WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Исходя из определения этнокультурной принадлежности, автор дал собственную группировку русскоязычному населению Литвы. Наиболее значительная из них – это люди, владеющие литовским языком, но искренне считающие себя русскими по языку, духу и культуре. В то же время, стараясь приспособиться к новым условиям жизни в Литве после обретения ею независимости, они, как правило, достаточно критически оценивают ситуацию в стране. В их число входят представители интеллигенции, преимущественно люди среднего и старшего возраста, получившие образование в советское время, а также русскоязычная молодежь, обучающаяся в русских школах Литвы. Вторая группа включает в себя лиц, называющих себя соотечественниками, знающих русский язык и культуру, но в попытках вписаться в местную среду на практике стремительно теряющих свою идентичность. Боязнь показаться нелояльными в глазах литовских властей заставляет их использовать государственный язык даже на мероприятиях, где они имеют право говорить по-русски. Судя по всему, эта часть русскоязычного населения в недалеком будущем окончательно ассимилируется в литовский этнос. Третью, не очень большую часть составляют люди преклонного возраста, сохранившие русский язык, культуру и «советский» менталитет. Они идентифицируют себя не столько с Россией, сколько с СССР. Соответственно, они плохо знают литовский язык, местную историю и культуру. Устойчивые морально-психологические установки создают для них наибольшие трудности в интеграции. И наконец, четвертая часть более чувствует себя литовцами, чем русскими. К ним относятся школьники и студенты, воспитанные в постсоветское время. Во-первых, это обусловлено значительно большим космополитизмом молодежи в сравнении с соотечественниками старшего поколения и слабым осознанием своей национальной связи с Россией. Во-вторых, многие из молодых соотечественников учатся в литовских учебных заведениях, живут в литовской информационной среде, что накладывает отпечаток на их менталитет.

Во втором разделе «Эволюция этнополитических процессов в Латвии, Литве, Эстонии» диссертант сравнивает то, как проходят изменения этнополитической ситуации в трех прибалтийских республиках. В этой связи в разделе выделены особо значимые для раскрытия выбранной темы исторические события, которые проанализированы с точки зрения характеристики государственной политики Латвии, Литвы и Эстонии в отношении русскоязычного населения. Автор диссертационного исследования также выделил ряд факторов, детерминировавших этнополитические процессы на третьем этапе эволюции: экономический, культурно-психологический, предоставления гражданства, статус русского языка и внешнеполитический.

В ходе анализа диссертантом установлено, что эволюция этнополитических процессов в прибалтийских республиках имеет как общие черты, так и существенные различия. Среди общих черт можно выделить три этапа эволюции, имевшие места во всех трех республиках: первый этап – процесс вхождения республик в состав СССР, второй этап – этнополитика Союзного центра и республиканских элит, третий этап – образование этнополитических движений и процесс выхода из состава СССР. Они и оказали наибольшее влияние на формирование современной государственной политики по отношению к русскоязычному населению. Обстоятельства вхождения Прибалтийских государств в состав Советского Союза политическими элитами новых государств представляются в качестве морально-правового основания массовой дискриминации русскоязычного населения. Второй этап характеризуется тем, что именно в период нахождения в составе СССР республики имели значительное промышленное развитие. С этим связаны и изменения пропорциональности этнического состава, а именно увеличения в нем русскоязычного населения (в основном русского). Важно отметить, что в советские времена проблемы на этнической почве в республиках не выходили на первый план, они практически отсутствовали. А после распада СССР русскоязычное население превратилось в дискриминируемую группу.

В то же время существенным различием в эволюции этнополитических процессов в советский период стала массовая миграция русского населения в Латвию и Эстонию, в то время как Литву этот процесс не коснулся. Существенным отличием этнополитических процессов в Литве является и то, что после распада СССР в вопросе гражданства был реализован «нулевой вариант». Государственное законодательство причислило русскоязычное население к категории этнических меньшинств, а в Латвии и Эстонии этого не произошло. В итоге в одночасье сформировался новый объект государственной политики государств Прибалтики – русскоязычное население. Государственная политика Латвии и Эстонии была нацелена на разделение общества внутри республики на два лагеря: на граждан и «неграждан». Причем русскоязычное население изначально принимало активное участие в процессах суверенизации советских республик, однако его ожидания были обмануты новыми правительствами Латвии, Литвы и Эстонии. В то же время важно иметь ввиду, что само русскоязычное население при проводимой государствами Прибалтики дискриминационной политики вело себя достаточно лояльно, даже индифферентно. Оно не создавало активных политических движений в противовес народным фронтам, не выходило на антидискриминационные демонстрации и т.п.

В третьем разделе «Основные направления современной государственной политики в политико-правовой сфере» проводится сравнение влияния государственной политики в сфере гражданства, избирательного права, права на объединения на современное положение русскоязычного населения в Латвии, Литве и Эстонии. Также диссертантом анализируется проблема, служащая своего рода индикатором политической и социокультурной интегрированности русскоязычного населения в Латвии и Эстонии – проблема натурализации русскоязычного населения. Рассматриваемые нами в данном разделе проблемы сравниваются с международными стандартами.

В Литве, по причине незначительной доли русскоязычного населения, государство приняло решение в пользу автоматической процедуры получения гражданства русскоязычным населением. Правовое положение этносов в составе русскоязычного населения в этой республике существенно отличается от ситуации в двух соседних государствах, поскольку они имеют статус этнических меньшинств. В Латвии и Эстонии же, где более трети населения до сих пор не признаны гражданами, законодательство до сих пор ограничивает возможность получения гражданства и регламентирует процедуру ходатайства перед государством о натурализации весьма строгими требованиями к кандидатам. А запреты на прием в гражданство по политическим мотивам, то есть исходя из политических убеждений кандидата, являются дискриминационными, существенно замедляют темпы натурализации. Государство в данном вопросе заняло выжидательную позицию, оттягивая решение проблемы, пока она не разрешится сама собой, то есть неграждан в силу их возрастных особенностей не останется.

Анализируя законодательную базу государств Прибалтики в части гарантирования своим гражданам политических прав, диссертант приходит к выводу, что государственная политика во всех трех республиках направлена на ограничение русскоязычного населения в политическом участии. Причины этого ограничения, по мнению автора диссертационного исследования, заключаются в следовании правительствами Латвии, Литвы и Эстонии курсу на построение моноэтнического государства самоопределившихся титульных этносов. В результате представительство в органах государственной власти и в органах местного самоуправления носит этнократический характер. Ограничения, которые исключают доступ русскоязычного населения к государственным структурам Латвии и Эстонии, в законодательстве не закреплены и носят косвенный характер в виде обязательного требования наличия гражданства и существенного языкового барьера.

В данном разделе автор диссертационного исследования также дает оценку итогам прошедших в июне 2009 года выборов в Рижскую Думу, когда около трети мест в парламенте получил «Центр Согласия», включающий в себя пять партий левого толка (ядром одной из них, Партии народного согласия, являются бывшие активисты Народного фронта Латвии). Новый парламент силами коалиции «Центра Согласия» и Латвийской Первой партии избрал на пост мэра г. Риги кандидатуру русского по происхождению Н.Ушакова, отдав 37 голосов из 60. Победа на выборах русского кандидата свидетельствует о том, что русскоязычное население в государствах Прибалтики начало консолидироваться.

В Литве, несмотря на отсутствие открытой конфронтации государственной власти с русскоязычным населением, в республиканских структурах законодательной и исполнительной власти русскоязычное население не представлено. Поэтому оно не может эффективно защищать свои права на сохранение этнической самобытности, языка, культуры на государственном уровне. А в избирательных выступлениях и программах литовских политиков тема положения русскоязычного населения обходится стороной, что порождает политический инфантилизм русскоязычных избирателей. С другой стороны наблюдается пассивность самого русскоязычного населения в реализации политических прав. Они дистанцированы от происходящих политических процессов в стране, в силу существующего у них представления о том, что заметного влияния на решение интересующих их вопросов они оказать не могут.

Наряду с избирательным правом, в данном разделе диссертант также проанализировал вопрос реализации русскоязычным населением права на объединения, цель которого состоит в том, чтобы обеспечить возможность участия каждого в политической и общественной жизни. Следует отметить, что опыт жизни в новых независимых государствах все чаще наталкивает активную часть русскоязычного населения на мысль о том, что их достойная интеграция в новое общество не может быть достигнута без самоорганизации и объединения усилий по защите своих прав и интересов. Это особенно актуально для Латвии и Эстонии, которые являются парламентскими республиками.

В рассматриваемых государствах Прибалтики существует широкий спектр организаций, объединяющих представителей русскоязычного населения. Проведенный автором диссертационного исследования анализ выявил следующие особенности этих объединений, что одновременно, по нашему мнению, составляет и трудности, связанные с их деятельностью. Во-первых, большинство этих организаций – этнокультурные объединения: русские общины, славянские общества Прибалтики, Шяуляйское общество этнических меньшинств и Алитусский культурный центр национальных меньшинств в Литве. Широко распространены общественные объединения, в чьи цели входит сохранение и развитие русского языка: Латвийская и Эстонская ассоциации преподавателей русского языка и литературы, Ассоциация учителей русский школ Литвы и т.п. Существуют также и организации, ориентированные на все русскоязычное население: Союз российских соотечественников Латвии, Ассоциация российских граждан в Литве, Нарвское общество российских соотечественников и т.п.16. То есть практически все эти организации – неполитические, а значит, возможности влияния их на проводимую в странах политику весьма ограничены. Однако даже национально-культурные объединения и их активисты способны высказывать принципиальную позицию, задевающую политические интересы. Подобным «маршем протеста» были демонстрации русскоязычного населения за сохранение русского языка в школах Латвии. И хотя реформами образования 2004 года сфера использования русского языка сократилась, тем не менее, русскоязычное население заявило себя как консолидированная, общественно активная политическая сила. Во-вторых, объединения русскоязычного населения испытывают финансовые трудности. Лишь те немногие из них, кто активно занимается коммерческой деятельностью, в состоянии проводить за свой счет культурные и общественные мероприятия. В-третьих, организации крайне разрознены, часто конкурируют между собой, что затрудняет работу, как самих объединений, так и организацию помощи из России.

Диссертант полагает, что политическая элита новообразованных республик не ведет противоборство с русскоязычным населением внутри своих государств. Политическая элита ведет идеологическую борьбу и формирует государственную политику в отношении России. Русскоязычное население явилось лишь инструментом этой политики со стороны Латвии, Литвы и Эстонии.

В четвертом разделе «Основные направления современной государственной политики в культурно-образовательной сфере» диссертант анализирует направления государственной политики Латвии, Литвы и Эстонии в области применения русского языка, образования, средств массовой информации, отношения к ветеранам Великой Отечественной войны. В этом разделе также сравнивается положения действующих республиканских нормативных документов данной сферы с нормами международного права.

Автор диссертационного исследования считает, что наряду с политикой массового отказа в гражданстве государственные власти государств Прибалтики проводят жесткую линию на выдавливание русского языка из сферы образования, межнациональной коммуникации. По мнению диссертанта, в Латвии и Эстонии, которые по существу являются биэтническими государствами, где две самые многочисленные этнические группы используют в качестве средства внутригрупповой коммуникации два разных языка, статус русского языка должен быть закреплен официально.

Анализ школьных реформ в Латвии и Эстонии показал, что они проводились исключительно из политических соображений и их целью был курс на постепенную ликвидацию образования на русском языке. Таким образом, по мнению диссертанта, посредством государственного регулирования в области использования русского языка и образования правительствами государств Прибалтики изначально осуществлялась политика «выдавливания» русскоязычного населения из этих стран, а в настоящее время – его ассимиляция.

Анализируя программы интеграции государств Прибалтики, автор диссертационного исследования делает вывод о том, что проводимая в них государственная интеграционная политика носит односторонний характер. Государственная власть не обеспечивает со своей стороны встречного движения. Более того, по мнению диссертанта, основная цель современной государственной интеграционной политики – ассимиляция русскоязычного населения.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»