственности, пресечении хищнического отношения к го-
сударственным и общественным ресурсам, разработке и осуществлении
мер прогив преступных проявлений в экономике.

Принудительная функция имманентно присуща государству, по-
скольку оно является единственным носителем права на легитимное
насилие (М. Всбср). В этой связи авгор отмечает, что принудительная
функция государе гва объективно необходима и выражает его "смысло-
образующее" значение, хотя это не исключает возможности государст-
ва злоупотребить насилием. Такая возможность объекгивизируется тем,
что власть и сила нередко оказываются в руках социальных групп, защи-
щающих интересы меньшинства.

Воспитательная функция проявляется в воздействии со стороны
государе гва на сознание, психологию граждан с целью недопущения
ими общественно опасных посягательств (цель-минимум) и формиро-
вания устойчивых навыков социально позитивного поведения (цель-
максимум). Следовательно, рассматриваемая функция тесно связана с
феноменами правового сознания и правовой культуры, правовой идео-
логии и психологии, правовой пропаганды и правового воспитания.

15

Предупредительная функция государственного контроля над пре-
ступностью в последние годы во многом остается нереализованной по
причине интенсификации разрушительных процессов в России, кото-
рые затронули существовавшую ранее систему социальной профилак-
тики. Наиболее заметно здесь отсутствие необходимой материально-
технической базы широкой профилактической деятельности государ-
ства. Не менее существенную роль в этом играют пробелы в государст-
венно-правовой идеологии, когда забвению предан классический по-
стулат о том, что лучше предупреждать преступления, чем наказывать
(Ш. Монтескье, Ч.Беккариа). когда причины преступности активно сти-
мулируются усилиями влиятельных структур, а государство не предпри-
нимает серьезных попыток воздействовать на этот процесс.

Компенсационная функция реализуется при возмещении ущерба и
устранении вреда, причиненного преступлениями, восстановлении прав
И интересов, нарушенных при совершении общественно опасных пося-
гательств. Конечно, не все нарушенные права и интересы можно вос-
становить, но многие из них возможно компенсировать (в частности,
выплатой денежной суммы за причинение морального ущерба). В ко-
нечном счете правонарушитель обязан заплатить за совершенное пре-
ступление, и эта плата должна превышать возможные выгоды от право-
нарушения. Данная мысль, по мнению соискателя, требует более широ-
кого и последовательного воплощения как в законодательстве, так и в
правоприменительной практике.

Координационная функция государственного контроля над преступ-
ностью выражается в организующей роли государства в лице его ком-
петентных органов в плане объединения усилий различных субъектов
деятельности в рассматриваемом направлении. Эту сложную задачу при-
ходится решать в условиях расширения круга соответствующих субъек-
тов и их разобщенности (организационную, территориалыгую, функци-
ональную, психологическую). Здесь просматриваются международно-
правовые, межведомственные аспекты сотрудничества, которые, как счи-
тает диссертант, в принципе тяготеют к организационной интеграции.

С теоретической точки зрения указанные функции государствен-
ного контроля над преступностью могут быть объединены в понятии и
содержании политического режима. Для того, чтобы охарактеризовать
политический режим, необходимо уяснить, к достижению каких реаль-
ных целей он стремится и какими методами добивается их реализации.

Сопоставляя по существенным характеристикам два '"полярных"
типа политического режима — демократический и тоталитарный, дис-
сертант отмечает, что демократический режим не гарантирует высокого
уровня обеспечения безопасности, а тоталитарный — не означает раз-
гула насилия. Более того, общее сравнение, если иметь в виду контроль
над преступностью, не в пользу демократического режима (в виде его

16

современных образцов). При демократическом режиме многие функции
государственного контроля над преступностью реализуются под зна-
ком идеологом, которые превращают их в свою полную противополож-
ность. Так, политическая функция нередко осуществляется в контексте
парадигмы "власть — средство разбогатеть, минимизировать возмож-
ность привлечения к уголовной ответственности1', идеологическая —
"совершение преступлений — приемлемая стратегия для обогащения,
если обеспечить собственную безнаказанность", экономическая — "кри-
минальный бизнес — оборотная сторона легального предприниматель-
ства", охранительная — "право сильного всегда можно оформить юри-
дически", воспитательная — "разрушение нравственности облегчает
процесс социального манипулирования". Сказанное не следует пони-
мать в качестве доказательств преимуществ тоталитаризма. Соискатель
no.iaiaer, что нельзя ограничиваться выбором между двумя альтернати-
вами: идолом западной демократии и призраком восточного тоталита-
ризма. Следует расширить круг поиска и попытаться создать концепту-
альную модель государственного контроля над преступностью, которая
будет максимально эффективной.

Во второй главе диссертации исследуется методология государст-
венного контроля на преступностью. Автор исходит из того, что разра-
ботка соответствующей концепции предполагает уяснение основных
исторических достижений политической и правовой мысли в рассмат-
риваемом направлении. Это важно методологически как в философ-
ско-правовом аспекте, так и с точки зрения изучения исторического
опьпа, определения ориентиров будущего.

Обращение к работам по философии права, истории политических
и правовых учений дает основание диссертанту сформулировать вывод
о тесной связи этих учений с духовными (религиозно-этическими) и
культурно-историческими традициями. Данное обстоятельство обычно
не подвергалось осмыслению и даже нередко игнорировалось, особен-
но в работах советских ученых-юристов. Здесь, несомненно, сказывались
идеологические ограничения, проистекающие из атеистического дог-
мата, что, естественно, обедняло результаты научного анализа. Между
тем духовная и культурологическая сторона политики и права являют-
ся той базой, не опираясь на которую, нельзя рассчитывать на продук-
тивное исследование событий прошлого и настоящего, включая изуча-
емую проблематику.

Имея в виду сущность запретов, которые выступают гарантом эво-
люционного развития человека, общества и государства и являются "то-
тальными социальными фактами" (М.Мосс, А.П.Бугенко), например, табу
на инцест (КЛеви-Стросс) или каннибализм, диссертант обращает вни-
мание на религиозный (основанный на верованиях) характер таких
запретов. В этой связи выделяются два существенных обстоятельства.

17

Первое: магический характер запретов в первобытном обществе обеспе-
чивал их мощную эффективность. Нарушение табу, даже непреднаме-
ренное, воспринималось субъективно с мистическим ужасом, вызывало
переживания, подчас приводившие нарушителя к болезни и смерти
(Д. Фрезер). Следовательно, эффективность запретов определялась ско-
рее не внешней угрозой претерпеть страдания за их нарушения, а внут-
ренним убеждением в недопустимости этого и даже невозможности (в
том смысле, что богов все равно не обманешь, нарушение табу неизбеж-
но станет известным жрецу и вождю). Второе: руководители первобыт-
ной общности находились под более жестким контролем, чем рядовые
члены племени, Поэтому они были вынуждены (это не исключает их
внутренней убежденности) подавать соплеменникам личный пример в
соблюдении различных предписаний, ритуалов, обрядов, что в свою оче-
редь выступало гарантом строгости обеспечения контроля за тем, чтобы
не допустить отклонений в поведении членов своего клана.

Судя по первоисточникам, древние народы жили с верой в добро и
справедливость, их силу, с убеждением в неизбежность кары за зло и
несправедливость. Характерно, что уже тогда они отмечали (предвиде-
ли) тенденцию движения общественных нравов от добра ко злу, от прав-
ды — ко лжи. В этих наблюдениях содержится интуитивное предчувст-
вие разрушительного потенциала противоречий, на фоне которых будет
развиваться общество. Здесь с методологической точки зрения важно
выделить противоречия между рациональным и иррациональным (разу-
мом и верой), между светским и духовным.

Первое из указанных противоречий, вызвало рационализацию зна-
ний и, как следствие, — идеализацию представлений. Поясняя эту мысль,
диссертант замечает, что рационализация знаний выражается в стрем-
лении установить истину разумом. Если Сократ учил непоколебимо ве-
рить в добро, если древние народы веровали в справедливость, то с рас-
падом патриархального строя эта вера постепенно вытеснялась верой в
разум. Отсюда попытки предложить (на основе критики существующих
нравов и воззрений) некие идеальные модели общественного устрой-
ства, где не будет места насилию и другим общественно опасным прояв-
лениям (или они будут максимально ограничены)- Такую модель пред-
лагал Платон, по этому же пути (идеализации рационализма) шли уто-
писты (Т.Мор, Т.Камданелла, Морелли, Д.Уинстенли).

Второе противоречие просматривается в отделении общества, на-
уки от религии. Поэтому, полагает соискатель, целесообразно различать
политико-правовые учения, основанные на религиозных догматах, и
учения секуляризованные. Рассматривая те и другие, автор выделяет их
сильные и слабые стороны. Сильная сторона богословских учений —
опора на нравственные императивы, секуляризованных — формулиро-
вание "вечных истин", которые впоследствии были восприняты право-

18

вой теорией (в частности, в концепции правового государства). Слабые
их стороны связаны с крайностями различных подходов. С одной сторо-
ны, убежденность в торжестве разума над верой обусловила появление
политико-правовых проектов, которые тяготеют к тотальному контро-
лю, где роль личности низведена до послушного исполнителя воли пра-
вителей. С другой стороны, возникли учения, в которых содержались при-
зывы к безжалостной расправе с еретиками, что привело к широкомас-
штабной охоте на ведьм — позорной странице в истории католичества.
Рационализм, не подкрепленный верой в нравственные идеалы, столь
же деструктивен для общества и так же посягает на свободу воли чело-
века, как и религиозный фанатизм.

С позиций духовных и культурно-исторических традиций в диссер-
тации исследуется вопрос о государственном контроле над преступно-
стью в странах с различными правовыми системами. Автор поддержи-
вает точку зрения, что право — это элемент духовной культуры, корни
которой познаются не только и даже не столько с позиций делуктив-
но-нплуктивных обобщений и нивелировок, сколько с точки зрения
подлинных (одухотворенных) отношений, имеющих свою метафизику,
— морали, религии, национально-исторической специфики (В.Н.Си-
нюков). Под этим углом зрения в работе рассматриваются различные
типы правовых семей; рома но-германская, англосаксонская, исламская,
индусская, дальневосточная, латиноамериканская, славянская. Диссер-
тант пытается установить зависимости между типом правовой системы
и эффективностью государственного контроля над преступностью.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»