WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
В этой связи диссертантом делается вывод о том, что механизм реализации данного адвокатского полномочия достаточно разработан и доступен адвокатам, но существует необходимость более четкого законодательного закрепления и совершенствования взаимоотношений адвокатов и специалистов.

Пятый параграф второй главы «Право адвоката беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности» посвящен комплексу проблем, которые распространяются как на осуществление адвокатом защиты по уголовным делам, так и на представление им интересов в иных видах судопроизводства. Европейским судом по правам человека право обвиняемого на конфиденциальность свиданий со своим защитником рассматривается в качестве одного из основных требований справедливого судебного процесса в демократическом обществе, вытекающих из положений пп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В связи с этим диссертантом обосновывается положение о том, что наибольшее значение эта норма, и одновременно полномочие адвоката, имеет при осуществлении адвокатом защиты по уголовному делу, поскольку общение адвоката с лицами, представителем которых он является в гражданском процессе, по общему правилу, не имеет серьезных препятствий.

Диссертантом делается акцент на том, что полномочие адвоката беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях обеспечивающих конфиденциальность, в полной мере должно распространяться на случаи, когда лицо находится под административным арестом, поскольку арестованные пользуются правами и свободами, установленными для граждан Российской Федерации, а также не может быть препятствий у адвоката при встрече с пациентами, находящимися в психиатрических стационарах (ч. 2 ст. 37 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»10

). Диссертантом отмечается, что проблема реализации данного полномочия была подробно освящена в резолюции № 2 Третьего Всероссийского съезда адвокатов «О нарушениях прав адвокатов и авторитете адвокатуры».

Автором обосновывается необходимость использования адвокатами данного полномочия в отношении лиц, вызываемых в качестве свидетелей по уголовному делу, при наличии возможности предъявления им обвинения в рамках расследуемого уголовного дела, а также в отношении лиц, у которых проводились (или проводятся) обыск, выемка, иные следственные действия.

В случае нарушения адвокатского права на свидание с подзащитным сотрудниками следственных изоляторов (СИЗО) и изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых (ИВС) диссертантом разработан определенный алгоритм поведения адвоката:

1) незамедлительное сообщение в органы адвокатского сообщества о сложившейся ситуации;

2) обжалование незаконного недопуска к подзащитному прокурору и/или в суд в порядке ст. 124, 125 УПК РФ;

3) жалоба на действия должностных лиц начальнику СИЗО или ИВС;

4) обращение в адрес Уполномоченного по правам человека в России.

Согласно данным проведенного диссертантом анкетирования адвокатов, 70% опрошенных адвокатов предпочитают в случае грубого препятствования к осуществлению данного полномочия подавать жалобы начальнику СИЗО или ИВС.

Диссертант разделяет позицию В.С. Раднаева, который утверждает, что «субъекты расследования вправе назначать и проводить оперативно-розыскные мероприятия в отношении адвоката и его подзащитного, в том числе и во время их конфиденциальных свиданий, но только при наличии предусмотренных законодательством оснований и при строгом соблюдении условий, а также с соблюдением ряда процессуальных ограничений, касающихся использования полученной информации»11.

На основании анализа практики реализации данного адвокатского полномочия автор приходит к выводу о том, что его осуществление осложнено из-за нарушений закона со стороны сотрудников правоохранительных органов и исправительных учреждений. Поэтому возникает острая необходимость в дальнейшей нормативной доработке и определении практических рекомендаций по указанной проблеме.

В Шестом параграфе второй главы «Право адвоката фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь», автор выделяет основные возможности адвоката, обеспеченные его полномочием по фиксированию информации. Рассматриваемое полномочие является крайне важным и актуальным для адвокатов, представляющих интересы доверителя в любом судопроизводстве, поскольку указанное право избавляет адвокатов от необходимости доказывать следственным органам, что переписывание материалов дела от руки – это не единственный возможный по закону способ фиксации информации.

Опираясь на словарь С.И. Ожегова при объяснении значения слова «фиксировать», диссертант приводит расширительное толкование данного полномочия, которое может включать в себя фиксирование материалов дела с помощью фото-, видеотехники, копировальных аппаратов и переписывания вручную. Анкетирование адвокатов выявило, что лишь 21% из них беспрепятственно фиксирует в следственных органах и судах материалы дела.

Диссертантом обосновывается положение о том, что ознакомление адвоката с материалами дела является важнейшим этапом его работы, как в гражданском, так и в уголовном процессе. Исторический анализ российского законодательства, начиная с действия Судебных уставов 1864 г., показывает, что законодатель неоднократно менял свою позицию по рассматриваемому вопросу. В соответствии со ст. 572 Устава уголовного судопроизводства каждое дело за неделю до его слушания должно было доставляться туда, где предполагалось открыть судебное заседание. Подсудимый и его защитник имели право «во всякое время рассматривать в канцелярии суда подлинное дело и выписывать из него все нужные им сведения в присутствии и под наблюдением секретаря или его помощника» (ст. 570 Устава уголовного судопроизводства). Декрет о революционных трибуналах от 4 мая 1918 г. в ст. 9 определял, что «оконченное следственное производство по каждому делу предъявляется обвиняемому или его защитнику, коим предоставляется право делать свои замечания по поводу произведенного следствия»12. В Положении ВЦИК о революционных трибуналах от 4 апреля 1919 г. закреплялось норму о том, что в случае допуска защитника, ему должен предоставляться срок для ознакомления с делом (ст. 17)13. Такое же право было закреплено и в Положении ВЦИК о революционных военных трибуналах от 20 ноября 1919 г., однако в нем использован термин «необходимый срок» (ст. 15)14. В соответствии со ст. 256 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1922 г. подсудимый и его защитник имели право знакомиться с делом и выписывать из него нужные сведения. УПК РСФСР 1960 г. (в редакции Указа ПВС РСФСР от 31 августа 1966 г.) также предусматривал право защитника знакомиться со всеми материалами дела и выписывать из него необходимые сведения (ст. 202). В настоящее время в соответствии со ст. 217 УПК РФ, корреспондирующей соответствующее адвокатское полномочие, адвокат вправе:

1) знакомиться со всеми материалами уголовного дела, в том числе с вещественными доказательствами, а также с фотографиями, материалами аудио-, видеозаписи, киносъемки и иными приложениями к протоколам следственных действий;

2) повторно обращаться, в том числе с помощью технических средств, к любому из томов уголовного дела;

3) знакомиться с материалами уголовного дела совместно с обвиняемым или раздельно (при наличии только ходатайства обвиняемого и его защитника). Пленум Верховного Суда РФ установил, что раздельное с адвокатом ознакомление обвиняемых с материалами дела при отсутствии согласия на это является существенным нарушением закона15.

При исследовании данного полномочия диссертантом особый акцент делается на том, что при его осуществлении на адвокате всегда лежит ответственность соблюдения охраняемой законом государственной и иной тайны. Автор выражает полное согласие с позицией законодателя о том, что установлены необоснованные и незаконные ограничения по поводу возможности свободного использования адвокатом после ознакомления с материалами уголовного дела полученных сведений и информации.

В качестве отдельной проблемы диссертантом выделяется необходимость во многих судах г. Москвы получать согласие председателя суда на фиксирование материалов дела, что является существенным нарушением прав адвокатов. В этой связи автор приходит к выводу о том, что сложности, с которыми приходится сталкиваться адвокатам при реализации данного полномочия, должны быть разрешены не только внутри адвокатского сообщества, но и стать проблемой на государственном уровне, поскольку существует острая потребность дополнительного финансирования судов и других правоохранительных органов для более полного оснащения их копировальной и другой необходимой техникой.

Седьмой параграф второй главы «Право адвоката совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации» представляет собой комплексное исследование вопросов свободного осуществления адвокатом профессиональной деятельности. Указанное полномочие обосновывается диссертантом в качестве важнейшей гарантии свободы адвокатской деятельности. По мнению автора, такая законодательная формулировка предоставляет возможность адвокату-защитнику и адвокату-представителю осуществлять самостоятельно все законные полномочия. О самостоятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве позволяют говорить следующие базовые положения:

1. Полномочиями на осуществление защиты наделяет адвоката уголовно-процессуальный закон, причем этот же нормативный акт предоставляет ему право использовать все, не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты (ст. 53 УПК РФ).

2. Адвокат является независимым советником по правовым вопросам (ч. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре).

3. Адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами (п.п. 1 п. 7 Закона об адвокатуре).

Кроме того, адвокат как участник уголовного судопроизводства обладает определенным в законе процессуальным положением (статусом). Последнее в теории уголовно-процессуального права и адвокатуры трактуется достаточно многозначно. Здесь диссертант полностью разделяет точку зрения Ю.Ф. Лубшева, который указывал, что защитник представляет интересы обвиняемого и в то же время является самостоятельным участником уголовного процесса; защитник – самостоятельный субъект уголовного процесса, не зависит от незаконных и необоснованных притязаний подозреваемого и обвиняемого; процессуальное положение адвоката – это совокупность только закрепленных в законе его процессуальных прав и обязанностей16. Вывод о том, что закрепление права адвоката совершать иные действия, не противоречащие законодательству, является очень важным для него, представляется диссертанту абсолютно правильным, поскольку адвокат – это творческий работник. В этом выражается его социальная сущность и правовое отличие от других юристов. Автор обосновывает положение о том, что успех работы адвоката определяется наличием, объемом и мобильностью его творческих способностей. Данное полномочие адвоката характеризует все содержание Закона об адвокатуре как весьма прогрессивного и перспективного для практической реализации нормативного правого акта.

4. В связи с тем, что закрепленное законом полномочие представляет собой открытый перечень дозволенных адвокату возможностей, диссертант обосновывает необходимость введения нового вида адвокатского полномочия – право обращения адвоката к частному детективу для получения дополнительной информации, необходимой адвокату при осуществлении профессиональной деятельности.

Данный субъект по заказу адвоката на возмездной договорной основе в рамках использования адвокатом общепрофессиональных полномочий, руководствуясь Законом РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», может собирать сведения и необходимую информацию по актуальным для адвоката направлениям. Важным в свете выделения этого самостоятельного вида полномочия диссертанту представляется Определение Конституционного Суда РФ от 14 января 2003 г. № 32-О, которое закрепляет положение о том, что «….закон, исходя из особого характера частной детективной деятельности, наделяет осуществляющих ее лиц правовым статусом, отличным от статуса работников правоохранительных органов и включающим соответствующие права и обязанности, ограничение некоторых прав, а также гарантий социальной защиты»17

. Автором отдельно подчеркивается, что полномочие адвоката по сбору и представлению предметов, документов и сведений может быть реализовано им в равной степени как лично, так и посредством обращения к детективу.

Диссертант, соглашаясь с позицией С.Ю. Макарова, делает вывод о том, что обращение адвоката к детективу можно рассматривать именно как случай применения иного общепрофессионального полномочия, специально не предусмотренного действующим законодательством.

Заключение диссертации базируется на основных задачах исследования и содержит ряд важных выводов и рекомендаций по использованию адвокатами общепрофессиональных полномочий.

Приложение представлено двумя сводными таблицами проведенного диссертантом анкетирования адвокатов и судей Москвы и Московской области, разработанными диссертантом проектами протокола опроса адвокатом лица, предположительно владеющего информацией, договора возмездного оказания услуг между адвокатом и детективом, списком изученных автором судебных дел с участием адвокатов, сводной таблица сведений Федеральной Палаты адвокатов о нарушениях профессиональных прав адвокатов.

.

Основные научные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора общим объемом 2,5 печ. л.

Статьи

1. Филиппова А.Т. Роль процессуальных документов в работе адвоката // Адвокатская палата. 2005. № 1. – 0,5 печ. л.

2. Филиппова А.Т. Работа адвоката с процессуальными документами // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2005. № 4. – 0,4 печ. л.

3. Филиппова А.Т. Правовая позиция адвоката как средство реализации полномочий // «Черные дыры» в Российском законодательстве, 2005. № 4. – 0,3 печ. л.

4. Филиппова А.Т. Правовая позиция адвоката как средство реализации полномочий // Актуальные проблемы Российского права. 2007. № 1. – 0,3 печ. л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»