WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

Хайретдинова Маргарита Дмитриевна

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ДЕФИНИЦИЯ

(ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ)

Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Нижний Новгород 2008

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки

Российской Федерации

Баранов Владимир Михайлович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации

Власенко Николай Александрович;

доктор юридических наук, профессор

Романовская Вера Борисовна

Ведущая организация: Саратовская государственная академия права

Защита состоится 24 июня 2008 года в 9.00 на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан 20 мая 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Бурное развитие общественных отношений, наблюдаемое в последние годы в России, обусловило необходимость качественного совершенствования отечественного законодательства. С начала 90-х годов XX века субъекты правотворчества пытаются «нащупать» основные пути решения столь непростой задачи. Переход к рыночной экономике повлек за собой изменения во всех сферах жизни общества. Появились новые виды юридических отношений, произошла кардинальная переоценка значения и роли ряда привычных политико-правовых явлений. Вследствие этого произошло существенное изменение содержания всех элементов действующего российского законодательства.

Создание принципиально новых юридических норм не предполагает полного отказа от проверенных временем и доказавших свою эффективность приемов, средств юридической техники и специальных требований, предъявляемых к законодательству. Ясность языка права выступает одним из них. Соблюдается оно, к сожалению, далеко не всегда. Юридической практике известно множество случаев, когда «размытость» значения отдельного правового понятия выступает серьезным препятствием на пути реализации нормативного правового акта в целом. Настораживает то обстоятельство, что с каждым годом подобных ситуаций не становится меньше. Стремление законодателя как можно быстрее придать тем или иным отношениям юридическую окраску нередко приводит к низкому качеству нормативного материала.

Существенно улучшить действующее законодательство, сделать его содержание понятным и доступным, способны законодательные дефиниции. Традиционно их рассматривают в качестве кратких определений понятий, включенных в текст источников права. С их помощью адресаты правового предписания получают возможность детально разобраться в элементах категориального аппарата законодательства, получить точное представление о государственно-властном велении, закрепленном в юридической норме.

Законодательные дефиниции в большом количестве содержатся в действующем российском законодательстве. Вместе с тем, их юридическая природа пока еще не изучена с надлежащей глубиной и полнотой. Ученые-правоведы до недавнего времени обращали внимание лишь на ее отдельные фрагменты. Актуальность заявленной темы обусловлена прежде всего отсутствием в отечественной юридической науке единства во взглядах на сущность данного феномена. Дискуссионными, вплоть до настоящего момента, являются вопросы о понятии законодательной дефиниции, ее видах, функциях, ценности и месте в правовой системе.

Исследование законодательных дефиниций представляется значимым как в теоретическом, так и в практическом отношении. От того, насколько точно правовой текст выражает смысл, вкладываемый в него законодателем, в конечном счете зависит то, как соответствующее требование воспринято адресатом, а следовательно, и то, как оно будет им воплощаться в реальной жизни.

Выяснение категориального статуса понятия «законодательная дефиниция», а также определение особенностей нормотворческой и правореализационной деятельности в данной области позволяет не только конкретизировать и дополнить целый ряд разделов теории государства и права, отраслевых юридических наук, но и способствует оптимизации правообразовательных, правоисполнительных и правоохранительных процессов.

Несмотря на то, что отдельные вопросы, касающиеся законодательной дефиниции, затрагиваются в литературе, посвященной правотворчеству и законодательной технике, до настоящего времени недостаточно изучены многие ее как содержательные, так и технико-юридические элементы. Отсутствуют четкие правила формулирования и закрепления законодательных дефиниций, что является серьезным препятствием для создания качественного законодательства и его последующей эффективной реализации.

Вышеперечисленные обстоятельства обусловливают научную и практическую актуальность заявленной темы исследования и необходимость ее глубокой общетеоретической разработки.

Степень научной разработанности проблемы. Проблема дефиниций долгие годы занимала умы отечественных и зарубежных философов, логиков, филологов (Н.Д. Голев, Д.П. Горский, Т. Котарбиньский, К. Попа, Н.П. Попов, П.Д. Пузиков и др.).

В вопросе разработки понятия «дефиниция» применительно к потребностям правовой сферы юриспруденция значительно отстала от других наук. В своих трудах данную тему в общетеоретическом ключе затрагивали С.С. Алексеев, Л.Ф. Апт, В.К. Бабаев, В.М. Баранов, М.А. Власенко, М.Л. Давыдова, А.А. Демичев, В.Б. Исаков, В.Н. Карташов, Т.В. Кашанина, Д.А. Керимов, В.И. Крусс, В.В. Лазарев, А.В. Малько, А.С. Пиголкин, С.В. Поленина, В.Б. Романовская, Р.А. Ромашов, И.Н. Сенякин, Н.Н. Тарасов, Ю.А. Тихомиров, В.А. Толстик, В.Ю. Туранин, А.А. Ушакова и др.

В трудах вышеобозначенных ученых заложены концептуальные основы, на базе которых стало возможно выявление и обособление интересующего нас феномена в массиве дефиниций, встречающихся в правовой сфере.

Значимый вклад в исследование законодательных дефиниций и формирование понятийного аппарата отдельных отраслей российского права внесли А.С. Александров, С.Ю. Головина, В.И. Каныгин, И.А. Климов, Ю.А. Крохина, Л.Л. Кругликов, И.М. Мацкевич, П.Н. Панченко, М.П. Поляков, В.М. Савицкий, Г.А. Тосунян, Т.Я. Хабриева, Б.С. Эбзеев.

Значительной вехой на пути многопланового анализа рассматриваемого феномена явилось издание в Нижнем Новгороде при непосредственном участии диссертанта объемного (в 85 п. л.) сборника статей, завершившегося по-своему уникальными Методическими рекомендациями по использованию дефиниций в нормативных правовых актах1. Вместе с тем, уровень научной разработки затронутой проблемы, достигнутый к настоящему времени, представляется недостаточным для эффективного практического использования законодательной дефиниции. Фундаментальные научные труды, в которых она была бы проанализирована полно и всесторонне, к сожалению, отсутствуют.

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в сфере формулирования и реализации законодательной дефиниции.

Предметом исследования является законодательная дефиниция как общеправовой феномен.

Цель исследования заключается в научном осмыслении и анализе законодательных дефиниций и поиске путей их оптимального использования в юридической практике.

Задачи исследования в рамках обозначенной цели сводятся к следующему:

– выделить существенные признаки понятия «законодательная дефиниция»;

– сформулировать авторское определение понятия «законодательная дефиниция»;

– классифицировать законодательные дефиниции;

– исследовать основные функции законодательной дефиниции;

– проанализировать наиболее актуальные теоретические и практические проблемы, связанные с использованием законодательной дефиниции в современной юридической практике;

– определить основные пути повышения эффективности использования законодательных дефиниций в правотворчестве, толковании и реализации юридических норм, правовой доктрине.

Методологическую базу исследования составляют современные методы познания, выявленные юридической наукой и апробированные практикой. Ее основой выступает диалектико-материалистический подход. Работа основана на использовании общенаучных (индукции, дедукции, анализа и синтеза), специальных (системного, функционального) и частнонаучных (формально-юри­дического, сравнительно-правового, правового прогнозирования) методов.

В диссертационном исследовании используется такой комплекс научных методов, применение которых обеспечивает объективность научного анализа и достоверность полученных результатов.

Теоретическую основу исследования образуют научные работы отечественных и зарубежных специалистов по философии и теории государства и права, отраслевым юридическим наукам, международному праву. Комплексность предмета исследования обусловила широкое использование трудов по логике, философии и психолингвистике.

Нормативно-правовой базой исследования выступили: Конституция РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, нормативные правовые акты субъектов РФ, постановления Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Диссертант исходит из широкого понимания категории «законодательство» и понимает под ним не только законы, но все действующие в Российском государстве источники права. Не отрицая ценности узкой трактовки категории «закон», автор полагает, что для целей диссертационного исследования это не имеет принципиальной значимости.

Законодательство в узком смысле слова – это структурированная, иерархически упорядоченная система законов. В этой системе имеется значительное число дефиниций, но анализ только их существенно снижает остроту выбранной для диссертационного исследования темы. Ведь архиважно «проследить», как дефиниции в законах взаимодействуют с определениями соподчиненных нормативно-правовых актов, почему возникают между ними коллизии и как их законно разрешать. Речь идет о сознательном расширении «проблемного поля» анализа дефиниций. Подобный подход не отвергается правотворческой практикой СНГ. Например, в статье 1 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан о сотрудничестве и взаимопомощи в таможенных делах (совершено 2 марта 1994 года) дается следующее определение понятия «таможенное законодательство» – «это совокупность правовых норм, регулирующих порядок ввоза, вывоза и транзита товаров, ручной клади и багажа пассажиров, валютных и других ценностей, международных почтовых отправлений, взимания таможенных пошлин, сборов и других платежей, предоставления льгот, установления запретов и ограничений, а также контроля за перемещением товаров через таможенные границы государств»2. Как видим, акцент только на законодательные акты этот международно-правовой договор не содержит.

Эмпирическую базу исследования составили статистические и социологические данные о правовом, экономическом, психологическом, экологическом, культурно-воспитательном характере законодательных дефиниций.

Научная новизна диссертационного исследования определяется сущностью решаемых проблем. Диссертация является первым общетеоретическим, логически завершенным монографическим исследованием, посвященным законодательной дефиниции.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Авторское определение понятия «законодательная дефиниция». Законодательная дефиниция – определение правового понятия, выраженное в совокупности существенных признаков, обладающее специфической нормативностью, закрепленное субъектами правотворчества в источнике права с целью придания ему повышенной информативности.

2. Законодательная дефиниция – особая разновидность нормативного правового предписания. Специфичная правовая нормативность законодательной дефиниции позволяет ее рассматривать в качестве нетипичного вида юридических норм и относительно автономного элемента механизма правового регулирования.

3. Комплексный анализ законодательных дефиниций предполагает необходимость их классификации по следующим основаниям: отраслевая принадлежность (конституционно-правовые, уголовно-правовые, гражданско-правовые, административно-правовые, семейно-правовые и иные); форма (источник) закрепления (дефиниции, закрепленные в правовом обычае; дефиниции, закрепленные в нормативном правовом акте; дефиниции, закрепленные в договоре нормативного содержания; дефиниции, закрепленные в правовом прецеденте); вид правовых норм (дефиниции, закрепленные в отправных нормах (нормах-дефинициях); дефиниции, закрепленные в нормах-правилах поведения); способ определения понятия (аналитические и синтетические дефиниции); метод построения (индуктивные и словообразовательные дефиниции); степень распространенности дефинируемого понятия в русском языке (дефиниции общеупотребляемых понятий, дефиниции специальных понятий); широта охвата признаков (полные и неполные дефиниции); степень доступности содержания (ясные и неясные дефиниции).

4. Авторское определение понятия «функции законодательной дефиниции». Функции законодательной дефиниции – относительно обособленные направления более или менее однородного и прогрессивного воздействия законодательных дефиниций на сознание и поведение людей, в которых проявляются их природа и назначение, место и роль в правовом регулировании общественных отношений.

5. Функциональный анализ законодательных дефиниций позволил выделить автору две относительно самостоятельные группы функций: юридические и социальные. К юридическим функциям относятся: учредительная, интерпретационно-конкретизирующая и моделирующая функции. К социальным: экономическая, политическая, экологическая и другие функции.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»