WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

3) дефиниции, закрепленные в договоре нормативного содержания («Резервный фонд – счет, открытый для учета движения денежных средств, с целью финансирования непредвиденных и чрезвычайных расходов, связанных с деятельностью Организации»15).

4) дефиниции, закрепленные в правовом прецеденте.

3. Вид правовых норм:

1) дефиниции, закрепленные в норме-дефиниции («Брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения»16);

2) дефиниции, закрепленные в норме-правиле поведения («Клевета – распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию…»17).

4. Способ определения понятия:

1) аналитические дефиниции («Дознание – форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем (следователем), по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия необязательно»18);

2) синтетические дефиниции («Наказание – мера государственного принуж­дения, назначаемая по приговору суда»19), в качестве разновидностей которых выделяют: а) описательные; б) перечневые; в) цифровые дефиниции.

5. Метод построения законодательных дефиниций:

1) индуктивные дефиниции («Правительство Российской Федерации – высший исполнительный орган государственной власти Российской Федерации»20);

2) словообразовательные дефиниции («Акватория – водное пространство»21);

6. Степень распространенности дефинируемого понятия в русском языке:

1) дефиниции общеупотребляемых понятий («Жилище – индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания»22);

2) дефиниции специальных понятий: а) дефиниции специальных юридических понятий («Апелляционная инстанция – суд, рассматривающий в апелляционном порядке уголовные дела по жалобам и представлениям на не вступившие в законную силу приговоры и постановления суда»23); б) дефиниции специальных неюридических понятий («Анадромные виды рыб – виды рыб, воспроизводящихся в пресной воде водных объектов в Российской Федерации, совершающих затем миграции в море для нагула и возвращающихся для нереста в места своего воспроизведения»24).

7. Широта охвата признаков:

  1. полные дефиниции («Конкуренция – соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке»25);
  2. неполные дефиниции («Негативное воздействие вод – затопление, подтопление, разрушение берегов водных объектов, заболачивание и другое негативное воздействие на определенные территории и объекты»26).

8. Степень доступности содержания:

  1. ясные дефиниции (« Доступ к информации – возможность получения информации и ее использования»27);
  2. неясные дефиниции («Транспортная безопасность – состояние защищенности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства»28).

В завершение параграфа диссертант отмечает, что перечень приведенных критериев классификации законодательной дефиниции не является исчерпывающим.

В третьем параграфе «Функции законодательной дефиниции» дается развернутая функциональная характеристика рассматриваемого юридического феномена. Функции законодательной дефиниции – относительно обособленные направления более или менее однородного и прогрессивного воздействия законодательных дефиниций на сознание и поведение людей, в которых проявляются их природа и назначение, место и роль в правовом регулировании общественных отношений.

В работе рассматриваются различные виды функций законодательной дефиниции. Основной акцент сделан на анализ юридических функций, к числу которых автор относит учредительную, интерпретационно-конкрети­зирующую и моделирующую функции.

Учредительная функция состоит в том, что посредством законодательной дефиниции происходит установление, определение, уточнение правового статуса явления, объекта, субъекта либо состояния. Диссертант полагает, что она отражает определенную меру специфики правового положения того или иного феномена, введенного в сферу правового регулирования.

Законодательная дефиниция позволяет закрепить за разнообразными явлениями, объектами, субъектами, процессами и состояниями систему юридически значимых признаков. Так, законодатель определил, что «фонд – не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов и преследующая социальные, благотворительные, культурные, образовательные или иные общественно полезные цели»29. Перечисленные признаки, не освещая природу фонда в полной мере, в то же время достаточны для идентификации фонда как разновидности юридического лица.

Интерпретационно-конкретизирующая функция законодательной дефиниции выражается в ее способности посредством указания системы тех или иных признаков точно и четко раскрывать смысл юридического понятия. Законодательные дефиниции устанавливают «интерсубъективное значение» языкового выражения, благодаря чему осуществляется его успешная адаптация к использованию в правовой сфере. Так, оперируя понятием «информация», законодатель определил ее как «сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления»30, избавив тем самым адресатов соответствующих норм от многочисленных споров.

Особенность интерпретационно-конкретизирующей функции законодательной дефиниции состоит в том, что она позволяет раскрыть смысл понятия: это происходит посредством акцентирования внимания на признаках, которые в большей степени характеризуют сущность явления, нежели его правовой статус.

Моделирующая функция законодательной дефиниции обусловлена острой потребностью законодательной и правоприменительной практики в построении наглядных моделей юридически значимых феноменов. Образцы и шаблоны, заложенные в законодательные дефиниции, выступают прежде всего в качестве эффективного средства идентификации общественных отношений и жизненных случаев, подлежащих регулированию посредством юридических норм. Опираясь на них, юристы получают возможность квалифицировать правовую ситуацию как, например, «убийство», «кража», «разбой», «вымогательство» и т. д.

Справедливости ради отметим, что формируемая при помощи законодательной дефиниции модель носит во многом условный характер. Она позволяет получить лишь такой объем информации, которого будет достаточно для решения текущих задач правового регулирования.

В рамках исследования обращается внимание на разностороннее воздействие, оказываемое законодательными дефинициями на различные сферы жизни общества. Последние могут служить одним из объективных критериев классификации функций законодательной дефиниции. В диссертации выделены и обстоятельно проанализированы: экономическая, политическая, экологическая и другие функции законодательной дефиниции.

Во второй главе «Проблемы использования законодательных дефиниций в действующем законодательстве» автор формулирует систему требований, предъявляемых к законодательным дефинициям, выявляет и изучает их наиболее типичные и широко распространенные в отечественном законодательстве дефекты. Анализ данного материала позволил выработать систему предложений и рекомендаций, направленных на повышение эффективности использования законодательных дефиниций в действующем российском законодательстве. Глава включает в себя три параграфа.

В первом параграфе «Требования, предъявляемые к законодательным дефинициям» предпринята попытка выявить и проанализировать систему условий, которым должно отвечать определение правового понятия. Увеличение числа законодательных дефиниций в современной России не без основания принято рассматривать в качестве предпосылки повышения качества действующего законодательства, залога его своевременной реализации. Соглашаясь с данным тезисом, диссертант считает необходимым уточнить, что подобная ситуация будет иметь место лишь при наличии системы ясных, выверенных законодательных дефиниций. В противном же случае мыслим и отрицательный эффект – «торможение» процесса правового регулирования.

В процессе разработки законодательных дефиниций субъекты правотворчества, с одной стороны, должны учитывать общие требования, предъявляемые к языку закона, а с другой – иметь в виду систему логико-юридических, гносеологических требований, выдвигаемых непосредственно к формированию законодательных дефиниций.

Общие требования, предъявляемые к языку закона, формулируются учеными-правоведами. Они являются результатом глубокого проникновения в юридическую и филологическую материи. Внешнее выражение они находят в форме различных рекомендаций, правил, адресованных субъектам правотворчества. В диссертации предлагается серия аргументов и предложений, направленных на уменьшение в содержании законодательных дефиниций: канцеляризмов, словесных штампов, слов и оборотов бюрократического стиля. Подчеркивается функциональная ценность стабильности при употреблении в законодательных дефинициях межотраслевых юридических терминов.

К специальным требованиям, непосредственно предъявляемым к построению законодательных дефиниций, относится следующее:

1. Законодательная дефиниция должна иметь форму утвердительного суждения. Данное требование вытекает из установленного еще Аристотелем положения, согласно которому всякое определение отвечает на вопрос, что есть данный предмет. Утвердительное суждение предполагает четкое указание признаков, которыми обладает тот или иной феномен.

2. Равенство дефиниендума и дефиниенса31. Дефиниендум и дефиниенс должны быть равны по содержанию и объему. Несоблюдение этого требования ведет к появлению неоправданно широких либо слишком узких законодательных дефиниций.

3. Существенность признаков. Подбирая признаки явления, следует стремиться к тому, чтобы указывать в законодательной дефиниции лишь наиболее существенные из них, с точки зрения практических потребностей правового регулирования.

4. Краткость законодательных дефиниций. Законодательная дефиниция должна быть по возможности краткой. Данное требование предполагает исключение из законодательных дефиниций случайных, второстепенных и производных признаков явления.

5. Ясность законодательных дефиниций. Definitio sit clara seu perspicua – определение должно быть ясно. Данное требование состоит из двух частных требований:

а) понятия, входящие в дефиниенс (Dfn), должны быть более известными, чем определяемое понятие;

б) дефиниция должна уничтожать двусмыслие понятия (Definitio tollit aequivocum).

6. Недопустимость «круга» в законодательной дефиниции. Полагаем, что в случаях, когда в структуру законодательной дефиниции вошло «темное» понятие, то его, по логике вещей, также следует определять. В этом случае может возникнуть нечто вроде каскада, цепи определений, когда за определением одного понятия тут же должно следовать определение другого. Такая ситуация не желательна для законодательства. В результате нее может возникнуть так называемый «круг». Он появляется тогда, когда первое понятие определяется через второе, а второе через первое.

7. Недопустимость тавтологий. Определение не должно быть тавтологией, или, как говорили древние, нельзя определять «то же через то же» (idem per idem)32.

8. Отсутствие только отрицательных характеристик. Законодательная дефиниция не должна быть отрицательной, то есть такой, в которой указываются лишь те признаки, которые не принадлежат данному предмету, в то время как его значимые признаки не отмечены.

9. Стилистическая нейтральность законодательной дефиниции. Законодательная дефиниция должна быть лишена экспрессивной окраски, характерной для слов литературного языка.

10. Ограниченное использование в законодательных дефинициях устаревшей лексики юридического языка и иностранной терминологии. По возможности необходимо отказываться от употребления в законодательных дефинициях устаревших и активно не используемых в литературном языке слов и словосочетаний, не нарушая при этом устойчивости и стабильности юридического терминологического поля.

Во втором параграфе «Дефекты, возникающие при использовании законодательных дефиниций» рассматриваются типичные дефекты законодательных дефиниций, проявляющиеся в связи с их использованием в области юридической практики и существенно снижающие эффективность правового регулирования.

Диссертант отмечает, что мировоззренческое признание ценности законодательных дефиниций автоматически не избавляет от изъянов и дефектов, которые сопровождают бытие данного феномена.

Дефекты законодательной дефиниции означают несоответствие конструкции определения отражаемым явлениям, процессам, фактам, общественным отношениям, их элементам, а также нарушение логики ее расположения в структуре источника права. Данная категория охватывает все негативные аспекты бытия исследуемого предмета. Появление дефектов законодательной дефиниции обусловлено комплексом объективных (отставание права от развития общественных отношений, обусловленность представлений об объекте дефинирования уровнем развития науки) и субъективных (невнимательность, отсутствие специальной юридической подготовки, слабое знание правил использования приемов и средств юридической техники) причин.

В диссертации выделяются и критически анализируются типичные дефекты законодательных дефиниций. В их числе отмечены:

– двусмысленность понятийных формулировок;

– излишняя доступность, переходящая в декларативность (малоинформативность) законодательных дефиниций;

– дефинитивная чрезмерность, детализированность законодательных дефиниций;

– неточность дефинитивных формулировок;

– абстрактность законодательных дефиниций;

– тавтологичность законодательных дефиниций;

– алогичность дефиниций.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»