WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Последовательно рассматривая процесс воплощения идейных основ в правотворческой практике субъектов Российской Федерации, диссертант обнаруживает несколько магистральных путей, которыми он протекает. Во-первых, основополагающие идеи неизбежно оказывают воздействие на правотворческую деятельность, находя отражение в правосознании ее субъектов. Во-вторых, поскольку правотворческий процесс всегда протекает в заранее заданных юридических параметрах, идейные основы правотворчества воздействуют на него, будучи закреплены в качестве конституционно-правовых основ (принципов) правотворческой деятельности. В-третьих, гарантией фактического воплощения нормативно закрепленных основополагающих идей на практике становится соблюдение законности в процессе осуществления правотворческой деятельности.

В четвертом параграфе - «Правокультурные основания правотворческой деятельности субъектов Российской Федерации» - с точки зрения системного подхода анализируется взаимосвязь между правовой культурой и правотворческой деятельностью органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Воздействие правовой культуры на правотворческую деятельность как системный процесс имеет два аспекта. В широком смысле о нем можно говорить как о содержательной и функциональной обусловленности правотворческой деятельности правовой культурой общества. В узком смысле такое воздействие следует рассматривать как влияние на правотворческую деятельность правовой культуры лиц, в ней участвующих.

Последовательно анализируя проблему в двух обозначенных аспектах, диссертант приходит к выводу о том, что современное состояние правовой культуры обусловливают весьма негативное влияние на правотворческую деятельность, дезинтегрируют ее, снижают степень ее системности. На примере субъектов Российской Федерации выявляются конкретные причины негативного воздействия правовой культуры на правотворческую деятельность, детально анализируются наиболее яркие проявления такого воздействия.

В работе отмечается, что кризисные явления в сфере правовой культуры российского общества носят объективный, но не неизбежный характер. Они не могут быть преодолены только за счет даже системы мероприятий государственного характера. Они преодолеваются не на стадии правотворчества, а вследствие успешного претворения правотворческих усилий в массовую правовую практику. Это длительный процесс, который должен постоянно учитываться субъектами правотворчества.

Вместе с тем, обосновывается идея, что кризис правовой культуры и правосознания не является отражением сущности правотворческого процесса, но является одним из факторов, активизирующих правотворческую деятельность, в том числе – на региональном уровне. Поэтому он имеет не только негативное, но и позитивное значение для осуществления государственной политики в области выстраивания правовой системы современного российского общества.

В качестве самостоятельного в параграфе рассматривается вопрос о механизме воздействия правовой культуры (как в широком, так и в узком ее понимании) на правотворческую деятельность. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что такое воздействие представляет собой опосредованный процесс. Опосредующим звеном выступает правосознание, специфика которого во многом определяет характер фактического выражения правокультурных оснований в реальной правотворческой практике.

Вторая глава «Основные элементы системы правотворческой деятельности субъектов Российской Федерации» – состоит из пяти параграфов и посвящена непосредственно теоретико-правовому анализу содержания системы правотворческой деятельности с учетом той специфики, которую она приобретает на региональном уровне.

В первом параграфе - «Общая характеристика основных элементов правотворческой деятельности субъектов Российской Федерации» - раскрывается содержание исследуемой системы и дается общая характеристика составляющим ее элементам.

Принимая во внимание то, что правотворчество представляет собой систему, характеристики которой в значительной степени определяются факторами общественного развития, диссертант последовательно развивает мысль об объективной невозможности целенаправленного формирования данной системы, полного и тотального регламентирования всех составляющих ее элементов. Указанным обстоятельством обусловливается анализ, направленный на выявление тех элементов правотворческой деятельности как системного процесса, организующее воздействие на которые, с одной стороны, объективно возможно, а с другой стороны, действительно способно обеспечить повышение эффективности правотворчества.

Изучение проблемы позволяет сделать вывод о том, что в качестве элементов, обладающих описанными свойствами, следует рассматривать объект правотворческой деятельности; ее предметы; ее субъектов; горизонтальные и вертикальные связи между субъектами; нормативные правовые акты как формально-юридическое выражение результатов правотворческой деятельности; нормативную правовую регламентацию этой деятельности; контроль над ее осуществлением. Перечисленные элементы следует рассматривать как универсальные в том смысле, что они характерны не только для правотворческой деятельности субъектов Федерации, но и вообще для правотворчества в любых его срезах и проявлениях. В структурном плане правотворческая деятельность субъекта Российской Федерации, таким образом, ничем не отличается от правотворческой деятельности, осуществляемой на федеральном уровне. Специфика определяется непосредственно особенностями в содержании структурных элементов правотворческой деятельности субъектов Российской Федерации.

В диссертации с необходимой степенью полноты раскрывается содержание каждого элемента, с учетом специфики именно регионального правотворчества. Особое внимание уделяется изучению связей, существующих между отдельными элементами.

Второй параграф - «Регламентация правотворческой деятельности органов власти субъектов Российской Федерации» - посвящен исследованию места и роли нормативной правовой регламентации в обеспечении системной организации и повышении качества правотворческой деятельности на уровне субъектов Российской Федерации.

Диссертант последовательно обосновывает мнение о том, что регламентированность является одним из существенных с юридической точки зрения, но не единственно возможным способом реализации принципа системности формирования и реализации массива нормативных правовых актов.

Правовая регламентация правотворческой деятельности субъектов Российской Федерации является сложной по своему содержанию, причем осуществляется одновременно нормативными правовыми актами разных уровней, издаваемыми различными субъектами. Рассогласованность таких актов становится на сегодня одной из главных причин недостаточной эффективности региональной правотворческой практики.

Последовательно анализируя применяемые на практике способы преодоления неполноты и рассогласованности в нормативно-правовом регулировании правотворческой деятельности субъектов РФ, автор приходит к выводу о том, что далеко не всегда дальнейшая детализация правовой регламентации обеспечивает достижение позитивных результатов. Представляя собой динамический процесс, система правотворчества должна сохранять определенную степень гибкости, в противном случае объективно происходящие изменения, обусловленные изменением самой социальной сферы, жизнедеятельности общества, могут привести к искажениям в данной системе, снизить эффективность ее функционирования.

В дальнейшей детализации на сегодняшний день объективно нуждаются лишь отдельные вопросы организации и осуществления правотворческой деятельности регионального уровня. В целом же проблема неполноты и рассогласованности в нормативном правовом регламентировании правотворческой деятельности субъектов РФ вполне успешно может быть решена посредством подчинения всех уровней регламентации единой системе идейных и организационных принципов.

В качестве самостоятельной в параграфе рассматривается активно дискутируемая на сегодняшний день проблема создания универсального акта, регламентирующего правотворческую деятельность. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что она носит скорее теоретический, нежели практический характер. На практике такой акт вряд ли возможен иначе, чем в предельно абстрактном виде, что придаст ему минимально инструментальный характер при значительном общеустановочном потенциале.

В третьем параграфе - «Средства контроля над правотворческой деятельностью субъектов Российской Федерации» - изучаются место и роль контроля в системе правотворческой деятельности регионального уровня, определяются пути и способы его совершенствования.

Автор исходит из того, что контроль является не менее важным элементом системы правотворческой деятельности, чем ее правовая регламентация. Если правовая регламентация правотворческой деятельности призвана придать правотворческой деятельности определенные содержательные свойства и формальные качества, которые обеспечивают ее высокую эффективность, то контроль обеспечивает строгое и неукоснительное соблюдение нормативно установленных требований.

Последовательно анализируя нормативно закрепленные и реализуемые на практике средства контроля над качеством и законностью нормативных правовых актов субъектов РФ, автор обнаруживает, что он не способствует системной организации правотворческого процесса.

Контроль носит в основном ретроспективный характер и осуществляется органами и должностными лицами, непосредственно не включенными в региональный правотворческий процесс. Помимо того, на сегодняшний день непосредственно разделены полномочия по выявлению нарушений и принятию мер, направленных на их устранение. Такая организация контроля не только делает его не вполне эффективным, но и создает опасность необоснованного вмешательства в деятельность правотворческих органов, нарушения принципов разделения властей и демократизма.

Проведенный анализ позволяет внести конкретные предложения по совершенствованию контроля над правотворческой деятельностью субъектов Российской Федерации, позволяющие обеспечить существенное повышение уровня ее системности. Важнейшей формой контроля автор считает правовую экспертизу проектов нормативных правовых актов, которая должна проводиться по инициативе самих правотворческих органов.

Особой формой контроля над правотворческой деятельностью субъектов Российской Федерации выступает проведение общественных (публичных) экспертиз. Однако, с учетом специфики современного российского правосознания, недостаточной активности институтов гражданского общества, на практике весьма затруднительно реализовать объективно заложенные в данной форме контроля потенциальные возможности.

В четвертом параграфе - «Правотворческие связи различных субъектов как элемент системы правотворческой деятельности» - рассматриваются особенности связей, возникающих между различными участниками правотворческого процесса регионального уровня, а также определяется значение качества взаимодействия для системной организации правотворческой деятельности.

Анализ отношений, возникающих в правотворческой деятельности между ее субъектами, позволяет сделать вывод о наличии двух видов правотворческих связей – горизонтальных, координационных и вертикальных, субординационных. Горизонтальные правотворческие связи возникают на основе равноправия субъектов правотворческой деятельности, которое находит свое выражение, прежде всего, в равноправии компетенции субъектов в области правотворчества. При этом полное равенство в горизонтальных правотворческих связях – скорее идеализация, организационный принцип, чем отражение фактического состояния. Существенной характеристикой указанного типа связей является иное, а именно – их договорный, консенсусный характер. Вертикальные правотворческие связи имеют указной, предписывающий характер и возникают в рамках управленческих отношений, во взаимодействии, в котором один из субъектов наделяется властными полномочиями и реализует их по отношению к другому.

Выявленная фактическая совместимость вертикальных и горизонтальных связей между одними и теми же субъектами представляется автору отражением существующей практики, которая, однако, не может быть оценена однозначно. С одной стороны, эта совместимость выступает значительным импульсом для развития федеративных отношений; с другой стороны, эта совместимость оказывается на практике также импульсом для воспроизводства бесконечных коллизий, что негативно сказывается на правореализационном процессе.

Рассматривая на примере субъектов Российской Федерации содержание и особенности горизонтальных и вертикальных правотворческих связей, возникающих между различными субъектами, диссертант приходит к выводу, что само возникновение горизонтальных и вертикальных связей следует рассматривать как естественный процесс, однако, содержание таких связей во многом определяется специально издаваемыми для регламентации правотворческого процесса официальными источниками. При этом высокая степень нормативной упорядоченности правотворческих связей является важным условием системного характера правотворческой деятельности субъектов Российской Федерации. Проведенный анализ также позволяет диссертанту сделать вывод о необходимости, с учетом специфики правотворчества, осуществляемого на уровне субъектов РФ, развивать, в первую очередь, именно горизонтальные связи.

Пятый параграф «Нормативные правовые акты органов власти субъектов РФ как внешнее выражение результатов правотворческой деятельности» - содержит детальный анализ природы, особенностей, места в системе правотворческой деятельности, соотношения между собой различных видов нормативных правовых актов органов власти субъектов Российской Федерации.

Диссертант исходит из того, что поскольку нормативные правовые акты весьма многочисленны и разнообразны, постольку генетические и функциональные взаимосвязи между ними и иными элементами, входящими в систему правотворческой деятельности, не являются однородными. Анализ показывает, что, несмотря на множественность критериев, по которым возможна классификация нормативных правовых актов, основные различия их места и роли в системе регионального правотворчества определяются тем, каким субъектом принимается акт.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»