WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В третьем параграфе «Пути повышения эффективности использования законодательных дефиниций» выделяются наиболее общие группы проб­лем, связанных с использованием законодательных дефиниций, изучаются причины их появления и способы устранения.

Рассмотрение основных путей повышения эффективности использования законодательных дефиниций должно осуществляться в контексте проблемы повышения качества и эффективности законодательства в целом. Ее решение традиционно связывается с такими направлениями деятельности, как обеспечение системности законодательства, упорядочение его внутренних связей; повышение качества правотворческой деятельности; совершенствование механизма реализации правовых предписаний. В рамках каждого из отмеченных направлений можно выделить группы проблем, связанных непосредственно с законодательными дефинициями.

Так, при обращении к вопросу об обеспечении системности законодательства, упорядочении его внутренних связей диссертант отмечает многочисленные расхождения и противоречия законодательных дефиниций, пробельность дефинитивного регулирования, отсутствие иерархии законодательных дефиниций. Здесь же он предлагает систему мер, направленных на решение обозначенных проблем. В частности, определены случаи, когда целесообразна подготовка законодательных дефиниций. Высказаны предложения по определению их оптимального количества, проверке соответствия существующему понятийному аппарату законодательства, закреплению в разных по уровню юридической силы источниках права.

Повышение качества правотворческой деятельности, в свою очередь, также невозможно без принципиального решения ряда проблем, связанных с законодательной дефиницией. Автор констатирует отсутствие единообразного подхода к технико-юридическим формулам реализации законодательных дефиниций; отсутствие общего порядка размещения законодательных дефиниций в структуре источника права; отсутствие единых требований к объему дефинитивного материала в тексте источника права. Далее высказываются некоторые соображения о том, какие меры должны способствовать решению отмеченных проблем. Среди них, в частности, содержится предложение о том, что размещение законодательной дефиниции в той или иной части, например, нормативного правового акта, должно зависеть от ее значимости. Так, законодательные дефиниции основополагающих, базовых понятий, являющихся общими для всех предписаний того или иного источника права, целесообразно помещать в отдельной статье в его начале. Законодательные дефиниции менее значимых понятий могут быть помещены в той части источника права, где данное понятие употребляется впервые.

Без преодоления проблем, связанных с законодательными дефинициями, вряд ли удастся существенно усовершенствовать механизм реализации правовых предписаний. Представленный в российском праве столь обширный, разносторонний и во многом противоречивый материал, явившийся своеобразным результатом деятельности, направленной на формирование современного терминологического состава отечественного законодательного массива, безусловно, нуждается в систематизации. Кроме того, сложность и трудоемкость процесса поиска законодательных дефиниций в разрозненных источниках права значительно усиливает динамичность законодательства.

Диссертант полагает, что исправить сложившуюся ситуацию сможет специально подготовленный Свод законодательных дефиниций. Он должен включить в себя весь понятийный аппарат, задействованный в современном отечественном законодательстве. В него следует поместить все подготовленные субъектами правотворчества законодательные дефиниции, снабдив их ссылкой на источники, в которых они размещены33.

Высокоценным в теоретическом плане и оптимальным в практическом ракурсе путем повышения эффективности использования в юридической науке и практике законодательных дефиниций является их разумная конкретизация в действующей системе российского права.

В диссертации показано, что конкретизация как прием правотворческой деятельности широко использовалась в советском законодательстве. Предписания законов СССР, носящих, как правило, общий характер, конкретизировались в нормативных положениях республиканских кодексов, в актах Совета Министров СССР, РСФСР. В свою очередь, нормативные установления правительства (СССР, РСФСР) конкретизировались в актах министерств и ведомств. Общей формой конкретизации для ранее существовавшей и действующей систем законодательства можно считать соотношение предписаний общей и особенной частей кодифицированных актов.

Существующая система отечественного законодательства, сформированная с большим количеством дефиниций, также обнаруживает различные формы использования данного приема. Понимая определения понятий как нормативные правовые предписания, помещенные в актах, можно обнаружить традиционную форму конкретизации, когда дефиниции актов высшей юридической силы как бы предметно уточняются в определениях актов низшей. Такая конкретизация дефиниций осуществляется в отношении норм федеральных конституционных и федеральных законов в нормативных определениях указов Президента РФ, постановлениях Правительства РФ34.

Прием конкретизации дефиниций в действующем российском законодательстве реализуется, как правило, в двух основных формах: непосредственной – одного определения другим и опосредованной. Действие первой можно наблюдать по приведенному выше примеру, наличие второй – требует дополнительных пояснений.

Современное отечественное законодательство формировалось не только в виде традиционных отраслей, институтов права (гражданского, лесного, водного), но по большей части – предметных областей, сфер. Это нормы информационной, градостроительной сфер, безопасности, ветеринарии, законодательства о налогах и сборах, о железнодорожном транспорте, библиотечном деле; об архивах и т. д. Каждому такому предметному массиву соответствовал основной для данной совокупности норм акт. Это был кодекс – в традиционных отраслях законодательства, например, в лесном, водном, жилищном, гражданском, уголовном, либо это был какой-то укрупненный акт. В перечисленных актах содержатся, как правило, более общие дефиниции понятий этих отраслей, институтов и предметных областей и сфер. В то же время в актах текущего законодательства, относящихся к традиционным отраслям, институтам и предметным областям, сферам, сосредоточены определения понятий более конкретные по отношению к первым. Так, например, дефиниции информационной сферы, сосредоточенные в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и защите информации», имеют более общий характер, чем определения, помещенные в Федеральном законе «О персональных данных», «О средствах массовой информации» и многочисленных постановлениях Правительства РФ35, предметно детализирующие предписания укрупненного акта. Или определения Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» являются более общими, чем дефиниции более конкретного Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» и Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации»36.

Опосредованной формой можно считать прием, с помощью которого то или иное законодательное определение понятия предметно конкретизируется более частными дефинициями. Так, понятие «документ» и его определение, помещенное в Федеральных законах «Об обязательном экземпляре документов» и «О библиотечном деле»37, уточняется прежде всего в предметно определенных понятиях, а также и в дефинициях: «документ аэронавигационной информации (п. 2 Федеральных правил использования воздушного пространства Российской Федерации», утвержденных постановлением Правительства РФ от 22 сентября 1999 года № 1084)38; «документ, заменяющий паспорт» (Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федеральною Собрания Российской Федерации»)39; «документы строгой отчетности в избирательной документации» (Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации)40; «документы воинского учета» (п. 28 Положения о воинском учете, утвержденного постановлением Правительства РФ от 27 ноября 2006 года № 719)41.

Отличительной чертой некоторых законодательных дефиниций является форма их изложения. Как правило, это определения, составляющие объем предмета, явления, например, раскрытие понятия «акты гражданского состояния»: 1) рождение; 2) заключение брака; 3) расторжение брака; 4) усыновление (удочерение); 5) установление отцовства; 6) перемена имени; 7) смерть гражданина (ст. 47 ГК РФ).

Однако приведенные положения, связанные с приемом конкретизации, не в полной мере соответствуют практике их применения. Они лишь отражают тенденции, присущие их основному использованию. В правотворческой практике встречаются случаи, когда определения, носящие, скажем, общий, абстрактный характер, присутствуют в актах Правительства РФ, предписания которых имеют вполне конкретное содержание и призваны реализовывать установления федеральных законов. Так, вышеприведенное определение понятия «документ аэронавигационной информации», содержащееся в Федеральных правилах использования воздушного пространства Российской Федерации, носит в достаточной мере общее, а не конкретное содержание.

Применение приема конкретизации при формировании дефиниций понятий должно быть подчинено двум важным требованиям: системности и непротиворечивости. Это означает, что каждое новое, вводимое в действующее законодательство определение не должно противоречить ранее принятым. Если же такое обстоятельство имеет место, то во вновь принимаемом акте (или в другом) должны содержаться предписания об утрате (отмене) силы ранее имевших место определений.

В заключении диссертационного исследования формулируются основные выводы, представляющие, по мнению диссертанта, наибольший интерес; обобщаются предложения по внесению изменений и дополнений в действующее законодательство, а также определяются направления дальнейшего исследования данной проблемы. К их числу можно отнести вопрос о способах построения законодательных дефиниций, наиболее приемлемых с точки зрения повышения эффективности правовой регламентации общественных отношений. Ждет своего исследователя вопрос о целесообразности внедрения в практику законотворчества экспериментальных законодательных дефиниций. Речь идет о принципиальной возможности проверки качества законодательной дефиниции посредством правового эксперимента. Еще одним недостаточно исследованным направлением, касающимся законодательной дефиниции, является создание комплексных методических рекомендаций по использованию законодательных дефиниций в источниках права.

Не менее важно на научной основе организовать и провести мониторинг правового пространства, понимаемого как систематическая комплексная деятельность органов государственной власти и управления, институтов гражданского общества по оценке, анализу, обобщению и прогнозу состояния законодательных определений и практики их реализации.

На практике почти не применяется такой технико-юридический прием, как делегирование законодателем права на дефинирование того или иного законодательного понятия. Нуждается в специальном исследовании вопрос о причинах сложившегося положения и условиях активизации функционирования этого института.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Хайретдинова М.Д. Типичные дефекты дефиниций современного российского законодательства и основные пути их преодоления // Юрист-Правоведъ. – 2008. – № 1. – С. 8–13.

Иные публикации:

2. Хайретдинова М.Д. О некоторых проблемах формулирования дефиниций в российском законодательстве // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей / Под ред. проф. В.М. Баранова и доц. М.А. Пшеничнова. – Н. Новгород, 2003. – Вып. 9. – С. 131–140.

3. Хайретдинова М.Д. Дефиниции таможенного законодательства: состояние и перспективы развития // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей / Под ред. проф. В.М. Баранова и доц. М.А. Пшеничнова. – Н. Новгород, 2004. – Вып. 10. – С. 167–175.

4. Хайретдинова М.Д. О законодательной дефиниции понятия «вопрос государственного значения» / В.М. Баранов, М.Д. Хайретдинова // Законодательная дефиниция: логико-гносеологические, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы: Материалы Международного «круглого стола» (Черновцы, 21–23 сентября 2006 года) / Под ред. В.М. Баранова, П.С. Пацуркивского, Г.О. Матюшкина. – Н. Новгород, 2007. – С. 309–320.

5. Хайретдинова М.Д. К вопросу о классификации законодательных дефиниций // Законодательная дефиниция: логико-гносеологические, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы: Материалы Международного «круглого стола» (Черновцы, 21–23 сентября 2006 года) / Под ред. В.М. Баранова, П.С. Пацуркивского, Г.О. Матюшкина. – Н. Новгород, 2007. – С. 456–463.

6. Хайретдинова М.Д. Конкретизация определения понятий в российском законодательстве / Л.Ф. Апт, М.Д. Хайретдинова // Конкретизация законодательства как технико-юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики: Материалы Международного симпозиума (Геленджик, 27–28 сентября 2007 года) / Под ред. В.М. Баранова. – Н. Новгород, 2008. – С. 231–234.

Общий объем опубликованных работ – 2,73 п. л.

Корректор Н.Н. Кукушкина

Компьютерная верстка Г.А. Федуловой

Тираж 100 экз. Заказ № _____.

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России.

603600, г. Нижний Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3.


1 См.: Законодательная дефиниция: логико-гносеологические, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы: Материалы Международного «круглого стола» (Черновцы, 21–23 сентября 2006 года) / Под ред. В.М. Баранова, П.С. Пацуркивского, Г.О. Матюшкина. – Н. Новгород, 2007.

2 Бюллетень международных договоров. – 1999. – № 11. – С. 3.

3 Российское законодательство X–XX веков: тексты и комментарии: В 9 т. – М., 1984. – Т. 2. – С. 191.

4 Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений. – Л., 1957. – Т. Х. – С. 149.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»