WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
  1. впервые в отечественной научной литературе ставится вопрос о целенаправленной государственной политике в отношении русскоязычного населения в Латвии, Литве и Эстонии;
  2. были выявлены как общие, так и специфические черты государственной политики в отношении русскоязычного населения в Латвии, Литве и Эстонии в сфере гражданства и использования русского языка;
  3. в качестве основных направлений современной государственной политики Прибалтийских государств в отношении русскоязычного населения выделены политико-правовая и культурно-образовательная сферы;
  4. дана характеристика школьной реформы в постсоветских республиках Прибалтики через призму положения русскоязычного населения;
  5. охарактеризована практика реализации права русскоязычного населения на объединения;
  6. выделено несколько групп в составе русскоязычного населения Литвы;
  7. даны авторские рекомендации по совершенствованию работы России с русскоязычным населением в Прибалтике.

Наиболее существенные положения исследования, выносимые автором на защиту:

  1. Эволюция этнополитических процессов в Латвии, Литве и Эстонии состоит из трех основных этапов: первый этап – вхождение в состав СССР, второй – этап наибольшего притока русскоязычного населения в тогдашние союзные республики, третий этап – выход из состава СССР и дальнейшее развитие в рамках суверенных государств. Процессы первого этапа (в первую очередь, подписание пакта Молотова – Риббентропа) политическими элитами новых государств представляются в качестве морально-правового основания массовой дискриминации русскоязычного населения. Второй этап характеризуется тем, что в республиках бурно развивалась промышленность, а потому произошли изменения в структуре населения, а именно произошло увеличение в нем русскоязычного (в основном русского) населения. В Литве в виду отсутствия широкой индустриализации большого притока русскоязычного населения не было. Однако конфликтов на этнической почве в советские времена в Латвии и Эстонии не было. Русскоязычное население стало объектом государственной политики уже после распада СССР, когда государственная политика была нацелена на разделение общества на граждан и «неграждан».
  2. С момента провозглашения суверенитета до настоящего времени дискриминационный характер государственной политики в отношении русскоязычного населения Латвии и Эстонии не претерпел кардинальных изменений. Ее основными направлениями, служащими своего рода индикатором политической, экономической и социокультурной интегрированности русскоязычного населения в общество, являются политико-правовая и культурно-образовательная сферы.
  3. Государственная политика в отношении русскоязычного населения не была неизменной на протяжении всего постсоветского периода. В первые годы провозглашения независимости республики были нацелены на выдавливание русскоязычного населения со своих территорий. В этом направлении на государственном уровне были приняты существенные меры: отказ от автоматического предоставления гражданства в Латвии и Эстонии, непризнание русского языка в органах государственной исполнительной, законодательной, судебной власти, в органах местного самоуправления, фактические запреты на профессиональную деятельность по некоторым категориям, образовательные реформы, притеснение русскоязычных средств массовой информации и т.п. Эти меры государственной политики были косвенно направлены на создание таких условий для русскоязычного населения, при которых оно должно было мигрировать в Россию и другие страны бывшего Советского Союза. Однако русскоязычное население за десятилетие приспособилось к новым условиям. Первоначальные цели политических элит Латвии, Литвы и Эстонии достигнуты не были. В результате в прибалтийских республиках были разработаны и приняты государственные программы интеграции, цель которых – ассимиляция русскоязычного населения.
  4. Государственная политика в отношении русскоязычного населения в Литве изначально была направлена на постепенную ассимиляцию русскоязычного населения. Низведение представителей русскоязычного населения до статуса этнических меньшинств, поставило эту группу перед необходимостью лояльного отношения к государству. Таким образом, литовские власти, выбрав более либеральные подходы по отношению к русскоязычному населению по сравнению с Латвией и Эстонией, в результате проводят политику медленной и постепенной ассимиляции русскоязычного населения. По мнению диссертанта, государственная политика стран Прибалтики направлена не на противоборство с русскоязычным населением внутри своих государств. Политическая элита республик ведет идеологическую борьбу и формирует государственную политику в отношении России. Русскоязычное население является лишь инструментом этой политики со стороны Латвии, Литвы и Эстонии.
  5. Диссертант выявил следующие особенности объединений русскоязычного населения в государствах Прибалтики: во-первых, их этно-культурный характер, что не позволяет им влиять на проводимую в странах политику; во-вторых, финансовые трудности этих объединений; в-третьих, крайняя разрозненность и конкуренция между собой, что затрудняет предоставление помощи из России. Однако даже национально-культурные объединения, по мнению автора диссертации, способны высказывать принципиальную позицию, задевающую политические интересы. Подобным «маршем протеста» были демонстрации русскоязычного населения за сохранение русского языка в школах Латвии. И хотя реформами образования 2004 года сфера использования русского языка в этой республике сократилась, тем не менее, русскоязычное население выступило как общественно активная группа.
  6. Исходя из определения этнокультурной принадлежности, автор выделил следующие группы русскоязычного населения в Литве. 1) Люди, владеющие литовским языком и считающие себя русскими по языку и культуре. В их число входят представители интеллигенции, преимущественно люди среднего и старшего возраста с «советским» образованием и русскоязычная молодежь, обучающаяся в русских школах Литвы. 2) Лица, знающие русский язык и культуру, но пытающиеся вписаться в местную среду и использующие государственный язык даже на мероприятиях, где они имеют право говорить по-русски. Эта часть русскоязычного населения в будущем окончательно ассимилируется в литовский этнос. 3) Люди преклонного возраста, сохранившие русский язык и «советский» менталитет. Они идентифицируют себя с СССР, плохо знают литовский язык, местную историю и культуру и испытывают трудности в связи с устойчивыми морально-психологическими установками. 4) Часть русскоязычного населения, которая более чувствует себя литовцами, чем русскими. К ним относятся школьники и студенты, воспитанные в постсоветское время.
  7. По результатам анализа школьной реформы в постсоветских республиках Прибалтики через призму положения русскоязычного населения диссертант выделил следующие характеристики этой реформы. Во-первых, реформы школьного образования проводились исключительно из политических соображений, их целью был курс на постепенную и завуалированную ликвидацию образования на русском языке. Таким образом, посредством государственного регулирования в области использования русского языка в системе образования правительствами Латвии и Эстонии осуществляется политика ассимиляции русскоязычного населения в этих странах. Во-вторых, есть проблемы и в самой системе школьного образования. На протяжении всего постсоветского периода власти прибалтийских республик были озабочены лишь проблемой языка преподавания, и среднесрочной или долгосрочной концепции системы образования не разрабатывалось. Соответственно современный уровень образования слабо отвечает требованиям времени. В-третьих, государственная политика стран Прибалтики в сфере обеспечения прав этнических меньшинств на получение образования на родном языке расходится с рекомендациями международных организаций.
  8. По итогам исследования диссертант предлагает ряд авторских рекомендаций по совершенствованию работы России с русскоязычным населением в государствах Прибалтики. Для качественного и оперативного решения задач по работе с русскоязычным населением необходима единая организационная структура, которая бы сконцентрировала на себе гуманитарную и культурно-просветительскую работу с русскоязычным населением. Такой структурой мог бы быть Российский центр международного научного и культурного сотрудничества при МИД России (Росзарубежцентр). В функции Росзарубежцентра можно было бы включить, как это было рекомендовано участниками второго всемирного конгресса соотечественников в г. Санкт – Петербурге в октябре 2006 года, содействие созданию в крупных города Латвии, Литвы и Эстонии сети «Русских домов», в которых можно было бы сосредоточить работу организаций русскоязычного населения. Кроме того, следует предусмотреть возможность финансирования общественных, культурных мероприятий, связанных с памятными датами и традициями этносов русскоязычного населения в виде предоставления грантов, как это делают зарубежные фонды.

Теоретическая и практиче ская значимо сть исследования. Материалы и выводы диссертационной работы могут быть использованы при дальнейшем анализе государственной политики как Прибалтийских государств, так и других стран, на территории которых проживают этнические меньшинства.

Основные выводы и рекомендации могут быть использованы для выработки и корректировки государственной политики в отношении русскоязычного населения в государствах Прибалтики, а также при формировании внешней политики России.

Результаты данного исследования позволяют использовать их в курсе преподавания целого ряда политологических дисциплин: политологии, теории государства и права, общей теории политики, сравнительной политологии, политической социологии, спецкурсов по международным отношениям, при подготовке учебников, учебных пособий и учебно-методических разработок. Предполагается распространение результатов диссертации в сети Интернет.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры политологии философского факультета Казанского государственного университета и была рекомендована к защите.

Автор диссертационного исследования многократно выступал с докладами и научными сообщениями по теме работы на различных конференциях, в частности, на IV международной научной конференции «Россия: приоритеты выборов и выбор приоритетов» в ИНИОН РАН (2003 г.), на международных конференциях по проблематики постсоюзного пространства в МГИМО(У) МИД России (2003 г., 2004 г.), на 3-м Конвенте Российской ассоциации международных исследований «Внешнеполитический процесс в России: приоритеты и стратегии, участники и эффективность (2004 г.), в ходе работы международной школы по проблемам взаимоотношений России и Европейского Союза в г. Москве и г. Казани (проводимой Представительством Европейской комиссии в России, Институтом Европы РАН и МГИМО(У) МИД России, 2003 г., 2008 г.). Основные положения и выводы диссертации также получили отражение в научных публикациях автора.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех разделов, заключения, списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность проблемы исследования, степень научной разработанности темы, формулируются цель и задачи диссертации, излагаются положения, выносимые на защиту, определяются научная и практическая значимость исследования, апробация результатов, раскрываются методология и научная новизна работы.

В первом разделе «Теоретико-методологические основы исследования государственной политики в отношении русскоязычного населения» отражаются основные моменты современной научной дискуссии по вопросу содержания понятий «государственная политика», «этническое меньшинство», «диаспора», «соотечественники» и «русскоязычное население». Рассмотрение четырех последних понятий опирается на две принципиальные исходные точки зрения. Во-первых, проблема рассмотрена с позиции самого русскоязычного населения. Учитывая, его крайнюю разобщенность и как культурную, так и этническую неоднородность, оно рассматривается автором как конгломерат различных по численности групп – «диаспор» и «этнических меньшинств». Здесь же диссертантом характеризуются выводы опросов и исследований, проведенных отечественными и зарубежными исследователями, о самоидентификации изучаемой нами группы людей. Кроме того, автор диссертационного исследования сам выделяет четыре группы в составе русскоязычного населения Литвы. В то же время, если подойти с позиции внешних акторов (России и рассматриваемых нами государств Прибалтики), то тогда вполне закономерно исходить из точки зрения того, что русскоязычное население – это единое целое, вне зависимости от этнической принадлежности. Отсюда понятия «соотечественники нового зарубежья» и «русскоязычное население».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»